среда, 02 декабря 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Сапарбаев опроверг информацию, что потратил 20 млн на самолет Нуржан Альтаев: как живет народ, это чиновников мало волнует, а я не имею права молчать Беларусь начнет работу по предотвращению «утечки мозгов» из страны Сапарбаев: ни один дунганин не переехал в Россию или другую страну Деятки миллионов долларов Казахстан тратит на международные суды 10 ноября объявлен Днем победы в Азербайджане Эдуард Огай вышел из состава акционеров «Казахалтын» Тихановская запустила платформу для регистрации преступлений в Беларуси Представители Утемуратова прокомментировали новость о заморозке его активов Узбекистан станет наблюдателем Евразийского экономического союза Завод в Жамбылском регионе будет выпускать 30 - 60 млн. доз вакцин Россия представит в ООН вакцину от коронавируса «Спутник V» В Казахстане стало больше молодых предпринимателей ЕС может завершить оценку вакцины от BioNTech и Pfizer к 29 декабря Ездить можно будет без прав Штаб Трампа собрал 170 млн долларов США за счет пожертвований в «Фонд по защите выборов» Алия Назарбаева уверена, что народ оценит труд ее отца В Ереване прошла акция протеста за отставку Пашиняна Альтаев больше не депутат В центре Алматы вывесили 10-метровый баннер «#CancelElbasy» Усть-Каменогорск потратит около 40 млн тенге на новогоднее оформление города Активы миллиардера Булата Утемуратова заморожены Казахстанские НПО подверглись налоговым репрессиям Эстония планирует восстановить пограничный мост с Россией В Казахстане запущена "Первая гибридная инклюзивная школа"

Мамай: «Проведем выборы на площадях»

Как уже говорилось, предстоящие парламентские выборы власти собираются проводить не только по старому сценарию, но и со старыми игроками. Год назад, когда было инициировано создание Демократической партии Казахстана (ДПК), появилась небольшая надежда на то, что она получит право на легитимное участие в политической борьбе, но этого не случилось. Сегодня мы поговорили с Жанболатом Мамаем о том, как сторонники незарегистрированной Демпартии собираются встретить электоральный сезон.

Без регистрации

– Когда год назад заговорили о появлении ДПК, стало понятно, что процедуру регистрации не удастся провести до внеочередных выборов, но они назначены «в конституционные сроки», а число членов для прохода в Минюсте было сокращено вдвое. Почему тогда возникли проблемы в регистрации?

– Проблема не в том, что Демократическая партия не смогла собрать инициативную группу и необходимое число сторонников, и не в том, что не провели учредительный съезд. На сегодняшний день мы единственная незарегистрированная партия, которая была близка к тому, чтобы пройти все процедуры регистрации даже по существующему законодательству и без учета поправок, принятых весной этого года. Мы были полностью готовы к этому – за полтора месяца собрали более тысячи членов инициативной группы, которая была зарегистрирована в министерстве юстиции еще в декабре прошлого года. На 22 февраля был назначен учредительный съезд партии и потенциально ее членами готовы были стать более 40 тысяч казахстанцев. Но тогда вмешались силовые структуры, которые попросту стали громить участников съезда. Только по западным областям были задержаны более 100 человек, возбуждены уголовные и административные дела. Людей нагло снимали с поездов, подвергали штрафам по выдуманным причинам. Также была демонстративно сожжена машина нашего жанаозенского активиста Муратпая Жумагалиева. Таким образом, вы можете представить масштаб репрессивных действий, своеобразных превентивных мер для недопущения проведения учредительного съезда.

То есть, власти увидели, что их препоны не работают и включили административный ресурс?

– Да, препоны отечественного законодательства по политическим партиям всем известны. Но плюс к ним власти используют неприкрытые репрессии с участием силовых структур, провокации, весь административный ресурс для того, чтобы никто в Казахстане не смог создать легитимную политическую организацию. Но особых иллюзий мы не питали. Я еще в самом начале, на этапе инициирования ДПК, говорил, что у нас в стране существует только два способа появления партий. Первое – это договориться с властью и играть по ее правилам, и второе – вынудить ее сделать регистрацию (через мирные протесты, международное давление). Других вариантов просто не существует. Режим никогда не допустит появления на легальном политическом поле реального оппонента, так как он очень боится конкуренции, зная, что проиграет даже с учетом фальсификаций, не говоря уже о честных выборах. «Нур-Отан» был бы в пух и прах разбит, если бы та же Демократическая партия участвовала в предстоящих парламентских выборах.

Что касается уменьшения численности регистрируемой партии, то это только косметическое изменения фасада – все остальные барьеры для создания политической партии были сохранены. Еще недавно было достаточно десяти человек в инициативной группе, а сейчас нужно тысячу. Более того, все они должны участвовать в учредительном съезде. Поэтому все законы и поправки принимаются с единственной целью – не допустить появления легитимной политической организации в Казахстане.

