среда, 27 мая 2020
,
USD/KZT: 413.12 EUR/KZT: 452.86 RUR/KZT: 5.82
Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся Парад Победы в Москве состоится 24 июня Расследование по делу сына генерала Кудебаева прервано Суд арестовал имущество Bek Air Супруга погибшего полицейского об убийце: он - действующий сотрудник правоохранительных органов В Испании количество умерших от коронавируса оказалась на 2000 случаев меньше В Казахстане было проведено 662 тысячи тестов на коронавирус В США 17 компаний по добыче сланцевой нефти подали на банкротство Air Astana собирается перевозить не только людей На пособие в 42500 тенге подавали люди, живущие за границей Количество краж автомобилей во время пандемии резко сократилось В гибели двух полицейских виноват их коллега На спасение Lufthansa выделены миллиарды Узбекский оппозиционер предупредил об угрозе размещения российской военной базы в Узбекистане Президент подтвердил, что ношение масок – обязательно Кто должен умереть, чтобы в Алматы сняли карантин? Дело Лизы Пылаевой: свидетели могли дать ложные показания 5G заработала в Стокгольме

Реинжиниринг экономики Китая

ГОНКОНГ – Президент США Дональд Трамп и Вице-премьер Китая Лю Хэ подписали “первую фазу” соглашения, направленного на сдерживание затянувшейся двусторонней торговой войны двух стран. Но как только сделка была заключена, Китай столкнулся с чрезвычайной ситуацией в виде смертельной вспышки коронавируса в Ухане. 

Эти недавние события указывают на то, что Китай все еще борется с тем, что отец ядерной программы страны Цянь Сюэсень назвал в своей влиятельной работе 1993 года проблемой “открытой сложной гигантской системы”. Цянь, ведущий исследователь по системному проектированию, утверждал, что поскольку человеческий мозг имеет один триллион взаимодействующих нервных клеток, люди сами по себе являются открытыми сложными гигантскими системами, которые открыты для сложных материальных, энергетических и информационных обменов с другими людьми. Точно так же социальная система – это макроскопическая, открытая огромная система, которая взаимодействует с другими социальными системами и, таким образом, слишком сложна для моделирования любым компьютером. 

Действительно, любая системная инженерия, нацеленная на цивилизационное развитие, должна была бы учитывать даже более сложные материальные, политические и духовные аспекты трансформации и взаимодействия, которые не сводятся к количественным показателям. Поэтому единственным решением является процесс качественного анализа, за которым следует тщательное и повторяющееся тестирование против эмпирических фактов до тех пор, пока не будут найдены различные пути или варианты политики – или, как сказал известный Дэн Сяопин, “переходить через реку, нащупывая камни”. 

Анализ Цяня оказался дальновидным. Он писал, что “все это показывает, что одностороннее мышление и частичная реформа просто не работают”. “Реформе необходим общий анализ, общий дизайн, общая координация и общий план. Это реальное значение […] инженерии социальных систем для реформы и политики открытости в Китае”. 

Доминик Каммингс, советник Премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, в своем последнем посте в блоге о том, как реформировать гражданскую службу в Великобритании, привел замечание Цяня о том, что инженерия социальных систем должна быть глубоко интегрирована в национальное планирование Китая. Каммингс написал, “если вы хотите изменить Уайтхолл с 1) “провал – это нормально” на 2), “согласуйте стимулы с точностью прогнозирования, совершенствованием оперативной деятельности и высокой производительностью, тогда системное управление предоставит Уайтхоллу чрезвычайно полезный контрольный список того, что не надо делать””.

От Пекина и Уайтхолла до Брюсселя и Вашингтона, политики сталкиваются с такими проблемами, как изменение климата, неравенство, технологическое и идеологическое соперничество, которые, как представляется, не поддаются простым решениям. Таким образом, они выигрывают время, которого может быть недостаточно для мира в целом. 

Например, “первая фаза” торгового соглашения США и Китая не решает ключевых спорных вопросов, таких как постоянный двусторонний торговый дисбаланс, справедливая конкуренция в области технологий и смежных отраслей, а также глубокие и всесторонние институциональные и управленческие реформы. Более того, стратегическое соперничество двух стран, вероятно усилится в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Но соглашение действительно предоставляет китайским лидерам новую возможность для развития лучших и более открытых внутренних рынков. 

