суббота, 21 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев Российские звезды призывают отпустить Устинова

Неоднозначность экономических перспектив в 2019 году

После синхронного мирового экономического подъёма в 2017 году наступил асинхронный рост 2018 года, когда в большинстве стран, за исключением США, стало наблюдаться замедление. 

Беспокойство по поводу инфляции в США, траектории политики Федерального резерва, продолжающихся торговых войн, итальянских проблем с бюджетом и долгом, замедления темпов роста в Китае, а также хрупкости рынков в развивающихся странах – всё это привело к резкому спаду на мировых фондовых рынках к концу года. 

В начале 2019 года хорошая новость в том, что угроза полномасштабной глобальной рецессии низка. Плохая - что мы вступаем в год синхронного глобального замедления; темпы роста экономики будут снижаться до (а в некоторых случаях даже ниже) потенциальных в большинстве регионов.

Да, конечно, год начался с ралли на рынке рискованных активов (американских и глобальных ценных бумаг), которое пришло на смену «кровавой бане» последнего квартала 2018 года, когда многие рынки были охвачены тревогой из-за повышения процентных ставок ФРС и из-за темпов роста в Китае и США. Но затем политика ФРС изменилась, вновь став более мягкой; США сохранили уверенные темпы роста ВВП; а смягчение макроэкономической политики в Китае обещает отчасти сдержать замедление роста экономики в этой стране.

Как долго будет длиться эта сравнительно позитивная ситуация, будет зависеть от многих факторов. Первое, на что надо обращать внимание: ФРС. Рынки сейчас переоценивают активы в соответствии с объявленной ФРС паузой на год в монетарных решениях, однако на рынке труда в США сохраняется высокий спрос. Если рост зарплат ускорится и приведёт к хотя бы умеренному увеличению инфляции выше уровня 2%, тогда вновь возникнут страхи по поводу как минимум ещё двух повышений учётной ставки в этом году, что, возможно, станет шоком для рынков и приведёт к ужесточению условий финансирования. Это, в свою очередь, возродит озабоченность перспективами роста американской экономики.

Во-вторых, поскольку замедление темпов роста в Китае продолжается, применяемый сейчас правительством стран набор умеренных монетарных, кредитных и бюджетных стимулов может оказаться неадекватным, учитывая отсутствие уверенности в частном секторе и высокий уровень избыточных мощностей и задолженности. Если тревоги по поводу китайского замедления возобновятся, это крайне негативно повлияет на рынки. С другой стороны, стабилизация роста в Китае неизбежно вернёт рынкам уверенность. 
Связанным фактором является внешняя торговля. Эскалация китайско-американского конфликта может притормозить рост мировой экономики, в то время как продление нынешнего перемирия путём подписания торгового соглашения вселило бы в рынки уверенность, даже если геополитическое и технологическое соперничество этих двух стран будет со временем усиливаться.

В-четвёртых, темпы роста экономики еврозоны замедляются, и ещё предстоит увидеть, приведёт ли это к снижению потенциального роста или чему-то похуже. Результат будет зависеть от переменных факторов как на национальном уровне, например, политических событий во Франции, Италии и Германии, так и на более широком уровне, региональном и глобальном. Очевидно, что «жёсткий» Брексит негативно повлияет на уверенность бизнеса и инвесторов в Великобритании и Евросоюзе. Если президент США Дональд Трамп начнёт торговую войну ещё и с европейским автопромом, это серьёзно подорвёт рост во всём ЕС, а не только в Германии. Наконец, многие будет зависеть от результатов партий евроскептиков на майских выборах в Европарламент. Это, в свою очередь, усилит неопределённость, связанную с вопросами о преемнике председателя Европейского центрального банка Марио Драги и о будущем монетарной политики в еврозоне.

В-пятых, внутриполитическая дисфункция в Америке может усилить неопределённость на глобальном уровне. Недавняя приостановка работы федеральных ведомств (shutdown) свидетельствует о том, что любые предстоящие переговоры по поводу бюджета и потолка долга могут превратиться в партийную войну на истощение. Ожидаемый выход доклада специального прокурора Роберта Мюллера может привести или не привести к процедуре импичмента против Трампа. А бюджетные стимулы, созданные благодаря снижению налогов республиканцами, к концу года превратятся в бюджетный тормоз, который возможно ослабит темпы роста экономики.

В-шестых, стоимость активов на фондовых рынках в США и других странах по-прежнему завышена, даже несмотря на недавнюю коррекцию. С ростом издержек на зарплаты доходы и маржа прибыли в США в предстоящие месяцы могут снизиться, что станет неприятным сюрпризом. Учитывая, что компании с высоким уровнем задолженности столкнутся с вероятным повышением стоимости краткосрочных и долгосрочных заимствований, а цена акций многих технологических компаний нуждается в дальнейшей корректировке, нельзя игнорировать угрозу нового эпизода избавления инвесторов от рискованных активов и новой рыночной коррекции.

В-седьмых, цены на нефть может толкнуть вниз грядущий переизбыток предложения, вызванный увеличением добычи сланцевой нефти в США, потенциальной сменой режима в Венесуэле (которая вызовет ожидания увеличения добычи с течением времени), а также неспособности стран ОПЕК сотрудничать между собой ради ограничения объёмов добычи. Низкие цены на нефть – это хорошо для потребителей, но, как правило, они негативно влияют на американские акции и на рынки стран-экспортёров нефти. Тем самым, возрастут тревоги по поводу возможных корпоративных дефолтов в энергетическом секторе и связанных отраслях (как это происходило в начале 2016 года).

Наконец, перспективы многих развивающихся стран будут зависеть от перечисленных выше глобальных факторов неопределённости. В числе главных рисков – замедление темпов роста в США или Китае, повышение инфляции в США и последующее ужесточение политики ФРС, торговые войны, укрепление доллара, падение цен на нефть и сырьевые товары.

Хотя вокруг мировой экономики собрались тучи, есть и светлое пятно: эти тучи заставили крупнейшие центробанки стать мягче, начиная с ФРС и Народного банка Китая, за которыми быстро последовали Европейский центральный банк, Банк Англии, Банк Японии и другие.

Тем не менее, тот факт, что большинство центробанков заняли очень мягкую позицию, означает, что у них остаётся меньше пространства для дополнительного монетарного смягчения.

И даже если в большинстве регионов мира не будет наблюдаться ограничений в бюджетной политике, бюджетные стимулы обычно вводятся лишь после того, как торможение экономического роста уже началось, причём, как правило, с большим временным лагом.
Наверное, имеется достаточно позитивных факторов, которые позволяют сделать этот год относительно удовлетворительным (хотя может быть и не очень выдающимся) для мировой экономики. Но если какие-то из негативных сценариев, очерченных выше, материализуются, тогда синхронное замедление темпов роста в 2019 году может привести к остановке роста мировой экономики и резком рыночному спаду в 2020 году.

Нуриэль Рубини – гендиректор Roubini Macro Associates, профессор Школы бизнеса им. Стерна при Нью-Йоркском университете.
Copyright: Project Syndicate, 2019.

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33