воскресенье, 22 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Ловушка для Сталина - часть 5

Наш журнал продолжает публикацию исследования  аналитика Бориса Румера о причинах и истоках Второй Мировой войны ГИТ.1-1 «Bodyguard of lies». Мастерски, с выдумкой, была выстроена Гитлером и его подручными эта ловушка. Главным условием успеха планируемого блицкрига, sine qua non, была неожиданность, внезапность атаки. Сообщив впервые, 31-го июля 1940 г., Кейтелю, Йодлю, Гальдеру и Браухичу о своем намерении напасть на Россию, Гитлер приказал создать непробиваемую завесу секретности и deception вокруг планов реализации этой идеи. Он поставил перед ними колоссальной сложности, не имеющую прецедента в мировой военной истории, задачу обмана противника с целью обеспечить «стратегический сюрприз», несмотря на огромную аккумуляцию военной силы на границе. Он сам  ориентировал главных исполнителей, среди которых были, конечно же, и Геббельс, и развед ывательные –контрразведывательные структуры, включая аналог ГРУ -Абвер, и Риббентроп, и Гиммлер, Гейдрих, и командование Вермахта. Понятие «обман» не раскрывает полностью многосторонний смысл, значение проводимой на протяжении года (июль 40-го-22июня 4-1го) операции. Скорее, это - «deception operation», что  применительно к данной теме уместно перевести не только, как «обман», но более емко, шире, полнее: мистификация, хитрость, уловка, блеф, «сбить со следа», «заморочить голову»... Всё это вполне воспроизводит методы действий дирижируемых Гитлером военных, intelligence, дипломатических и пропагандистских служб Рейха с целью убедить Сталина, что летом 41-го нападение не произойдет. Эта операция была чрезвычайно успешной. Германские историки считают её непревзойденной в истории войн. Не уверен, что это так. Серия deception операций, проведенных англичанами в ходе Второй мировой войны, с целью ввести противника в заблуждение относительно места и времени высадки союзников в Нормандии, по изобретательности,  по разнообразию сюжетов, по выдумке, по тщательности исполнения и конечному эффекту, не уступает германским. (Советую посмотреть английский фильм The Man Who Never Was, воспроизводящий реальную, проведенную английской разведкой, операцию по дезинформации перед высадкой союзников в Сицилии. Невероятная история, но... все на фактах.) ГИТ.3-3 Скупой на похвалы Сталин написал Черчиллю через несколько дней после высадки: «... Мои коллеги и я не можем не признать, что история войн не знает другого подобного предприятия по широте замысла, грандиозности масштабов и мастерству выполнения». Эта оценка по справедливости должна быть отнесена и к ряду искусно разработанных многоходовых операций, проведенных британскими спецслужбами для дезориентации германского командования при подготовке операции «Оверлорд» (вторжение в Европу) под кодовым названием «Bodyguard», т.е. телохранитель, заимствованным у Черчилля, который в ноябре 43-го на Тегеранской конференции сказал: «In wartime, Truth is so precious that she should always be attended by a bodyguard of lies. Во время войны правда настолько бесценна, что её необходимо окружить телохранителями лжи». Английская Intelligence Service тогда превосходила  все разведки мира. Не благодаря ли интеллектуальному уровню её сотрудников? На неё работали многие интеллектуалы, в том числе Сомерсет Моэм и Джон Голсуорси. В годы обеих мировых войн выпускники Кембриджа и Оксфорда—математики, логики, психологи, историки, лингвисты, этнографы -активно рекрутировались в разведслужбы. ГИТ.2-2 Гитлеровская кампания дезинформации проводилась без единой режиссуры. Каждый, исполняя свою роль, действовал инициативно, и, зачастую, без согласования с другими её участниками. От фюрера исходили лишь общие предначертания. В результате, как свидетельствует участник проводимых Геббельсом ежедневных оперативок Вернер Вахтер Werner Wachter, сами  игроки запутались и не в состоянии были отличить правду от обмана. (Willi Boelcke, ed. The Secret Conferences of Dr. Goebbels: The Nazi Propaganda War, 1939-43.). Гитлер, лидеры его intelligence и пропаганды понимали, что они не в состоянии наглухо заблокировать  каналы, по которым могут поступать сведения о «Барбароссе», понимали, что они просочатся через агентурную сеть  в Москву, Лондон, Париж и т.