понедельник, 23 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Виталий Воронов: Токаев не станет Ататюрком. Даже Назарбаеву это не удалось.

30 августа исполняется 24 года Конституции Республики Казахстан, принятой на всенародном референдуме в 1995 году. 

Сегодня Основной Закон страны подвергается критике с нескольких сторон – его критикуют как новая оппозиция в лице созданных накануне президентских выборов общественных объединений, так и те, кто когда-то участвовал в ее разработке. На вопросы Exclusive отвечает депутат Верховного Совета XII созыва, глава Алматинской юридической корпорации Виталий Воронов

- Виталий, что происходит с нашим Основным Законом? Почему сегодня его активно используют в угоду политической конъюнктуре?

- Чтобы понять это надо начать с того, как готовилось принятие Конституции 93 и 95 годов. Конституцию 1993 года Верховный совет, депутатом которого я был, принял в первом чтении 2 июня 1992 года и сразу же вынес на всенародное обсуждение, опубликовав везде где только можно. Была создана конституционная комиссия, в состав которой вошли ведущие правоведы страны.  К тому же было длительное всенародное обсуждение, затем обсуждение в парламенте (в котором тогда заседали 360 депутатов) и только потом Конституция была принята парламентом. 

Теперь посмотрим как готовилась конституция образца 1995 года. Никакой конституционной комиссии не было вообще. 2 мая 1995 года президент издал указ об экспертно-консультативном совете, в который вошли 9 человек, в том числе – бывшие и действующий министры юстиции, а также трое иностранных специалистов – Сергей Алексеев, Жак Аттали и Роллан Дюма. По существу автором этой конституции был министр юстиции Нагашбай Шайкенов.

Но  уже 10 июня комиссии было предписано завершить работу. Потом был издан указ о всенародном референдуме, без формулировки вопроса, который предполагалось задать его участникам. Вдогонку к этому указу скоро появился второй с уже сформулированным вопросом референдума. И в сентябре 1995 года новая Конституция вступила в действие после ее официального опубликования. А в 2005 году, к ее десятилетию, появился указ «О мерах по дальнейшему использованию потенциала Конституции». Этим указом предписывалось разъяснять положения Основного закона в школах и ВУЗах и так далее. Иначе говоря, через 10 лет, после принятия конституции было признано, что ее потенциал еще велик. 

- А сколько раз за это время в текст Конституции были внесены изменения? 

- Только однажды, в 1998 году 5-летний срок избрания президента изменили на 7-летний, для депутатов Мажилиса определили 5 лет, а Сената – 6. То есть тогда наша Конституция была еще относительно девственной. Но, ровно через 2 года, в 2007-м этот указ был признан утратившим силу. Тем самым давалось понять: использование потенциала Конституции более не актуально.  А в мае того же 2007 года Основной закон подвергся новым, множественным изменениям, затронувшим почти все его статьи. 

Еще один «набег» на Конституцию был предпринят в феврале 2011 года, тогда в ней появилась статья о внеочередных президентских выборах. Наконец последние серьезные изменения были сделаны 10 марта 2017 года после известных земельных митингов. 

Но, помимо этого поменялось очень много вещей, которые не обсуждались ни на каких комиссиях в отличие от земельного вопроса. К примеру, кардинально была изменена статья о гражданстве. А в первоначальном тексте было написано: «гражданин не может быть лишен гражданства ни при каких обстоятельствах». Теперь же добавили: «лишение гражданства допускается по решению суда, за совершение террористических преступлений и причинение иного тяжкого вреда государству», но иной «тяжкий вред» - это расплывчатое понятие, т.е. фактически было узаконено лишение гражданства, которое каждый казахстанец приобретает по рождению. Тогда же конституционный закон установил право Центризбиркома совместно с минздравом самостоятельно определять перечень заболеваний, которые не дают право баллотироваться в президенты. И, наконец, пресловутая норма о том, что кандидат в президенты должен иметь не менее 5 лет стажа на госслужбе. 

18 февраля 2017 года на заседании экспертной комиссии по поправкам в конституцию Александр Перегрин и я пытались озвучить наши давние предложения – к примеру о том же местном самоуправлении. Мы тогда четко показали чего не хватает Основному закону и где в нем кроются противоречия. Тогдашний генеральный прокурор  Жакип Асанов весьма одобрительно отнесся к нашим предложениям, попросил предоставить их на изучение. Но в итоге ни одно из них не вошло в Конституцию. 

- Почему?

- Потому что задача была совершенно иной – перераспределить полномочия президента в пользу парламента и правительства. Но если сегодня мы посмотрим соответствующий закон, то увидим: никаких значимых полномочий перераспределено не было. Зато появился новый конституционный орган – Совет безопасности. Хотя, пункт 20 статьи 44 Конституции гласит: «президент… образует совет безопасности и иные консультативно-совещательные органы». А консультативно-совещательный орган, как известно, конституционным не является. В законе «О совете безопасности РК» этот орган наделен серьезнейшими полномочиями. Например, в нем записано: «Аппарат Совета безопасности вправе давать обязательные к исполнению поручения государственным органам и организациям». То есть фактически секретарь Совбеза Калмуханбет Касымов и его подчиненные могут руководить членами правительства, премьер-министром и чуть ли не вторым президентом. 

- Ну, вполне понятно почему это было сделано – это подготовка к транзиту. А совсем недавно на заседании политсовета партии «Нур Отан» ее лидер Нурсултан Назарбаев по сути анонсировал переход к парламентской республике для одной партии…

- Ну, начнем с того, что конституционное положение о президентской форме правления в Казахстане никто не отменял, то есть то, что сказано на политсовете правящей партии как минимум не вяжется с Конституцией  и основополагающими конституционными принципами разделения властей, сдержек и противовесов и т.д.

