суббота, 15 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Эйр Астана возобновляет прямые полеты во Франкфурт, а Sunday Airlines – в Египет Казахстанцы ждут роста цен В Туркестанской области малообеспеченных семей стало в 4 раза меньше В Алматы за последние 15 дней уровень заболеваемости коронавирусом снизился в 7 раз Израиль и ОАЭ заключили мирное соглашение В Жезказгане поменялся аким Суд оставил без изменений приговор экс-президенту Кыргызстана 91-метровый флагшток в Атырау упал из-за воровства Молдавия и Вьетнам купят вакцину от коронавируса у России Главный санитарный врач Алматинской области принес публичные извинения В США разрешили въезд для беженцев Нефтеперерабатывающий завод из Эмиратов получил свыше 100 млн тенге из Казахстана Руководство «Мангистаумунайгаз» подозревают в хищении 455 млн. тенге Благодаря локдауну казахстанцы стали чаще посещать сакральные места В Странах Центральной Азии появился антифейковый проект В Казахстане запустили завод, который будет производить кислород Литва готова принять беженцев из Беларуси AIX CSD открыл счет номинального держателя в российском Национальном расчетном депозитарии В России оценили эффективность донорской плазмы от коронавируса Как мы будем выходить из карантина Казахстан собрался помогать бедным странам События в Беларуси: голодовка перед ЕС, «живые цепи» и результаты ЦИК Самрук-Қазына выплатит рекордные дивиденды единственному акционеру Нарколабораторию накрыли в Акмолинской области Стали известны подробности предстоящих праймериз Nur Otan

Онлайн-образование – это уже реальность

Coursera — крупнейший в мире провайдер онлайновых образовательных курсов, с более 36 млн зарегистрированных пользователей, начинает свои проекты в Казахстане. Речь идет о платформах для различных групп населения, в том числе для безработных и чиновников. Чад Паша, старший советник по глобальному партнерству с правительствами в Coursera рассказал exclusive.kz подробности проекта.

До прихода в Coursera Чад возглавлял инвестиционную команду Growth Capital, созданную премьер-министром Дэвидом Кэмероном для обеспечения крупномасштабных инвестиций в Великобританию. Он также был специалистом по цифровой трансформации в правительствах многих стран. Чад также консультировал казахстанское правительство в области стратегических реформ.

Бизнес-модель Coursera – экосистема, объединяющая студентов, вузы и компании-работодатели: вузы и компании разрабатывают образовательные курсы, Coursera их продает (или распространяет бесплатно), учебные заведения и компании получают аналитику о своих курсах и потенциальных студентах и работниках. Кроме того, компания предлагает учебные курсы для сотрудников корпоративных клиентов – работодателей (их у Coursera сегодня 1400). За каждого сотрудника, который учится на Coursera, она взимает по $400 в год.

- Какова цель вашего приезда в Казахстан?

- Я здесь от Coursera из Кремниевой Долины и цель моего визита - установить партнерство с государственными учреждениями Казахстана. Мы хотим понять, с какими трудностями они сталкиваются, какие у них приоритеты и какие они ставят цели в среднесрочной перспективе в плане повышения квалификации сотрудников и граждан Казахстана.

В данный момент Coursera работает с десятками государственных структур во всем мире по разным программам. Одна из них - обучение работников государственных агентств по  таким направлениям как искусственный интеллект, цифровая трансформация, аналитика, лидерство, финансы, менеджмент. Другая сторона проекта, которую мы воплощаем - обучение простых граждан, безработных, молодёжи и т.д.

- В свое время вы консультировали правительство Казахстана в области стратегического планирования. Удовлетворены ли вы динамикой изменений в нашей стране?

-  Искусственный интеллект и цифровая трансформация сейчас стоят в приоритетах развития вашей страны.  Когда  я жил в Астане 8 лет назад, мы были на стадии планирования, дизайна разных стратегий для Казахстана в плане политического развития, усиления гражданского общества, реформы судебной системы, диверсификации  и развития экономики, привлечения прямых иностранных инвестиций и многих других стратегий. И сейчас я с удовлетворением вижу, что многие стратегии уже работают или практически на стадии реализации. При этом, ведущим аспектом является внедрение цифровых технологий.

- Вы постоянно расширяете свои продукты – появилась магистратура, рекрутинг. Какие из ваших новых продуктов будут, по вашим прогнозам, востребованы в Казахстане?

 - Два года назад у Coursera  не было практики работы с государственными учреждениями. Это новое направление. И сейчас мы видим желание работать в этом направлении у многих правительств, в том числе и в Казахстане.

Это будет два вида курсов. Один для государственных служащих, другой для безработных, которым нужны специальные навыки для того, чтобы найти работу. Мы предлагаем каждому обучающемуся человеку лицензию, по которой он может зайти на онлайн платформу и закончить курс, после окончания которого он получает сертификат от университета, который предоставил этот курс.

Если точнее, мы не расширяем линию продуктов, у нас есть уже существующий контент и мы будем тесно работать с правительством Казахстана, курируя и подбирая то, что нужно для госслужащих и граждан Казахстана. Это подразумевает локализацию содержания.  Например, мы берем курсы российских университетов или предлагаем титры на русском для курсов на английском языке. Сейчас нашими партнерами стали первые топ-десять российских университетов и корпораций, в  том числе Сбербанк и Яндекс.

