пятница, 23 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Адвокат госпитализирована после инцидента в департаменте полиции Китай не намерен давать Кыргызстану отсрочку по кредиту Обама выступил в поддержку Байдена Токаев: национальные и государственные вузы продаваться не будут Папа римский поддержал однополые браки Выборы в мажилис будут проводиться по бумажным бюллетеням В Кыргызстане коррупционерам дали один месяц на возврат денег За ценовой сговор во время локдауна оштрафовали всего на 4,3 млн тенге Задержание казахстанца в США по делу контрабанды электроники прокомментировали в МИД Президент предложил отказаться от пышных празднований В Бразилии умер доброволец, участвовавший в испытаниях вакцины от коронавируса   Президент на заседании НСОД поднял вопрос трудовых мигрантов США обвинили Россию и Иран в попытках повлиять на итоги президентских выборов Аэропорт Петропавловска – банкрот Армения вводит запрет на турецкие товары на фоне ситуации в Нагорном Карабахе Более 13 тысяч жителей Беларуси покинули страну после выборов Спасут ли Казахстан 6 групп экспертов? Задолженность по зарплате достигла 2,7 миллиарда тенге Два бывших ответсека назначены вице-министрами Генпрокурор Кыргызстана подал в отставку На энергопредприятиях страны зарегистрировано 3610 технологических нарушений Госдолг Казахстана находится на безопасном уровне Убитого во Франции учителя наградят орденом Почетного легиона Немцы прислали помощь вооружённым силам Казахстана В Великобритании добровольцев намеренно заразят COVID-19

Мозговой Штурм: Пенсионные риски (видео)

Бомбой замедленного действия называют изменения, которые сегодня происходят с пенсионной системой Казахстана. Правительство уверяет нас, что оно сделает все, чтобы не повторить ошибку 2008-2009 года, когда был распечатан Нацфонд и деньги из него пошли на поддержание экономики. Общественность бьет тревогу.  Доверие на грани фола. Что делать?

Именно этой теме посвящен  наш второй «Мозговой Штурм».  Экспертная площадка журнала Exclusive выдвигает свои предложения. На этот раз свою позицию публично озвучивают:

Талгат Камаров – финансиcт, председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз».
Петр Своик
– независимый экономист.
Бота Жуманова – блогер и финансовый аналитик.
Расул Рысмамбетов – финансовый консультант, главный редактор Kazinkom.
Алибек Алияров – генеральный директор и учредитель компании Pride investments.
Карлыгаш Еженова – главный редактор журнала Exclusive.

 

Карлыгаш Еженова:

- Здравствуйте! Бомбой замедленного действия многие называют те изменения, которые сегодня происходят с пенсионной системой Казахстана. Правительство уверяет нас, что оно сделает все,  чтобы не повторить ошибки 2008-2009 года, когда был распечатан Нацфонд и деньги из него пошли на поддержание экономики.  Оно обещает нам,  что на этот раз будет тщательно следить за тем,  чтобы деньги, выделенные из  нашей последней «копилки»,  будут инвестированы так, чтобы они имели, как минимум, не отрицательную доходность. Мы приглашали к дискуссии  представителей регулирующих органов. Они нас уверяют, что  им нечего сказать больше того,  что они уже сказали. И я склонна им верить, потому что они и вправду  сами не знают, как сделают так,  чтобы наши пенсионные накопления не растворились в очередной раз, как вода в песке.

Давайте мы им поможет это сделать,  потому что у нас нет другого выхода. И я сегодня с большим удовольствием хочу представить экспертов, которых мы пригласили для того, чтобы подискутировать на эту тему. Это Талгат Камаров,  председатель правления АО «Сентрас Секьюритис», Алибек Алияров,  генеральный директор инвестиционной компании «Прайд инвестментс», а также Петр Своик,  независимый экономист,  которого мы знаем по его активной гражданской позиции.

Голос народа сегодня будет представлять  Бота Жуманова,  блогер,   глава попечительского совета общественного фонда «Финансовая свобода» и ее партнер по фонду Расул Рысмамбетов.

- Я  действительно считаю тему пенсионных накоплений взрывоопасной,  поскольку   есть риск  перейти грань от толерантности к   активным действиям со стороны вкладчиков.  Самый большой негатив, который есть в соцсетях касается именно отношения людей к пенсионной системы. А это -  отношение к своей обеспеченной старости, отношение к тому, связываю  ли я свое будущее с этой страной и так далее.

