вторник, 17 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
На киргизско-таджикской границе опять жарко Дарига Назарбаева поедет в Ватикан Алматы – город с самым большим количеством безработной молодежи Авиаперевозчики Казахстана стали еще богаче Кровавая статистика «Астану Экспо» переименуют Как тенге отреагировал на события в Саудовской Аравии? Цены на нефть летят верх Авария в Саудовской Аравии: ждать ли нефть по 100 долларов за баррель? Трагедия в Чемолгане Габидулла Абдрахимов стал советником премьер-министра Активы микрофинансовых организаций достигли 300 миллиардов Казахстанцы смогут учиться в «Алибабе» Казахстанское бюро по правам человека сделало Заявление по Джакишеву Трамп против вейпа В Алматы предложили гору Кок-Тюбе засадить яблонями Кому охотнее всего дают кредиты «Magnum» делает рестайлинг Повеселимся Турнир имени Дениса Тена пройдет в Алматы. Таджикистан отказался от услуг китайской компании Авиакомпаниям подрежут крылья В Газе будет война? Все лучшее – детям Подарок Трампа к 70-летию Китая

Абсурдность торговых войн Америки

Дон Кихот воевал с ветряными мельницами. Президент США Дональд Трамп воюет с торговым дефицитом. Обе битвы абсурдны, но Дон Кихоту хотя бы был свойственен некий идеализм, а Трамп насквозь пропитан агрессивным невежеством.

На прошлой неделе было объявлено, что дефицит США в международной торговле товарами и услугами увеличился до $621 трлн, хотя Трамп обещал, что его жёсткая торговая политика в отношении Канады, Мексики, Европы и Китая позволит резко сократить этот дефицит. Трамп считает, что торговый дефицит США возникает из-за нечестных методов торговли, применяемых контрагентами Америки. Он пообещал покончить с этими нечестными методами и договориться о более справедливых торговых соглашениях с подобными странами.

Но торговый дефицит Америки не является индикатором несправедливых торговых действий других стран, а переговоры, которые ведёт Трамп, не смогут повернуть вспять его рост. Торговый дефицит – это показатель макроэкономического дисбаланса, который усугубляет собственная политика Трампа (прежде всего, снижение налогов в 2017 году). Упорное наличие дефицита (и более того – его рост) легко мог предсказать любой, кто добрался до второй недели бакалаврского курса международной макроэкономики.

Представьте себе женщину, которая получает доход в размере X и тратит сумму в размере Y. Если мы будет считать её доходы «экспортом» товаров и услуг, а её расходы «импортом» товаров и услуг, тогда станет сразу понятно, что у неё появится профицит экспорта относительно импорта, если её доходы будут превышать расходы. А дефицит будут означать, что она тратит больше, чем зарабатывает.

То же самое будет верно, если сложить доходы и расходы во всей экономике, включая частный и государственный сектор. Экономика демонстрирует профицит счёта текущих операций (наиболее широкий показатель международного баланса страны), когда валовый национальный доход (ВНД) превышает внутренние расходы, и демонстрирует дефицит, когда внутренние расходы превышают ВНД. Экономисты используют термин «внутреннее поглощение» для всей суммы расходов, включающей внутреннее потребление и внутренние инвестиционные расходы. Счёт текущих операций может быть в этом случае определён как сальдо между ВНД и внутренним поглощением.

Важно отменить, что превышение доходов над потреблением равнозначно внутренним сбережениям. Соответственно, превышение доходов над поглощением может считать эквивалентным превышению внутренних сбережений над внутренними инвестициями. Когда страна сберегает больше, чем инвестирует, у неё появляется профицит счёта текущих операций; когда она сберегает меньше, чем инвестирует, у неё возникает дефицит счёта текущих операций.

Обратите внимание, что в этом уравнении полностью отсутствует торговая политика. Дефицит счёта текущих операций – это исключительно макроэкономический показатель: недостаток сбережений относительно инвестиций. Внешний дефицит США никак не может быть индикатором нечестных торговых методов Канады, Мексики, Евросоюза или Китая.