Все это мы уже проходили в 1990 году,  когда депутаты Верховного Совета проголосовали за исключение статьи 6 (о руководящей  и направляющей роли КПСС) из Конституции тогда еще Казахской ССР. Теперь нуротановцы двигаются в обратном направлении (смеется). А если серьезно, то Казахстан уже был парламентской республикой  с 1990 по 1995 годы. Вернее, за это время за счет плавного перетекания полномочий она стала сначала парламентско-президентской, потом президентско-парламентской… Конституция 1995 года окончательно превратила ее в президентскую. А ведь все могло быть иначе…

- О чем это вы?

- Когда в 1990 году парламент избрал Назарбаева президентом Казахской ССР, вставал вопрос о том, чтобы изменить название страны на Казахскую Республику. Но тогда это предложение не прошло – даже Мухтар Шаханов и Шерхан Муртаза были против...

- Почему?

- Потому, что носили в карманах партбилеты КПСС. А если бы это прошло,  то кто знает - может быть, мы и сейчас жили бы в парламентско-президентской республике.

- Давайте вернемся в день сегодняшний. В чем главная проблема нашей Конституции?

-  Суть в том, что Конституция не соответствует правоприменительной практике, реальной жизни.  Вот, к примеру, если бы с реальной жизнью совпадала статья 77 о принципах осуществления правосудия. 

«Судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и Закону». Исполняется? Нет. Примеры на каждом шагу. «Каждый имеет право быть выслушанным в суде». Да у нас даже на апелляцию не возят! 

Предварительно рассмотрение дел в Верховном суде осуществляется единолично судьей. Он не вызывает подсудимого, может отказать в пересмотре – все, эта инстанции для вас закрыта. По гражданским делам действует имущественный ценз, по уголовным – другие цензы. То есть одна из важнейших статей Конституции фактически не работает. И не только она. 

Вот почему когда новые оппозиционные объединения говорят «давайте соберемся и предложим новую Конституцию» они обречены на неудачу. Конституция – это бумага. Как и любой закон. Улучшить жизнь одним законом, пусть даже Основным невозможно. Зато ухудшить можно в одночасье. Все зависит от парламента…

- Но если мы сейчас изберем новый парламент по тем же лекалам, что и нынешний, мы получим то что имели – независимый парламент, от которого ничего не зависит. Что же делать?

- Очевидно, что Конституцию надо менять, но как это делать? В той же Конституции прописана норма о всенародном референдуме. Но референдум строится на тех же принципах, что и выборы – честности, открытости и прозрачности голосования. Есть у нас такие выборы? После 1990 года не было ни разу. Значит, и референдум с его итогами может быть поставлен под сомнение. Значит, нужно использовать потенциал партий. А какие у нас есть партии, кроме «Нур Отана»? Все остальные начинают активизироваться только ближе к выборам. Я вам больше скажу, если бы я хотел заниматься активной политикой, я бы наверное вступил в «Нур Отан», потому что только находясь в этой партии можно сделать что-то реальное. В том числе и заставить власть соблюдать Конституцию. 

Такой институт, как «Нур Отан» надо использовать, а у  нас все лучшие люди остались за пределами этой партии – то ли их выдавили оттуда, то ли они сами ушли по принципиальным соображениям. И если сегодня после того, как Нурсултан Назарбаев предложил перезагрузку своей партии, туда действительно придут новые люди, это будет неплохо. Но, кроме того, партия должна очиститься от отрицательного имиджа в глазах народа. И ее лидер по сути сказал об этом на политсовете «Нур Отана».

Вот сейчас ходят разговоры о том, что парламент будет реформирован и станет однопалатным…

- Но если он будет по-прежнему формироваться по пропорциональной системе, то туда придут люди, связанные прежде всего партийной дисциплиной и только потом интересами тех, кто избрал. 

- Вот именно! Потому, что по действующей Конституции парламент является законодательным, но не представительным органом, то есть депутат  представляет интересы только выдвинувшей его партии. Сегодня депутат мажилиса от «Нур Отана» не может даже выступить с трибуны, не показав предварительно текст руководителю фракции или председателю палаты. А в сенате нет партийных фракций, поэтому там больше возможностей проявить себя для ярких личностей. 

- Вот бы еще они там были!

- Нужно менять избирательное законодательство, чтобы 50 процентов депутатов избирались по мажоритарному принципу, иначе они не появятся. (именно так, кстати, был сформирован последний Верховный Совет 13 созыва). К сожалению, пока мы движемся в обратную сторону…

Сейчас это уже не актуально – у нас появился президент номер два. 

- Можно ли взваливать на Касым-Жомарта Токаева весь груз конституционных полномочий его предшественника?

- Чтобы завтра он, как сказал Арман Шураев, получил «шанс стать казахским Ататюрком»? Даже Назарбаеву это не удалось…

- Значит, все-таки нужна новая Конституция? Или все-таки прав Серикболсын Абдильдин, предложивший вернуть Основной Закон 1993 года?

- Перед вами один из двух депутатов абдильдинского парламента, голосовавший против принятия той Конституции. И знаете почему? Институт глав региональных администраций, который мы предложили как временную меру, конституционно закрепили, а местным самоуправлением там даже не пахло, как не пахнет до сих пор. В итоге вот уже более четверти века в стране нет ни одного избранного чиновника. Кроме президента. 

Такая власть не заинтересована ни в каких переменах. Она никогда не будет уважать Конституцию какой бы совершенной она ни была.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33