Карлыгаш Еженова:

- Итак, правительство обещает разместить  наши пенсионные активы с положительной доходностью. При этом речь идет о полутора триллионах тенге, из которых  350 млрд тенге будут направлены на финансирование дефицита госбюджета, а остальные деньги пойдут  на поддержку банков второго уровня и национальных холдингов. Все бы ничего, но первый вопрос, который сегодня всех волнует:  должны ли мы сначала спросить у вкладчиков - согласны ли они с тем, что их пенсионные накопления пойдут на эти цели? И если да, то каким образом?

 Бота Жуманова: 

- Ну, во-первых,  закон о пенсионном обеспечение не подразумевает возможности спрашивать у вкладчиков ,  что делать с их пенсионными накоплениями. И это однозначно плохо, поскольку  вы используете чьи-то деньги, а в данном случае - деньги клиентов.  Например, принято решение инвестировать 600 млрд. тенге в облигации казахстанских банков. Почему 600 млрд, почему не 700, не 540? И только постфактум  Нацбанк определяет критерии, по которым банки получат эти деньги.

Карлыгаш Еженова:

- Талгат, как вы считаете, какие критерии могут быть при выборе банков или тех же национальных холдингов?

Талгат Камаров:

- Если мы говорим о возвратности и сохранности пенсионных активов,  нужно смотреть на два главных критерия: это риск и доходность. Мы хотим, конечно,  преумножить и сберечь пенсионные накопления от инфляции, а с другой стороны - мы не хотим сильно рисковать. Как известно, чем больше риск, тем больше доходность, соответственно, здесь нужна золотая середина. Поэтому у банков запрашиваются своеобразные заявки в потребности пенсионных активов, для того чтобы банки могли эти деньги направить на финансирование малого и среднего бизнеса. И, соответственно, Нацбанк будет рассматривать эти заявки, смотреть на финансовое состояние банков, смотреть на активы-пассивы, на возможности банков возвращать эти деньги в пенсионные активные уже с доходом обратно. И на основе вот этой многофакторной  модели они будут отбирать те банки, которые удовлетворяют требованиям риска,  доходности и целесообразности для реальной  помощи малому и среднему бизнесу.

 Карлыгаш Еженова: 

- Объясните мне, пожалуйста,  более четко. Я  чувствую, что у банков сейчас ситуация очень сложная, а в нацхолдингах- тем более. Вы сейчас сказали об очевидных критериях:  доходность, стабильность и устойчивость. Но о каких критериях тогда может идти речь,  если они сегодня ждут этих денег, как манны небесной, чтобы просто закрыть дыры, которые у них сегодня образовались? 

Талгат Камаров:

- В том- то и дело,  что деньги можно использовать либо для  латания собственных дыр,  и при этом  деньги не достанутся малому и среднему бизнесу. Либо эти деньги будут направлены напрямую малому и среднему бизнесу, а банк при этом будет продолжать находиться в удовлетворительном состоянии. Вот эти критерии - количественные и качественные - будут являться главным фактором выбора,  какому банку будут выделяться деньги.

Карлыгаш Еженова:

-Ну, тогда этих критериев нет. Тогда я не вижу объектов в стране, которые отвечали бы этим критериям. Мы,  случайно,  не обманываем опять сами себя?  Ситуация ведь трагическая. Или даже  трагикомическая.  Мы не можем дать возможность банкам упасть. Это коллапс. Мы не можем сейчас не поддержать экономику. Это тоже коллапс. Но мы не можем делать это и за счет наших детей и внуков. В таком случае,  есть ли какой-то альтернативный источник для поддержки экономики?

Талгат  Камаров:

- Опять же,  мы рассматриваем здесь два сегмента:  крупные национальные компании и  малый и средний бизнес, которому тоже нужны деньги. Есть посредники-банки, о здоровье которых вы сегодня беспокоитесь тоже- это третий сегмент. Понятно, что мы не может себе позволить упасть банковской системе, потому что это кровеносная система нашего экономики. Банковская система должна поддерживаться за счет их акционеров. Если акционеры не могут помочь своим банкам выжить - банк должен  уйти с рынка.