Трамп так думает, потому что он невежа. Его невежество занимает центральное место в публичных заявлениях Америки, прежде всего, из-за малодушия советников Трампа (которые, надо признать, теряют работу, если начинают с ним спорить), Республиканской партии и гендиректоров американских компаний (которые отказываются отвергать ахинею Трампа).

В США профицит счёта текущих операций сменился хроническим дефицитом, начиная с 1980-х годов, что стало результатом, прежде всего, серии снижений налогов при президентах Рональде Рейгане, Джордже Буше-младшем и Трампе. Снижение налогов, которое не сопровождается аналогичным снижением бюджетного потребления, ведёт к снижению государственных сбережений. Падение объёмов государственных сбережений отчасти может быть компенсировано ростом частных сбережений – например, когда бизнес и домохозяйства считают, что снижение налогов является временным. Но такая компенсация, как правило, является не полной. Тем самым, снижение налогов обычно ведёт к снижению размеров внутренних сбережений, что, в свою очередь, приводит к углублению дефицита счёта текущих операций.

Согласно данным Федерального резервного банка Сент-Луиса, в 1970-х годах государственные сбережения США составляли в среднем -0,1% ВНД, а частные сбережения – в среднем 22,2% ВНД. Внутренние сбережения были равны, следовательно, 22,1% ВНД. По итогам первых трёх кварталов 2018 года государственные сбережения составили -3,1% ВНД, а частные сбережения – 21,8% ВНД, тем самым, внутренние сбережения оказались равны 18,7% ВНД. Соответственно, в показателях сальдо счёта текущих операций США небольшой профицит в размере 0,2% ВНД в 1970-е годы сменился дефицитом в размере 2,4% ВНД по итогам первых трёх кварталов 2018 года.

Из-за снижения налогов в США в 2017 году государственные сбережения, скорее всего, упадут примерно на 1% ВНД. В ожидании предстоящего повышения налогов частные сбережения могут вырасти, наверное, на половину от этой суммы, что наряду с небольшим увеличением бизнес-инвестиций и снижением инвестиций в жильё создаст умеренный общий эффект. В результате, чистым результатом, по всей видимости, станет рост дефицита счёта текущих операций примерно на 0,5% ВНД.

Именно поэтому фирменная налоговая политика Трампа является главным объяснением умеренного роста международных дисбалансов. Повторюсь: торговая политика в целом не имеет к этому результату никакого отношения.

Но торговая политика, естественно, не безразлична для мировой экономики. Совсем наоборот. Пока Трамп гоняется за своей химерой, в мировой экономике повысилась нестабильность, а отношения между США и большинством стран мира ощутимо ухудшились.

К Трампу почти везде относятся с презрением; во всём мире стало меньше уважительного отношения к американскому руководству.

Конечно, торговая политика Трампа пытается не просто улучшить внешнее сальдо Америки, но и представляет собой ошибочную попытку сдержать Китай и даже ослабить Европу. Эта цель продиктована неоконсервативным мировоззрением, согласно которому национальная безопасность является результатом борьбы с нулевой суммой между национальными государствами. Экономические успехи конкурентов Америки воспринимаются как угроза глобальному первенству США, а значит, американской безопасности.

Эти взгляды соответствуют той линии воинственности и паранойи, которая уже давно являются частью американской политики. Эти взгляды провоцируют нескончаемый международный конфликт, а Трамп и его приспешники дают им полную свободу. В этом контексте непродуманные торговые войны Трампа почти так же предсказуемы, как и макроэкономические дисбалансы, которые они столь демонстративно не смогли устранить.

Джеффри Сакс – профессор устойчивого развития, профессор политики и управления в сфере здравоохранения в Колумбийском университете, директор Центра устойчивого развития при Колумбийском университете и Научной сети ООН по поиску решений для устойчивого развития.

Copyright: Project Syndicate, 2019.

 

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33