вторник, 25 февраля 2020
,
USD/KZT: 376.43 EUR/KZT: 407.11 RUR/KZT: 5.76
Чудеса случаются-2 ООН будет бороться с поставками оружия террористам в странах Центральной Азии Казахстанцев призвали отменить поездки в страны, где есть коронавирус Коронавирус ударил по Италии Инга Иманбай покинула пост главреда «Жас Алаша» Рустам Журсунов сменил Палымбетова Казахстанцы из лайнера Diamond Princess по прибытию на родину госпитализированы Британский паспорт поменяет цвет Во время митингов было задержано свыше 300 человек Дархан Калетаев стал послом в Украине Митинги: что происходит сейчас? Митинг в Алматы: идут задержания, в центре идет зачистка улиц, отключен интернет Жанболат Мамай арестован Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах? Казахстан расширяет международные авиасообщения Казахстанцев на борту Diamond Princess больше нет В честь Греты назвали улитку Ради завода Tesla вырубят часть леса За убийство егеря дали максимальное наказание Как короновирус бьет по авиации и туризму Арыстан Кабикенов занял кресло Сакена Шаяхметова Сын банкира стал замакима Павлодарской области Что не так в информации о побеге солдата-срочника? Убийство в немецком Ханау – преступление на почве расизма

Как казахи изматывают китайских инвесторов

Активизация антикитайских настроений в Казахстане – это только одна сторона медали. Не меньше проблем для антикитайской экспансии чинит наша великая бюрократия. Перед ней бессильна даже знаменитая китайская «гибкость».

Заявленные вначале 51 проект, за 2016-2018 годы выросли до 55. Трудно сказать, хорошая это новость или плохая, но почти все проекты буксуют. Причины самые разные: где-то китайцы требуют госгарантии, а где-то нужны изменения в законодательство. Впрочем, аналогичные проблемы имеют не только китайские инвесторы, но и все остальные. Для пекинских инвесторов ситуация усугубляется тем, что их просто у нас «не любят».

Куда готовы вкладываться китайские инвесторы? Надо признать, что все заявленные проекты выглядят вполне привлекательно и действительно необходимы нашей экономике.

Львиная доля проектов – в энергетике, и, что важно – в области альтернативных источников энергии. Это, например, строительство ГЭС с мощностью в пределах 18-20 МВт, в Восточном Казахстане, ввод в эксплуатацию которой планируется в 1922 году. Проект одобрен к заемному финансированию через Банк Развития Казахстана на сумму $35 млн (70% стоимости проекта). Однако, для его реализации необходимо ускорение согласования дополнений и изменений в закон в отношении методологии расчета тарифов.

Из-за аналогичной проблемы тормозится реализация строительства ветровой электрической станции в Шелекском коридоре. Со стороны Казахстана партнер - АО «Самрук-Энерго», со стороны КНР - Китайская Международная Корпорация Водного Хозяйства и Энергетики (ЕРС).  Общая стоимость проекта: $ 149,4 млн.

Еще один совместный проект с АО «Самрук-Энерго» и ЕПС -  строительство контррегулирующей Кербулакской ГЭС на р. Или стоимостью $ 151,6 млн. Кроме проблемы с тарифами строительство ГЭС также связано с неопределенностью по приватизации АО «АЛЭС», в состав которого входит Капчагайская ГЭС.

Тот же неопределенный статус у тех же партнеров по строительству Тургусунской ГЭС-3 общей стоимостью $ 250 млн., а также развития энергопотенциала Шелекского региона и переброска стока р. Кенсу в Бестюбинское водохранилище I этап - строительство малых ГЭС (ГЭС-1,2,19,29) и переброска стока р.Кенсу.

Таким образом, нерешенность всего одной проблемы –несогласованности изменений в закон в отношении методологии расчета тарифов, тормозит проекты общей суммой свыше 700 млрд. долларов.

Кроме решения выработки чистой энергии китайцы очень озабочены развитием нашей промышленности. И надо признать, все проекты можно вполне себе отнести не только к очень важным для Казахстана, но и технологичным. Например, модернизация и увеличение производственных мощностей ТОО «Фабрика ПОШ-Тараз» включает в себя завершение проекта по камвольному прядению; приобретение ткацкого оборудования; приобретение отделочного оборудования; выпуск готовых шерстяных тканей, одеял и пледов на фабрике. Но пока все застряло на уровне переговоров.

Бесславно утонул в нереализованных меморандумах и проект по  производству лифтов и лифтового оборудования, где китайская компания была готова инвестировать 60%. Но "Казахстанская лифтостроительная компания Казлифт” оказалась погружена в судебные и инвестиционные разбирательства и по крайней мере в ближайшее время Казахстан будет продолжать импортировать лифты.

Не получилось пока у китайской China Gezhouba Group International Engineering Co. получить госгарантии при строительстве очередной ветки алматинского метрополитена. Возможно, с этим связана и задержка с расширением алматинского метро.

Под большим вопросом оказалось и строительство нового современного ферросплавного производства на территории СЭЗ «Сарыарка» стоимостью $ 260 млн. Там выявлены структурные проблемы по обеспечению механизма финансирования.

Решить проблему дизтоплива должен был решить завод в Карагандинской области, но к моменту его запуска китайцы поняли, что с учетом сложившейся цены у проекта будет низкая маржинальность. Теперь обе стороны пришли к соглашению о пересмотре конечного продукта.

Производство метанола и аммиака как базовых продуктов, а также их дальнейшая переработка в продукты с более высокой добавленной стоимостью должна начаться в 2020 году. Партнеры:  ТОО «Объединенная химическая компания» с нашей стороны и Hualu engineering, Tiachen Chemical Company (subsidiaries of China National Chemical Engineering Corp.) – с китайской. Но что-то подсказывает, что и этот проект столкнется с объективными трудностями.

Пытаются китайцы, как, впрочем, и многие другие инвесторы наконец-таки реализовать давнюю мечту о строительстве четвертого НПЗ. Но, судя по сообщениям в масс-медиа, отраслевое министерство меняет свою позицию не менее четырех раз в год.

И так- практически по всем промышленным проектам.

Сложная ситуация сложилась и с проектами в сельском хозяйстве. Их не так много, но и они, несмотря на относительный успех сталкиваются и с привлечением рабочей силы, и обеспечением инфраструктурой. Правда, с привлечением рабочей силы вроде бы принято соломоново решение – китайцы охотно берут на работу оралманов из Китая, которые не только хорошо знают китайский язык, но и особенности бизнеса.

Таким образом, из всех заявленных проектов реализовано только  10, часть заморожена, а часть до сих пор на стадии проработки. Поэтому можно сказать, что страхи перед китайской экспансией благодаря нашей бюрократии пока беспочвенны. И это несмотря на жалобы о том, что китайцы очень легко идут на так называемы «неформальные дополнительные расходы».

Тем не менее, по данным Kazakh Invest, в период с начала 2005 года по 1 февраля 2017 года приток прямых инвестиций из Китая в экономику Казахстана составил $13,9 млрд. При этом общий объем инвестиций Китая в экономику РК превысил $42,8 млрд, объем кредитования – более $50 млрд. Общий инвестиционный портфель 55 проектов составляет  27,7 миллиардов долларов США.

Правительству, пожалуй, не стоит «скромничать» и дать максимум информации по каждому из объектов, чтобы напуганное китайской экспансией общество благодарно склонило свою голову перед мощью нашей бюрократической машины.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33