Второе - если мы говорим о крупных холдингах, которым нужны деньги для рефинансирования, финансирования новых крупных проектов,  то это программа правительства по освоению части бюджетных средств, части средств инвесторов.

И третье - малый и средний бизнес.  Это самое приоритетное, по-моему мнению, направление финансирования потому,  что здесь задействовано порядка 40% от трудоспособного населения.  Нужно,  чтобы это трудоспособное население сегодня сохранило работу,  сохранило заказы и продолжало кормить свои семьи. Поэтому   пенсионные деньги   должны полностью транслированы через банки в систему малого и среднего бизнеса.

Карлыгаш Еженова:

-  Но, если вспомнить 2008-2009 годы,  то уже  тогда малый и средний бизнес жаловался, что эти деньги не дошли до них, что эти деньги осели в банках…

 Алибек Алияров:

- Да и сейчас деньги малого и среднего бизнеса не доходят.  Почему наши банки второго уровня не могут признать свою некомпетентность в этом смысле? Почему деньги приходят к ним на счета, но они не финансируют малый и средний бизнес? Нужно найти другой путь финансирования  малого и среднего бизнеса, обходя банки второго уровня.

Карлыгаш Еженова:

- Петр Владимирович, в своих постах вы пишете, что вы в принципе не против  «раскупорки»  Пенсионного фонда, но с условием, что они будут кредитовать экономику.  Но я сейчас по-другому хочу поставить вопрос.  В  2015 году впервые за последний период нас обрадовали тем, что доходы пенсионного фонда выросли практически в два раза и составили 15,6%.  Аналитики считают, что  доходность  выросла за счет курсовой разницы за счет девальвации. Вопрос  в том, что, если у нас есть такая доходность, то может тогда пенсионные деньги не трогать? Просто перевести в доллары и делу конец?

Петр Своик: 

- Я боюсь, что вы еще не поняли, не  до конца поняли - что такое кризис? Эти слова употребляют, все говорят кризис, но уже никто не говорит циклический кризис,  как говорили в 2007-2008 году, достаточно официально уже употребляется системный кризис. Но никто не расшифровал,  что такое кризис всей системы. Это действительно очень драматическая ситуация. Вот та система, которая сейчас в кризисе и в которой мы пока находимся, она была выстроена еще в конце 90-ых годов, она расцветала в период высоких сырьевых цен. И накопительная пенсионная система равно как,  кстати говоря, как и Нацфонд - это были неотъемлемые части этой системы. При этом в этой системе кредитов то вообще не было. Кредиты были только зарубежные, которые здесь внутри Казахстана перепродавались, соответственно, там хорошо, если ты взяла под 12% этот кредит, а то и под 20%. Своих нет, национальной кредитной системы в Казахстане нет, Казахстан от нее отказался еще два десятилетия назад. Есть иностранные инвестиции, которые подпитывались из сырьевого сектора - и на этом все благополучно жило. А что такое пенсионная система,  как не важная часть этого всего? Задумка такая была Всемирного банка, это не наши придумали, это Всемирный банк рекомендовал, мы с энтузиазмом это дело подхватили.

Задумка была такая. Ну, во-первых, государственной волей заставить - не уговорить, а именно заставить любого официально работающего, не спрашивая его согласия,  чтобы 10% от его живого заработка бухгалтерия автоматически отчисляла куда эта денежка должна была идти по задумке она должна была идти 50 на 50 … а на мировой рынок ценных бумаг стем, чтобы Казахстан был привязан туда. И второе на тот рынок ценных бумаг, которыйКазахстан должны были создать Казахстан внутри себя. Что реально получилось? На мировой рынок не выпустили и между нами говоря правильно сделали, асвой то тоже не создали. Вот и те хваленные голубые фишки многораз обещало правительствопродать населению последние народные IPO, на самом деле ничего не продали, а продали только крохи. Казахстанская фондовая биржа чрезвычайно мала по объему и там нет тех инструментов, которые пенсионные деньги вкладывать. А они, то, уже почти 20 лет копятся и копятся. Каждый месяц по 10% от всех работающих, огромная сумма куда ее пришлось складывать эту сумму, ее пришлось вкладывать в заемные бумаги Минфина,то есть на самом деле все накопления невсе наполовину примерно 50% это накопления государственногобюджетного долга перед будущими пенсионерами. В экономическом смысле это абсурд, в социальном смысле это бомба.