Кстати, как вы думаете, почему не были проведены внеочередные выборы?

– Возможно, власть просто не была готова к этому. В прошлом, 2019-ом, году она была очень сильно напугана протестами. Они не ожидали, что после ухода Назарбаева и президентских выборов последуют мощные акции протеста по всей стране. Никто наверху не предполагал, что общество настолько устало от авторитарного диктаторского режима Назарбаева. Они считали, что выборы Токаева станут, как обычно, легкой прогулкой, но были, мягко говоря, шокированы реакцией общества. Поэтому они не решились провести досрочные парламентские выборы. Да, проведение президентских и парламентских выборов в один год запрещено законом, но это их никогда не останавливало. Весной же этого года люди оказались взаперти, а пандемия и неспособность власти противостоять пандемии еще более увеличили недоверие общества. Назначение же дня голосования в лютые морозы на руку режиму – в том числе, чтобы люди не выходили на митинги и протесты, а это подразумевает новые фальсификации.

Митинговые страсти

Давайте про мирные собрания. Недавно вы провели митинг, но он собрал сравнительно мало сторонников. Почему так получилось? Не перегорела ли идея с ДПК или это кризис жанра?

– Это абсолютно нет так! Идея Демпартии нисколько не перегорела, и проблема заключается не в лозунгах или нашей активности. Вы знаете, что после карантина, 6 июня, мы собрали митинг, на который пришло более 1000 человек. Тогда весь госаппарат, все силовые структуры были подняты на уши, и даже были привлечены придворные блогеры. Генпрокуратуры, местные власти, минздрав делали различные заявления, демонстрируя тем самым настоящий испуг. 13 сентября мы собрали митинг, на который пришло около 500 человек. А теперь посмотрите на акцию, объявленную Аблязовым на 25 сентября – на нее в Алматы откликнулись только четыре человека? а в Астане и других регионах вообще никто не вышел. Даже если учитывать, что его сторонников стали задерживать и подвергать превентивным арестам, которые я, безусловно, осуждаю, все равно наберется два-три десятка потенциальных митингующих. Я не хочу сравнивать, но это тоже показатель. В том числе, это некий барометр общества. Наверное, в сентябре людям было не до митингов и акций протеста. Ведь, по сути, только-только были ослаблены карантинные ограничения, люди стали постепенно выходить на работу. Они, скажем так, были заняты выживанием, да и начавшийся в условиях онлайна учебный год тоже внес свои коррективы. Но в ближайшее время мы собираемся провести несколько митингов. Дело в том, что мы объявили бойкот выборам, но не так, чтобы сидеть на диване и ругать власть, а активный бойкот – выходить на улицы, заявив, что нынешняя электоральная кампания без участия оппозиционных партий просто нелегитимна.

К бойкоту мы еще вернемся. В ближайшую субботу на том же месте, перед Академией наук в Алматы, правозащитники Бахытжан Торегожина и Галым Агелеуов тоже проводят санкционированный митинг. Вы и ваша партия поддержите эту инициативу? Что вы, вообще, думаете о роли митингов, санкционированных или стихийных, в становлении гражданского общества?

– Да, мы знаем об этой инициативе и заявили о своей поддержке. Но тут произошел досадный казус. К сожалению, организаторы этого митинга пошли на поводу у акимата, о чем им уже сказали наши сторонники. Дело в то, что их заявление о готовности содействовать в задержании тех, кто будет оскорблять первого или второго президентов абсолютно неприемлемо. Я уверен, что те, кто приходит на митинги, имеют право критиковать и Назарбаева, и Токаева – они не «священные коровы», а чиновники, нанятые народом, обычные менеджеры. Поэтому чиновников можно и нужно критиковать и на митингах, и в социальных сетях, везде. В общем, такие ограничения со стороны организаторов нас коробят, но мы поддерживаем любые протесты. Поэтому я не вижу большой разницы между санкционированным или несанкционированным митингом. Например, на 13 сентября мы просто уведомили городские власти о том, что собираемся выйти на мирное собрание, но нам не было разницы, согласятся они или нет – мы все равно бы вышли. В митингах главное массовость и активность граждан.

Какие уроки должны извлечь оппозиция и общество из того, что происходит в Беларуси и Кыргызстане?