Во-первых, обязательство Китая в соответствии с соглашением стабилизировать обменный курс юаня и открыть свой сектор финансовых услуг напоминает период 1999–2005 годов, когда стабильный обменный курс закрепил важные реформы. (Этот период закончился – и впоследствии реформы застопорились – когда после июля 2005 года был введен плавающий курс юаня.) 

Более того, Китаю необходим период стабильных торгово-экономических отношений с США, для того чтобы справиться с растущими системными рисками роста долга, сокращения государственных и частных инвестиций, дисбалансов на рынке жилья и слабыми технологическими инновациями. Последнее соглашение (если оно будет иметь место) дает властям два года на то, чтобы продолжить трансформацию Китая в современную рыночную экономику таким образом, чтобы это было выгодно как его собственным гражданам, так и международному сообществу. 

Дальнейшее уточнение и разграничение соответствующих ролей государства и рынка станут ключом к этой трансформации. Китайские лидеры признают целесообразность использования рынка в качестве доминирующего механизма для распределения ресурсов, а также подчеркивают важнейшую роль государства в обеспечении общественных благ, таких как национальная безопасность, материальная и нематериальная инфраструктура, и программы социального обеспечения, включая своевременное реагирование на угрозы здоровью населения, такие как вспышка коронавируса. 

Поэтому центральные и местные органы власти Китая должны использовать быстрый рост рынков, частного бизнеса и информационных технологий, чтобы справиться с дедвейтной потерей неработающих кредитов и избыточных мощностей в устаревших промышленных отраслях – результат неправильной, плохо спланированной или устаревшей политики и нормативно-правовых актов. Если эти усилия увенчаются успехом, вновь высвободившиеся ресурсы могли бы быть использованы для стимулирования местных и национальных технологических инноваций, и создание тем самым новых рабочих мест и экологически чистых продуктов, и услуг. 

Избавление от неэффективности в Китайской экономике будет иметь решающее значение, и роль центральных и местных органов власти в распределении убытков имеет важнейшее значение для контроля системных рисков. Дедвейтные потери – это невозвратные издержки, которые не должны влиять на инвестиции, необходимые для обеспечения более устойчивого будущего роста и развития. Перемещение финансовых и реальных ресурсов из проектов с низкой производительностью в проекты с высокой производительностью могло бы углубить финансовую систему и сделать ее более эффективной (с гораздо более низкими процентными ставками), создавая тем самым более открытые, прозрачные и ориентированные на рынок условия для развития. 

Системно-инженерный подход Цяня к реформе предполагает, что повышение энергоэффективности и производство большего количества экологически чистых продуктов и услуг позволят Китаю внести существенный вклад в глобальные общественные блага и снизить свою зависимость от импортируемой энергии. Связав водные, энергетические, медицинские и социальные устремления с материальным, политическим и духовно-цивилизационным системным подходом, Китай станет менее конфронтационным и конкурентоспособным по отношению к остальному миру и больше сосредоточится на установлении взаимоуважительных отношений, которые не угрожают национальной безопасности других стран. 

Хотя стратегические направления Китая в решении основных глобальных проблем в целом аналогичны многим другим государствам, масштабы и уникальные сложности страны выделяют его на фоне остальных. В частности, размер совокупного углеродного следа Китая и Америки означает, что недавнее двустороннее торговое перемирие имеет решающее значение и дает миру шанс справиться с экзистенциальной угрозой, создаваемой глобальным потеплением. 

Эта угроза возрастает в то время, когда замедление глобального роста и рост социальных волнений – отчасти вызванных изменением климата и стихийными бедствиями – усугубляются из-за неэффективного управления. Первая фаза торговой сделки не положит конец соперничеству между великими державами США и Китаем, но могла бы помочь предотвратить уничтожение планеты этой конкуренцией.

Эндрю Шенг, заслуженный научный сотрудник Азиатского глобального института в Университете Гонконга и член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивым финансам. Сяо Гэнг, президент Гонконгского института международных финансов, является профессором и директором Научно-исследовательского института морского шелкового пути в Пекинской школе бизнеса HSBC.

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33