И еще немного вкладывали вот в эти бумаги KASE, которые вообще на самом деле проигрышные. Там же индекс KASE если посмотреть он от года в год не растет, а падает. Поэтому Минфину бедному пришлось создавать так называемый инвестиционный доход к инвестициям никакого отношения не имеет. Потому что весь это доход эти деньги налогоплательщиков, который бюджет выплачивает на доходность за счет других статей бюджета, то есть это уже давным-давно с самого начала было издевательством сейчас это вошло в такой клинч, потому что, если раньше бюджет был профицитен, и все как-то можно было создавать видимость инвестиционного дохода. Кстати, он все равно каждый год отставал от накопленной инфляции, посмотрите статистику. Пенсионный фонд на самом деле прогорает, а не увеличивает свои инвестиции. Сейчас все стало действительно в кризисе, потому что бюджет остро дефицитен, тащить на себе вот прокручивание в государственные ценные бумаги вот этой гигантской массы просто уже невозможно.

Вы спрашиваете есть ли гарантии, что эти деньги все-таки сохраняться? Отвечаю вопросом на вопрос - а есть ли в законодательстве какие-то нормы по сохранности этих денег? А в законодательстве ничего такого нет.

А есть ли в правительстве хоть один человек, которому можно поверить на слово,  что он это сделает? Вот председатель Нацбанка обещает следить, поскольку он понимает меру своей ответственности.  Но можно ли на таких людей повесить такую громадную ответственность? То есть, сейчас реально очень серьезный кризис,который требует пересмотра основ. Правительство  в растерянности.  Оно раскупорило Нацфонд, переведя его  из накопительного режима  в расходный.  И, кстати правильно, но в этой модели это губительно. Оно пытается в кои-то веки пенсионные деньги запустить в экономику, но  неумело,  без всякой законодательной основы.

Карлыгаш Еженова:

- Давайте попытаемся понять какая модель возможна в принципе?  Талгат,  вы сегодня употребили удачное слово - «просачивается» какая-то информация какая-то информация с фронтовых сводок. Так что будут с этими деньгами делать?

Талгат Камаров:

- Мы внимательно следим за той  информацией,  которая действительно просачивается время от времени из уст министра Ерботала Досаева. Почему его? Потому, что использование пенсионных активов, действительно,  проблема государственного масштаба. 

Во-первых, государство на самом деле по закону несет ответственность и гарантирует всем вкладчикам сохранность пенсионных активов с учетом уровня инфляции. Это раз. Второе - соответственно государство сейчас обязано принять правильное решение о том,  каким образом эффективно использовать пенсионные активы. Да,  конечно есть сумбур, есть неожиданные решения, начиная с  объединения пенсионных активов.  Принимаются решения о том, что четверть пенсионных активов должны быть направлены на инвестирование в отечественную экономику. Время покажет насколько это решение было правильно и насколько оно принесло  какую-то пользу нашим накоплениям. Последнее,  что я услышал - 450 млрд. тенге пойдут  на финансирование государственного бюджета, на покупку государственных ценных бумаг. Потому что бюджет у нас дефицитный, внешние рынки для правительства сейчас закрыты,  занимать больше негде, кроме как на внутреннем рынке, а на внутреннем рынке такие деньги сегодня могут дать только пенсионные фонды.

Третье, 500 млрд направляются на покупку иностранной валюты, для того чтобы защитить наши накопление от дальнейших возможных девальваций. 600 млрд направляются на обусловленные  облигации банков второго уровня.  Что значить обусловленные? Это значит, что деньги  будут выдаваться банкам при определенных условиях.  Во-первых, эти деньги должны дойти до адресата, то есть до малого и среднего бизнеса, до наших национальных компаний, до проектов по реализации инфраструктурных проектов отечественной экономики, до агросектораи так далее.