– Самый главный урок Беларуси - это сплоченность общества, а также мощнейшее желание протестующих изменить ситуацию в стране. Самый важный урок и для общества, и для властей – если миллионы человек захотят перемен, то никакие силовые структуры, никакой репрессивный аппарат, никакая диктатура не способны остановить это. Я думаю, что дни диктатора Лукашенко сочтены – его режим вот-вот рухнет. Вообще, любой режим без поддержки народа, обречен. Что касается Кыргызстана, то там ситуация достаточно сложная. Но, в любом случае, кыргызский народ и оппозиционные силы были несогласны с проведением нечестных парламентских выборов. Если бы Жээнбеков вовремя среагировал и сразу отменил их результаты, то никакого, скажем так, переворота не произошло бы. То, что там происходит, говорит о слабости государственных структур, но я думаю, что страна и народ справятся. Все эти случаи показывают, что должны быть лидеры протеста, политические силы, которые направляют протест – как двигаться, что делать, какие требования выдвигать. Думаю, если в Беларуси была бы сильная оппозиция, которая знала бы, в какое русло направлять протестную массу, то уже сразу после выборов можно было изменить ситуацию в стране, вплоть до отправки Лукашенко в отставку.

Активный бойкот

Возможно. Но вернемся к нашим выборам. Вы сказали, что намерены бойкотировать их…

– Да, мы заявили о бойкоте, но, как я говорил выше, он не пассивный и не сводится к тому, чтобы наблюдать за выборами со стороны. Мы собираемся активно протестовать. Другого выхода из этой ситуации я не вижу. Поэтому что на этих выборах нет никакой альтернативы партии действующей власти. Некоторые предлагают голосовать за любую партию, кроме «Нур-Отана», приводя в пример «умного голосования» в России. Я считаю, что в условиях Казахстана это абсолютно не будет работать, так как любая партия из списка сразу же после голосования признает итоги выборов, поздравит партию власти и полностью сольют протестную массу. Ни одна официально зарегистрированная политическая партия в нашей стране не является независимой – она будет заявлять и делать только то, что им скажет Акорда и «Библиотека». Поэтому никакого резона проводить «умное голосование» и даже наблюдать за выборами нет. Мы все прекрасно понимаем, что никогда в Казахстане не проводились честные, справедливые и открытые выборы. Мы знаем, что будут фальсификации и нарушения. Токаев, когда он пришел к власти полтора года назад, обещал политические реформы, что будут существенно изменены законы о выборах и политических партиях, но все его слова были брошены на ветер. Поэтому никакого смысла участвовать в этом балагане, с этом спектакле под названием «выборы» я не вижу, и мы будем призывать к бойкоту. Мы будем протестовать, выходить на митинги, доказывая, что эти выборы не легитимны, не справедливы и не честны. К слову, мы планируем выйти, как минимум, на три митинга – в ноябре, 16 декабря и 10 января, в день проведения голосования.

Но ведь общеизвестно, что бойкот не является выходом из ситуации и чаще дает больше пользы существующей власти, чем оппозиции?

– Я не согласен с этим утверждением. Бойкот не эффективен, если вы остаетесь дома, говорите «Мы не ходим на выборы», при этом не ходите и на митинги. Да, от такого бойкота смысла нет. Бойкот эффективен только в случае, если люди будут осознанно выходить на протесты. Как я говорил, 10 января бы будем выходить на площади. Если у людей нет выбора среди предложенных партий, то у людей есть другой выбор – выходить протестовать на улицы городов и выразить свое мнением там. Если там соберутся десятки тысяч человек, то это будет имеет огромный эффект, и мы будем требовать реальных реформ и реальных политических изменений в стране.

Отдельные активисты также говорят о бойкотировании выборов, но при этом собираются идти независимыми наблюдателями. Вы упомянули, что и наблюдателями не собираетесь быть. Почему?

– Мы просто не видим в этом смысла. Это решение принимал не я – мы это обсуждали в оргкомитете по созданию Демократической партии, обсуждали среди единомышленников и соратников, и пришли к мнению, что нет смысла вести наблюдение за тем, что считаем незаконным. Если коротко, мы собираемся провести выборы на улицах и площадях.

Ваша мысль понятна. А чем могут закончиться эти выборы – как обычно, утверждением власти или пробуждением общества?

– Сейчас достаточно сложно прогнозировать итоги этих выборов. Власти их видят прохождением угодных и заранее согласованных партий в парламент. По их сценарию будет «оглушительный успех» «Нур-Отана». Возможно, в мажилис заведут еще какую-то партию – тот же «Ауыл». То есть, будут какие-то декоративные изменения парламента. Со стороны же общества надежды совершенно противоположные. Конечно, многое будет зависеть от общественных деятелей, от политиков, от здравых политических сил – насколько эти выборы станут пробуждающими для общества. Вообще, любые выборы, если они проходят нечестно и непрозрачно, являются катализатором протестных настроений, и мы будем делать все, что в наших силах для того, чтобы они стали пробуждающими для общества.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33