д., предвидели, что ведущиеся по нарастающей приготовления к вторжению такого масштаба не удастся утаить, что они будут освещаться в западной прессе  и станут предметом пристального наблюдения и тщательного анализа советских разведслужб. Известные, апробированные мировой практикой и отработанные  германским Генштабом еще в ходе Первой мировой войны (Desinformation  Service), включенные в  германскую военную доктрину главой Рейхсвера генералом фон Сектом в 1920-е годы, методы дезориентации, дезинформации противника с целью преподнести ему «стратегический сюрприз», вполне обоснованно были признаны неадекватными,  применительно к условиям готовящегося блицкрига в Россию. Гитлеровская deceptive operation была разнообразной по тематике постановкой. Среди прочих, доминировали две темы. Первая, по времени вброса и по влиянию, автором которой был сам фюрер: массированная дислокация войск на востоке – ни что иное, как подготовка к вторжению в Англию. Почему вблизи границ России? Да чтобы иметь возможность формировать, тренировать, вообще -  готовить войска вне досягаемости английских бомбардировщиков и рекогносцировочной авиации! Вторая: создание оборонительного пояса на случай нападения России. Вторая тема воспринималась с гораздо меньшим доверием. А вот первая обсуждалась в политических и медийных кругах Запада, как наиболее вероятный, наиболее мотивированный ход Гитлера в игре со Сталиным. ГИТ.4-4 Дислокация войск на востоке, как подготовка к вторжению в Англию, была успешным трюком. Для придания ему убедительности применялись хитроумные приемы, многоходовые комбинациии. Только несколько примеров. К воинским подразделениям были прикреплены англоязычные переводчики; было напечатано и направлено в подразделения большое количество карт Англии, английских словарей-разговорников; вдоль берега Ламанша были размещены баржи, якобы готовые к погрузке войск; проводилась аэросъемка прибрежной зоны Англии и т.п. Солдаты, офицеры знали, что их готовят к вторжению в Англию, а дислокация на востоке — стратегический маневр. В берлинском ресторане два офицера-отпускника, якобы сильно «поддавши», громко говорят о том, как хорошо английское виски и как они уже в скором времени будут пить его сами и посылать друзьям. Более того, называют дату вторжения. На следующий день оба были арестованы («болтун - находка для шпиона») и слух об этом гуляет по Берлину. Такого рода эпизодов было множество. И множество слухов циркулировало среди населениия. Среди них: Сталин должен прибыть в Берлин или в Кенигсберг для встречи с Гитлером и уже изготовлены  советские флаги для вывешивания на Берлинском вокзале к его приезду. И, действительно, соответствующее предприятие получило заказ на флаги. Ну, и т.д. и т.п.  Всё это находило потребителя в лице советской агентуры. Где-то уже в феврале 41- го до сведения Москвы было доведено, что план «Барбаросса» сам по себе - это deception,  с целью убедить Лондон в отказе от вторжения в Англию и в готовящемся нападении на Россию и, тем самым, ослабить подготовку англичан к предстоящему германскому нападению.  Это был двойной блеф. В начале мая в германские посольства, военным атташе, были посланы «секретные» сообщения, что все слухи о войне с Россией не имеют ничего общего с действительностью, а действительность такова, что восемь германских дивизий вот-вот будут переброшены на запад для подготовки приближающейся высадке в Англию. А вот фигура высшего пилотажа. В июне 41- го, за десять дней до 22- го июня, Геббельс под своим именем опубликовал в «Фёлькишер Беобахтер» статью, «раскрывающую», что вот-вот состоится вторжение в Англию. Спустя короткое время этот номер газеты полицией нарочито поспешно был изъят из продажи. Все же, небольшая часть тиража мгновенно