Карлыгаш Еженова:

- В общем,  мы ходим по кругу мы ходим по кругу:  для того чтобы спасти одних мы должны погубить других, чтобы не погубить других, если мы их не погубим, то мы погубим третьих…

Петр  Своик:

- Карлыгаш, вот это замкнутый круг именно потому,  что модель Национальный фонд- иностранные инвестиции- пенсионные накопления -  взаимосвязана.  Она  задыхается, у нее перспективы нет. А другая модель еще только должна создаваться. Вот сейчас правительство пытается пенсионными деньгами поддержать экономику.  А у нас вообще кредитная система в Казахстане есть в принципе? Вы же до сих пор имеете тенге как казахский доллар, который входит в экономику только через профицит платежного баланса, других способов имитировать тенге нет. Тенге - это обменная валюта, это отражение долларового платежного баланса. Долларовый платежный баланс все последние годы уже не в плюсах, а кредитной-то системы нет.

И пытаться из пенсионных денег делать какой-то кредитный суррогат - это как минимум неправильно.  Талгат,  конечно,  государство обязуется гарантировать со своей стороны сохранность и даже индексацию инфляции пенсионных накоплений. Такая норма есть да. Но нет ни одной нормы об механизме направления этих денег в реальную экономику и извлечения их из реальной экономики с определенным процентом. Нет ни субъектов, нет ни объектов, ни норм, потому что это делается на ходу. Парламент тут вообще не при делах…

Карлыгаш Еженова:

- Петр Владимирович,  мне бы не хотелось, чтобы  мы сейчас уходили в перечисление структурных диспропорций и так далее. Мы все это понимаем, это понимает даже правительство сейчас.  «Мы имеем то, что имеем». Теперь надо делать выводы.  Я с вами согласна, что дело  даже не в пенсионной системе, а в системе  в целом. И я думаю, нам необходимо какие креативные решения. Может быть,  у наших блогеров есть какие-то креативные  решения этой проблемы? 

Бота  Жуманова:

- Большинство активных людей, которые публично высказывают свое мнение относительно пенсионной системы, характеризуются двумя критериями. Первый -  это недоверие. Я не слышала ни одного адекватного человека, который бы верил в нашу пенсионную систему…

Карлыгаш Еженова: 

- Вы так называли цифру 10 000 пользователей социальных сетей. Откуда эти  цифры?

Бота Жуманова:

-Эту аналитику делали  для правительства, она закрыта.  Я просто видела результаты. И там более 90 процентов всех постов, посвященных пенсионной системе,  носит острый негативный характер.  А во- вторых,   люди относятся к своим пенсионным накоплениям не как к своей собственности, а как к налогам. То есть они, говоря - да это моя собственность, но я не имею права  ею управлять и  пользоваться. Законодательством это право отобрано. Этот  документ даже не обсуждался, просто был принят априори.

 

Карлыгаш Еженова:

- Ну, допустим, они не верят, но они нигде, кроме соцсетей  и кухонь это нигде не звучит…

Бота  Жуманова:

- Я с этим не согласна.  В последнее время появились яркие кейсы  активной  гражданской  позиции, которая помогала разрешать много  вопросов. К примеру,  возьмем тех же ипотечников: они заставили изменить  законодательство, выделить  миллиарды тенге на то,  чтобы за счет бюджета закрыть долги конкретных физических людей. Другой вопрос, что  нет  государственных денег, есть деньги налогоплательщиков. То  есть за наш с вами счет были решены проблемы этих людей.  Не факт, что завтра или послезавтра 30 пенсионеров выйдут к тому же Нацбанку и что-то изменят...

Карлыгаш Еженова:

- Думаю,  к сожалению, это возможно. И давайте будем откровенны. Мне как раз кажется, что именно из-за высокой чувствительности этого вопроса,  поскольку это касается практически каждого кто официально работает,  наше правительство и Нацбанк будут более  ответственно подходить к своим решениям. В конце концов,  население всего Земного шара стремительно стареет. Европа сейчас пересматривает свои стандарты по социальному обеспечению, включая пенсионную систему, в Штатах это тоже большая проблема, да и не только.  Скажите, Алибек, есть ли какие-то элементы в международной системе регулирования  пенсионных накоплений,  которые могли бы для нас быть интересны?