В целом же содержание наших курсов состоит из программ более двухсот лучших университетов  мира: России, США, стран Латинской Америки , Европы, Восточной Азии, Южной Кореи, Сингапура. И делается это для того, чтобы дать студентам выход на мировые программы и выбрать лучшее для них.

-  Coursera видит свою миссию в донесении высшего образования до максимально широкого круга людей. Это платформа, на которой сходятся университеты, работодатели и студенты. Насколько этот подход  оправдан как бизнес-модель?

- Большинство наших курсов до сих пор бесплатны. Пользователь может зайти, зарегистрироваться, читать литературу, слушать лекции. Та часть, которая сейчас монетизируется -  это тесты,  оценки и сертификат, потому что эта работа вовлекает человека: профессор проверяет качество работы,  рецензирует ее, и все это большой труд. Если вы хотите получить сертификат, то именно за это надо платить. И доходы от этой части идут напрямую университету, который несет затраты по содержанию, составлению и проверке тестов, выпуску сертификатов.

Другая составляющая часть бизнес-модели - работа с корпорациями. Сейчас мы сотрудничаем с более 3000 глобальных компаний, использующих наши курсы по обучению персонала. И они платные. Когда мы работаем с компаниями, то создаем аналитическую площадку, где можем проследить успехи каждого обучающегося – прогресс, рост, усилия, навыки, приобретенные на курсах,  то есть создаем  экоплатформу  для работника, что предполагает усилия и вовлеченность людей, и это тоже затратная часть.

- Как вы думаете, будут ли наши работодатели признавать дипломы об образовании, полученные онлайн?

- Это хороший вопрос.  Им всем мире  задаются министерства образования и  корпорации, но это уже реальность. Мы работаем с 3000 корпорациями во всем мире, обучаем их сотрудников онлайн и они уже знают, что это намного эффективнее традиционного образования. Им больше  не нужно отпускать работника в университет, заниматься визовыми вопросами,  арендой квартиры и ждать  его  два года. Это напрасно потраченное время как для работника, так и для корпорации. Если работник обучается без отрыва производства, он намного быстрее овладевает навыками и уже использует их в работе. Так уже происходит во всем мире. Это уже факт.

Разница между онлайн обучением и физическим присутствием в университет стремительно  стирается, поскольку студент может присутствовать на лекции виртуально, может видеть лица, участвовать в дебатах, делать лабораторные работы. Поэтому университеты рады обучать и давать сертификаты/дипломы онлайн.

Наша платформа очень демократичная и доступна для всех. Даже в самой глухой деревне Казахстана эта платформа позволит обучаться самым лучшим курсам в мире, не выходя из дома. И это самое революционное изменение.

 – Классической проблемой онлайн-образования является низкая заинтересованность учащихся - мало кто из них доходит до конца курса. В то же время, многие работодатели безуспешно пытаются заставить сотрудников учиться онлайн. Решится ли когда-нибудь эта проблема?

-  С этим есть определенные трудности, и в плане ментальности, и культуры, и восприятия, что онлайн образование - это нечто менее эффективное, чем физическое  присутствие. Но мир меняется и люди понимают, что им нужна работа, зарплата, а для этого нужны определенные навыки здесь и сейчас, но у них нет возможности идти на два года в университет. Многие государства уже меняются в сторону доступного онлайн образования и работники сами возглавляют этот тренд, понимая, что не всегда стоит учиться семь лет для получения степени магистра.  Конечно, здорово, если он проводит исследования в университете, но работодателю проще нанять человека, которые пройдет курсы за 24 недели и сможет помочь решить конкретную проблему.  И все больше компаний ищут именно такого человека.  Да, нужно какое-то время, чтобы люди поняли это и адаптировались к такой модели обучения, но уже ясно, что за ней будущее образования.

В Брюсселе я работал с Европейской комиссией и Европейским союзом. Они сейчас работают над политикой онлайн обучения, решая две фундаментальные проблемы. С одной стороны, сегодняшние выпускники университетов не имеют определенных навыков для получения работы, а с другой – те, кто давно закончили университеты, тоже нуждаются в новых навыках.  Поэтому сейчас Европейская комиссия создает новую политику в отношении онлайн обучения.

- Нас все время пугают тем, что многие профессии вымрут. Что Coursera может предложить представителям исчезающих профессий?

- Некоторые профессии выглядят как умирающие, но они не умирают.  Они просто эволюционируют. Да, конечно, некоторые виды профессий заменены роботами, но большая часть  профессий просто дополняется. Взять, например, журналистов - робот не может заменить вас, сидящую в кресле напротив меня. Это человеческий инстинкт - общаться друг с другом. Но это не значит, что вы не должны адаптироваться к реалиям, новым типам цифрового маркетинга, цифровой журналистики, аналитики данных, социальных СМИ, но это не значит, что вы будете заменены, вы просто используете дополнительные инструменты для изучения новых навыков для работы в новой среде.

Видеоверсия интервью здесь http://www.exclusive.kz/multimedia/118154/

Оставить комментарий

Smart

Global Analyst Summit Global Analyst Summit
Редакция Exclusive
29.04.2019 - 15:16
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33