четверг, 03 декабря 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
В Жамбылской области смогли избавиться от позора В Латвии режим ЧП продлен до 11 января Президент утвердил бюджет на 2021 – 2023 годы Сапарбаев опроверг информацию, что потратил 20 млн на самолет Нуржан Альтаев: как живет народ, это чиновников мало волнует, а я не имею права молчать Беларусь начнет работу по предотвращению «утечки мозгов» из страны Сапарбаев: ни один дунганин не переехал в Россию или другую страну Деятки миллионов долларов Казахстан тратит на международные суды 10 ноября объявлен Днем победы в Азербайджане Эдуард Огай вышел из состава акционеров «Казахалтын» Тихановская запустила платформу для регистрации преступлений в Беларуси Представители Утемуратова прокомментировали новость о заморозке его активов Узбекистан станет наблюдателем Евразийского экономического союза Завод в Жамбылском регионе будет выпускать 30 - 60 млн. доз вакцин Россия представит в ООН вакцину от коронавируса «Спутник V» В Казахстане стало больше молодых предпринимателей ЕС может завершить оценку вакцины от BioNTech и Pfizer к 29 декабря Ездить можно будет без прав Штаб Трампа собрал 170 млн долларов США за счет пожертвований в «Фонд по защите выборов» Алия Назарбаева уверена, что народ оценит труд ее отца В Ереване прошла акция протеста за отставку Пашиняна Альтаев больше не депутат В центре Алматы вывесили 10-метровый баннер «#CancelElbasy» Усть-Каменогорск потратит около 40 млн тенге на новогоднее оформление города Активы миллиардера Булата Утемуратова заморожены

Технологии против государства

Ситуация на Ближнем Востоке – это наша отложенная реальность. Новые цифровые технологии уничтожили монополию на информацию и связь, которой обладали правительства. Молодежь этим воспользовалась, а власть это застало врасплох. Таков был сценарий изменений на Ближнем Востоке. Мы вполне можем его повторить.

В странах Ближнего Востока, а особенно в государствах арабского мира, начался период фундаментальных перемен и ещё более фундаментальных вызовов. Но способность региона ответить на многочисленные вызовы, которые перед ним возникли, осложнена национальными, региональными и международными разногласиями по поводу будущего формата перемен как в регионе в целом, так и в отдельных странах.

Международное сообщество, несомненно, играет центральную роль в поддержке социальных и экономических реформ в регионе. Но намного важнее, чтобы арабы сами начали думать о своём будущем, решая возникшие перед регионом проблемы. Они осознали, что им надо взять собственную судьбу в свои руки.

Это стало совершенно ясно после восстаний Арабской весны в 2011 году. К тому моменту регион уже переживал трансформацию, вызванную демографическими переменами:  быстрый рост населения, урбанизация, увеличение числа безработной молодёжи с университетскими дипломами. Однако взрыв протестов застал многие страны Ближнего Востока и Северной Африки врасплох.

Но самой главной причиной стала неспособность арабских правительств и обществ эффективно управлять этими переменами, а также их излишняя зависимость от иностранных государств в вопросах обеспечения безопасности. Правительства утратили способность к адаптации, чем воспользовались социальные и геополитические силы, находящиеся вне их контроля. Эти правительства не смогли или не захотели адаптироваться к каким-либо тенденциям, которые бросали вызов сложившемуся статус-кво. Не малую роль здесь сыграл и тот факт, что центральные компоненты внутренней и региональной программ  многих правительства были разработаны не ими сами, а навязаны извне региона.

Для перехода к более эффективной и  проактивной форме правления странам Ближнего Востока надо создать условия для реальных политических реформ и реализации потенциала гражданского общества. Это позволило бы перераспределить власть и наладить коллективное сотрудничество. Перед регионом стоят проблемы, которые являются слишком сложными и глубокими, чтобы их можно было решить односторонними приказами, спущенными сверху. Необходимо раскрыть потенциал креативности в арабском обществе. При этом одним странами понадобится экономическая и социальная поддержка для создания необходимых внутренних условий, а другим придётся решать серьёзные геополитические вопросы.