Алибек Алияров:

- Да,  есть много интересных и подходящих вариантов.  Например, в США , странах Еврозоны есть  пенсионные системы в принципе очень хорошие. В Германии пенсионная система построена так,  что нынешнее поколение людей обеспечивает пенсию нынешних пенсионеров.  У  них пенсионная система работает по  распределительному принципу, а не так как у нас  -   инвестировать и  зарабатывать деньги. Они не обязывают отчислять  10% своей зарплаты, у них гарантированная  государственная пенсия, часть которой  они могут вкладывать во что угодно,  вплоть до открытия пенсионного счета в любом  коммерческом банке.  Проблема  нашей пенсионной системы  в том, что у нас нет выбора. 

Карлыгаш Еженова:

- То есть вы предлагаете примерно то же самое что и правительство: опять диверсифицировать портфель, раздать его частным пенсионным фондам. Но тут две угрозы. С одной стороны, у нас уже был опыт частных пенсионных фондов и как раз мы их объединили потому, что они были не эффективны. Это, с одной стороны. А с другой - эти частные пенсионные фонды опять откроются и опять при банках…

 Алибек  Алияров:

- Не при банках. Это  должны быть  отдельные инвестиционные компании.  Сейчас наши пенсии уходят на то,  чтобы латать государственные дыры…

Карлыгаш Еженова:

– Хорошо,  давайте переведем все в практическую в плоскость. Кто сегодня может играть роль вот этих частных пенсионных фондов? 

Расул  Рысмамбетов:

-  Я не согласен с предыдущим спикером. Почему? Потому что сейчас только при банках можно создать такие управляющие фонды.  Допустим, вам сейчас предложили возглавлять такой фонд.  Для того,  что обеспечить безопасность вложений,  вы должны  поставить и свои деньги.!? Где вы их возьмете?

 Алибек Алияров:

- Я не возьму нигде эти деньги. У нас экономика построена  для крупных игроков.  Но я говорю о другом – у нас должен быть выбор! Выбор половину отдавать государству, а вторую половину инвестировать туда, куда мы считаем нужным.

Талгат Камаров:

-В свое время накопительная пенсионная система подошла к тому этапу, когда вкладчики могли выбирать тот или иной пенсионный фонд,  ту или иную управляющую компанию. У  нас была конкуренция в доходности, все вкладчики туда перебегали, потом перебегали в другой фонд. Но там появились отдельные коррупционные моменты, которые испортили эту систему, хотя она в целом правильно была выстроена.

Хотя,  если честно,  не было конкретного выбора у людей. Любой человек приходил на работу и добровольно-принудительном порядке переходил в тот фонд, с которым работала эта компания.

Петр Своик:

- Вы помогаете участникам утонуть в подробностях, а этого ни в коем случае делать нельзя.  Надо посмотреть в начало. Это пенсионные деньги, то есть это те деньги, которые государство своей волей забирает у работающих, это налог. Существует несколько способов использования этого налога.

Первый – солидарный. Он был в Советском Союзе, так в Германии. Это распределительный, солидарный. У работающего забрали - ветерану отдали.

Второй способ – накопительный. Всемирный банк подсказал, мы с удовольствием подхватили. Забрали сейчас у тебя, никому не дают, держат, пока ты не выйдешь на пенсию. И возвращают тебе в сохраненном и увеличенном виде. В принципе правильно, хорошо.  Вопрос - как хранить? Вариант первый, так называемый портфельный, то есть в ценные бумаги,  деньги делают деньги. И это достаточно хорошо работает  за рубежом пока кризис не тюкнул. То есть так или иначе, это портфельное накопительство. И в Казахстане его пытались осуществить. А поскольку никаких нормальны инструментов нет, выдумали в качестве суррогата заемные обязательства Минфина. И хранили их все  достаточно неэффективно.  Я  за то,  чтобы эти деньги у молодого забирали,  его денежку хранили всю жизнь, приумножали и ему на старость отдавали. Где вкладывать? Ни в коем случае не в бумажки и, тем более,  не в иностранные. Надо вкладывать в родную экономику!