разошлась, птичка успела выпорхнуть. Сенсация: Геббельс проболтался! Для пущего правдоподобия в кругах нацистской иерархии был распространен слух, что руководством OKW, а может быть  -  и самим фюрером, Геббельсу было сделано «строгое внушение». Таким образом,  была организована «утечка информации», на которую клюнула иностранная пресса в Берлине и, надо полагать, советская агентура. «Утка» эта была продуктом творчества «талантливого», как сказал о нем Путин (и правильно сказал: гений и злодейство - абсолютно совместимы, примеров тьма), министра пропаганды, который на следующий день в своем дневнике написал, что был счастлив от того, как удался этот его трюк. Четыре гипотезы Густая, непробиваемая завеса изощренной дезинформации, как камуфляж, покрывала подготовку к нападению. Как воспринимал её конечный адресат? Сталин был сам себе intelligence аналитик. В течение предшествующих катастрофе трех месяцев, когда уже  отчетливо обозначился кризис в отношениях с Гитлером, он должен был сам себе ответить на вопрос о подлинных намерениях фюрера. Чего он, на самом деле, хочет? (Весной 41- го тема эта была в центре внимания европейской и американской прессы и контент-анализ её направлялся Сталину.) Из массы всего поставляемого ему в конденсированной форме объема информации он, как считает ряд компетентных авторов (Александр Некрич, Severin Bialer, Harrison Salisbury), вычленил следующие четыре гипотезы: Гитлер атакует не взирая ни на что; Гитлер блефует, т.е. в  его намерения не входит война с Россией, его цель, демонстрируя военную силу, вынудить Сталина к дальнейшим экономическим и стратегическим уступкам; Гитлер обеспечивает защиту границы на востоке в преддверии вторжения в Англию; Гитлер нападет, но в том случае, если Сталин не выполнит условия ультиматума, который он ему предъявит. c Циркулировали в прессе, в дипломатических кругах и другие версии надвигающегося конфликта, порой совершенно фантастические, но эти четыре в большей мере соответствовали сложившимся к тем порам представлениям о характере и намерениях фюрера, о его методах достижения цели. Именно из этих четырех карт Сталин должен был вытащить одну и на неё сделать ставку. На первой гипотезе Сталин, полагаю, не задерживался. В силу его характера, его политической логики, его понимания цели, стратегии и тактики Гитлера, он не мог себе представить, что Гитлер: «атакует, не взирая ни на что», т.е. до решения вопроса с Англией. Ну, никак не мог он допустить, что Гитлер настолько безумен, что готовит «войну на два фронта». Таким  образом, оставались три карты: 1. блеф, т.е. не реальная готовность к нападению, а лишь демонстрация силы с целью  добиться выполнения экономических, территориальных, политических требований; 2. аккумуляция войск, как подготовка к  вторжению в Англию,  а не для нападения на Россию. 3.  ультиматум  с очень жесткими условиями, и  нападение, если они не  будут приняты. Только эта карта означала реальную угрозу нападения, т.е. войну с Германией. Судя по всему, начиная с мая, Сталин стал разыгрывать третью карту. Мог ли он при этом исходить из того, что Гитлер нападет, получив отказ на ультиматум и не завершив войну с Англией? Повторюсь, весной 41-го Сталин был уверен, что Гитлер рассчитывает на скорое соглашение с Англией. Её положение весной 41-го было тяжелым:  проиграны сражения на всех фронтах - Скандинавском, Балканском, в Северной Африке, угрожающая ситуация на Дальнем Востоке, потери флота. Сталин не мог не знать об оппозиции Черчиллю в  британском политистеблишменте, о капитулянтских настроениях, усилившихся под воздействием бомбежек Лондона, Ковентри и т.д. Он подозревал, что между Лондоном и Берлином идут тайные переговоры. «Миссия Гесса» убедила его в обоснованности этих подозрений (мемуары Хрущева). Борис Румер, Бостон, США Продолжение следует…
Оставить комментарий

Борис Румер

Гений и злодейство Гений и злодейство
Борис Румер
16.02.2012 - 06:27
Культ безличности Культ безличности
Борис Румер
19.10.2011 - 09:25
Страницы:1 2 3