Взять, например, Тунис, который за пределами Ближнего Востока многие рассматривают как едва ли не самую главную региональную историю успеха за последнее время. Да, политические силы Туниса подают хороший пример: они обычно готовы идти на компромисс между собой ради достижения жизнеспособности структуры госуправления. Однако внутреннее социальное недовольство и раздоры по-прежнему являются частью тунисской политики. Правительству  Туниса не следует полагать, будто все граждане страны удовлетворены новым порядком.

Предоставление возможности участия в политике национальным, муниципальным и даже племенным лидерам особенно важно в самых нестабильных странах региона. И в качестве первого шага там следует ограничить доступность оружия, которое может быть использовано для оспаривания власти легитимных правительств. К примеру, создание дееспособного правительства в Ливии потребует международной помощи, в частности совместных усилий ООН, Лиги арабских стран и Африканского союза, а также соглашения между Алжиром, Египтом и Тунисом по мониторингу и контролю границ, в том числе морских.

Египет переживает собственную фундаментальную социополитическую трансформацию. На фоне отсутствия культуры политического компромисса крушение центральной власти в 2011 году было неудивительным. Теперь Египту предстоит восстановить широкий, основанный на конституции консенсус по поводу фундаментальных экономических и социальных правил игры. Для этого нужно, чтобы все заинтересованные группы в правительстве и гражданском обществе продемонстрировали реальное желание достичь соглашений, которые  учитывали бы законные нужды каждого. Для продвижения вперёд египтянам надо искать способы применения новых технологий для подключения всех граждан к этим дебатам, призванным определить ход данного процесса.

Сирия, ставшая местом реальной гуманитарной катастрофы, которой не видно конца, является самым трудным экзаменом на готовность региона к компромиссу и примирению. Этот конфликт настолько комплексный, что у него не может быть явного военного победителя. Даже великие державы, которые сейчас оказались в него вовлечены (США и Россия), не смогут добиться здесь мира в одиночку.

Конечно, США и Россия будут незаменимы при формировании нового политического и военного ландшафта, действуя с помощью санкций, военной силы или силы политического убеждения. Но любой реальный и длительный мир в Сирии потребует сотрудничества большего числа игроков. Понадобятся многосторонние договорённости: между США и Россией, между странами Персидского залива (в первую очередь, между Саудовской Аравией и Ираном), между сирийской оппозицией и сторонниками режима президента Башара Асада.

Потребность в широком сотрудничестве очевидна во всех уголках региона, где проблемы стали настолько глубоки, что не могут быть решены простыми и быстрыми мерами. Динамичные, мирные общества не появятся на Ближнем Востоке, если их граждане не вспомнят потерянное искусство компромисса и не встанут на путь консенсуса в государственном строительстве. Для этого, конечно, потребуется время и терпение. Правительства стран региона должны будут сами определять свою судьбу, при этом региональный авантюризм отдельных арабских государств придётся ограничить.

Помогая региону ответить на множество вызовов, стоящих перед ним, международное сообщество должно использовать троякий подход. Во-первых, следует укреплять институты управления в странах Ближнего Востока и направить их на путь самодостаточности. Во-вторых, безусловно сохранять и уважать сложившуюся систему государств в регионе. В-третьих, нужны согласованные усилия, чтобы покончить с насилием и создать условия для начала новых политических процессов.

Кровопролитие, раздоры и безнадёжность сеют семена терроризма и экстремизма. Консенсус, компромисс и сотрудничество – внутри стран Ближнего Востока и арабского мира, а также между ними – должны стать ключевыми словами, которые помогут избавить нашу жизнь от этих деструктивных сил.

Набиль Фахми – бывший министр иностранных дел Египта, бывший посол Египта в США и Японии, профессор Американского университета в Каире (AUC).

 

Copyright: Project Syndicate/Mohammed Bin Rashid Global Initiatives, 2016.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6