 Бота Жуманова:

- Меня поражает одна вещь. Пенсионные деньги нужны всем: и малому и среднему бизнесу, и бюджету и все реально на них рассчитывают. Фактически как будто ничьи деньги можно  взять под свои проекты, и особо сильно не отчитываться.  Тогда нужно сделать очень простую вещь -  дать вкладчикам самим инвестировать. У нас в Казахстане куча людей, которые способны это сделать сами…

Петр Своик:

- Есть страны,  где пенсии вообще нет.  Если ты хочешь думать о своей старости, либо детей рожай, и на них надейся, либо в банк откладывай. Есть и такие схемы. Но,  если государство заставляет гражданина денежку отдавать,  то - важные слова - оно ни в коем случае не должно отдавать это частнику на решение его частных коммерческих вопросов…

Расул Рысмамбетов:

-  А почему бы  населению не  дать возможность выбирать? У нас народ умный. Если дать ему возможность  управлять хоть частью своих пенсионных активов, то они будут это делать.

Карлыгаш Еженова:

- Давайте перейдем к резюмирующей части нашей дискуссии и ответим на вопрос что делать?

Петр Своик:

- Ну, во-первых, осознать кризис, который будет углубляться. И к этому надо приготовиться. И у правительства все больше будет валиться все из рук, потому что оно пытается поддержать ту модель, которая на самом деле уже умирает. Но оно от нее  не будет отказываться, оно будет свое дело делать до конца, к сожалению.  Где выходы? Рано или поздно надо переводить все государственное управление,  в том числе и решение таких стратегических вопросов как пенсионное обеспечение,  на парламентский уровень. То есть именно парламент и только парламент должен решать кому доверять, сколько доверять…

Второе - конкретно по пенсиям. Если уж решили направлять в экономику, что я в принципе приветствую, то их надо направлять в отрасли, которые находятся под государственным тарифным контролем. По крайней мере,  через тариф вернем эти средства, через тот  тариф,  какой само государство и назначит - железная дорога, электроэнергетика, трубопроводный и нефтепроводный транспорт и ЖКХ. Хотя бы туда. Это частное решение, но все-таки оно может сработать. И последнее. Конечно,  надо немедленно восстанавливать национальную кредитную инвестиционную потенцию, жить на чужих инвестициях и кредитах это самоубийство. Сейчас это нам выходит боком, несчастные пенсионные деньги пытаемся раздать какому- то малому и среднему бизнесу, потому нет в Казахстане национального кредита. Вот что надо создавать в первую очередь.

Расул Рысмамбетов:

- Я не согласен с тем,  что надо в железные дороги и прочее вкладывать пенсионные деньги. Потому что завтра через рост  тарифов они будут забирать у нас же наши пенсии…

Петр Своик:

- А откуда пенсии берутся? Они всегда берутся у нас же. Пенсии появляются только из экономики населения, других вариантов нет.

Расул Рысмамбетов:

- Возможно, я  скажу непопулярное мнение.  Во-первых, мы выделили мало денег. Мне кажется, полтора триллиона это мало.  Нам надо быть готовыми идти до конца и быть готовыми инвестировать больше. Во-вторых, самым интересным предложением является выделение средств ЕНПФ именно  банкам. Потому что только банки могут предоставлять прозрачную финансовую отчетность.

Петр Своик:

- Связывать пенсионные накопления с некоей с прозрачностью финансовой отчетности, неправильно в принципе. Потому что это все дела для специалистов, а пенсионная система   общенародная, она должна работать для любой домохозяйки, которая ничего не понимает.

Наши поставили эксперимент накопительной пенсионной системы на себе. Ни в одной серьезной высокоразвитой стране на себе такие эксперименты не ставят. В большинстве развитых стран пенсионная система, как и в Советском Союзе - солидарная, нормальная, надежная и так далее. Накопительная система - это некая высокая технология, она более прогрессивная, но она и требует и ответственности  другого уровня. Но если уже создали, если завели систему индивидуальных лицевых накопительных счетов, что правильно, то должна быть пробита дорожка во вложения этих денег в экономику и гарантированного возврата оттуда. Не нравится тариф - придумайте что-то  другое.

Карлыгаш Еженова:

-Мне очень нравиться тезис о том, что мы для начала просто должны поверить своему населению. То есть не держать своих граждан за кретинов, которые не смогут правильно распорядиться своими деньгами…  У человека должен быть выбор.

 Давайте посмотрим, что у нас осталось в сухом остатке?  Я думаю,  первое,  что нужно сделать, это провести социалистический опрос населения. Второе - сделать какой-то системный анализ ситуации с учетом не только экономических, но социально-демографических и даже  геополитических факторов.

 

Оставить комментарий

Мозговой Штурм

Страницы:1