понедельник, 10 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером Дональд Трамп заявил, что вакцина от коронавируса появится до выборов На соратника Дулата Агадила завели дело Дочь экс-президента распродает свои особняки в Лос-Анжелесе Свыше 2 млн казахстанцев получат бесплатную вакцину от ковида Станет ли новая дорога причиной для исчезновения сайгаков?

Елбасы вышел из коммуникационного карантина 

Нурсултан Назарбаев обратился к народу с обращением «Когда мы едины мы непобедимы». Правда, обращение было не прямое, а опосредованное, через статью. Что тоже наводит на размышления. Ее текст еще раз безнадежно показал, что Елбасы уже давно и прочно живет в коммуникационном карантине.

Сегодня Слухи о незавидном состоянии здоровья Назарбаева возникают в аккурат, когда он долго время не появляется на публике. Впрочем, народу не угодишь: стоит ему что-то сказать, как все начинают скабрезничать, молчит – начинаются гипотезы одна страшней другой.

Однако одна из главных претензий к Назарбаеву – почему он, казахстанский вариант Аятоллы, даже после этой публикации, не дал трезвой оценки ситуации в условиях рекордного падения цен на нефть, усугубленного беспрецедентным чрезвычайным положением в связи с пандемией? Стало еще более ясно, что обитатели самой влиятельной в стране библиотеки впали в интеллектуальную и эмоциональную кому. Единственное разумное объяснение в том, что Елбасы не хочет ассоциироваться с драматическим моментом в истории страны, когда обнажились все провалы в экономической политике. Поэтому ему осталось только переложить ответственность на преемника, премьера и акимов. Что ж, версия рабочая…  Но…

Во-первых, до сих пор Назарбаев никогда не боялся непопулярных мер, особенно с точки зрения расширения и продления своих полномочий. Он всегда делает это игнорируя риски, без дискуссий и размусоливаний. Правда, как правило, он делает это чужими устами – всегда найдется местная Валя Терешкова, которая, не дрогнув, скажет «горькую» правду в глаза. А вот хорошие новости предпочитает озвучивать сам. Видимо, сейчас  время не для хороших новостей.

Во-вторых, именно сейчас внятная позиция Елбасы позволила бы укрепить его пошатнувшийся рейтинг. Особенно на фоне неустойчивого рейтинга преемника. Поэтому, если отбросить версию о состоянии здоровья, за самоизоляцией Назарбаева стоит скорее не попытка сберечь популярность, а иное восприятие ситуации. Он считает себя историческим деятелем, заслуги которого уже выше стандартных оценок.

Правда в том, что Елбасы в последние пару десятилетий уже давно не волнует собственный рейтинг.  Он и раньше не сильно был мнителен по поводу такого пустяка, а уж теперь и подавно.  Но произошла весьма любопытная вещь – рейтинг в глазах общества не волновал до сих пор и большую часть государственных вельмож. Гораздо важнее было «нравится» Назарбаеву. Это, и только это, было главным условием карьерного роста любого чиновника. Благосклонность Лидера нации или его опала, а не эффективность чиновника определяла его политический вес.

Что же происходит сейчас? Лидер нации ушел в коммуникационный карантин. Понять, одобряет или  осуждает он происходящее, стало почти невозможно за исключением только особо приближенной свиты. Не царское это дело! Огромная часть служивой элиты теперь просто не знает, к кому апеллировать за оценкой своих действий.  Токаев не в счет. Во-первых, ему сейчас не до пряников и кнута (а жаль), а во-вторых, его благосклонность девальвирована статусом второго президента. Она еще не приобрела той ценности, которую имел его предшественник.

И это хорошая новость – растерянный истеблишмент (по крайней мере его какая-то часть) вдруг озаботился такой уже почти забытой вещью, как репутация. Распоясавшееся общественное мнение клеймит одних и одобряет других. Поднимает голову казалось бы прочно загнобленный малый и средний бизнес, давая альтернативные предложения для своей поддержки. А Токаев, в свою очередь, стремительно превращается в политика, который, пусть и избран по сомнительным технологиям, но реагирует на сигналы общественного мнения.

Схема «Царь – хороший, бояре – плохие» уже не работает, даже несмотря на то, что Токаев получил в наследство команду «плохих бояр». Сейчас перед ним нелегкая дилемма: либо постепенно менять управленцев (пока не очень получается), либо развернуть бюрократическую машину в сторону повышения эффективности (тоже мало реализуемо). Однако в обоих случаях он применяет весьма удачно найденную концепцию «слышащего государства», по сути  делегировав ответственность госмашине, которая за эти годы разучилась действовать самостоятельно.

В сложившихся условиях – делегирование полномочий самый оптимальный вариант, даже с учетом его издержек. В любом случае, такой принцип пусть и медленно, но разрушает сложившуюся схему принятия решений, когда чиновник ориентируется не на реакцию общества, а своего начальника. И пусть пока  действия властей выглядят то недостаточными, то чрезмерными, то запоздалыми, то преждевременными, но они вызывают реакцию общества, у которого появилось много свободного времени на социальную активность.

Однако дефицит отлаженного диалога все еще очень высок. Эпизодических появлений президента недостаточно для того, чтобы преодолеть дезориентированность и чиновников, и общества. Тем более, что все инициативы разбиваются вдребезги об мощную стену реальности. Чем дальше кризис, тем более становится очевидно, что конструкция ручного управления не работает. Кто-то должен круглые сутки объяснять, что происходит на самом деле. Именно эту брешь заполняет волна фэйковых новостей, вызывающих панику и раздражение. В любом кризисе самое худшее, что может произойти – это отсутствие прямых коммуникаций между властью и обществом. Это как раз то, что мы сейчас наблюдаем. Странное решение дать такую роль министру Абаеву вызывает только еще больший шквал не понимания, переходящего уже в неприятие. И вертикаль, и горизонталь власти скатывается в хаос несогласованных решений, где правая рука не знает, что делает левая, от чего страдают абсолютно все.

Из-за несогласованности, по крайней мере внешней, страна оказалась в заложниках у акимов, которые из-за отсутствия внятной генеральной линии стали действовать кто во что горазд. И дело тут даже не в том, что некому взять на себя роль координатора решений, который мог бы определять баланс между приоритетами, будь то экономика или карантин. В нынешней системе управления просто нет такой функции.

Президент ждет от госаппарата эффективности, но привыкшие исполнять чужие решения, разучились генерировать собственные и целесообразные. Все это можно было бы списать на объяснимые трудности кризисного периода, но есть очень большая вероятность того, что выделенные огромные ресурсы либо не дойдут до адресатов, либо бесславно уйдут в песок, повторив судьбу триллионов тенге, впустую потраченных за все предыдущие годы. А к тому времени бюджет будет исчерпан, как и Нацфонд, да и не внешних рынках опять разжиться будет сложно.

И все это следствие такой «безобидной» истории, как ориентация на принцип сугубой и безоговорочной лояльности Арбитру, а не уровня компетентности. Все это обнажило проблему лидерства – и не только управленческого, но и политического. Но самое главное – обнажило проблему самоизоляции власти от тех, кто ее нанял.

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33