понедельник, 18 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Навальный арестован Фейсбук удалил 59 аккаунтов, связанных с КНБ Казахстана Израиль расследует незаконную поставку вакцины Pfizer в Украину Москва вернется к нормальной жизни в мае Президент Турции привился китайской вакциной от коронавируса Мамин опять премьер Жанболат Мамай призвал депутатов покинуть парламент Тихановская призвала Евросоюз ввести адресные санкции против белорусских предприятий ЕБРР продлил Программу поддержки МСБ в Казахстане до 2025 года Российский политик предложил США поучиться у Казахстана и Кыргызстана проведению выборов Мировая добыча природного газа упала Вашингтон усиливает меры безопасности накануне инаугурации Байдена Дарига Назарбаева в новом Мажилисе осталась без должности Италия продлевает режим ЧС до конца апреля Назначения в Мажилисе: без интриги Токаев раскритиковал работу омбудсменов HRW о Казахстане: "провал курса на реформы в области прав человека". Новые депутаты приняли присягу Токаев – за «против всех» В Шымкент планируют привлечь 315 млрд тенге В Казахстане запущен телеграмм-бот по делам о пытках В США обнаружены два новых штамма коронавируса Чиновники будут сидеть в прозрачных кабинетах В Узбекистане статистику смертности от коронавируса будут публиковать по официальным запросам Навальный объявлен в федеральный розыск

Пиррова победа Терезы Мэй

Британские выборы, назначенные Премьер-Министром Терезой Мэй на 8 июня, изменят перспективы британской политики и ее отношений с Европой, но не обязательно в том смысле, как это представляется значительно увеличившемуся большинству сторонников Консервативной Партии Мэй. Поражение тактики выжженной земли, которую Консервативные Евроскептики надеются навязать Британским интернационалистическим и прогрессивным силам, было символизировано заголовком Daily Mail в предвыборном объявлении Мэй: “Сокрушить саботажников”. Но громкая июньская победа в конечном итоге может привести к еще более ошеломляющему развороту, подобного надменному маршу Наполеона на Москву, после того, как он уничтожил всю оппозицию в Западной Европе.

Проевропейские прогрессивные силы Британии все еще могли бы вырвать победу из лап поражения по трем соответствующим причинам.

Во-первых, переносом срока Британских выборов, Мэй фактически продлила срок выхода Великобритании из Евросоюза с 2019 на 2022 год. Досрочные выборы неизбежно ведут к тому, что Великобритания формально покинет ЕС в марте 2019 года, потому что Мэй больше не столкнется даже с теоретической возможностью оппозиции в парламенте. Но это, также позволит Британии принять длительный переходный период, после даты выхода в 2019 году, чтобы предприятия и административные системы могли приспособиться к каким-либо условиям, согласованным к тому времени.

Британские бизнес-лобби, а также правительственные чиновники, ответственные за внедрение, делают все возможное, чтобы этот переходный период длился как можно дольше. Вместе с тем, ЕС настаивал на том, что в течение переходного периода должны продолжаться все текущие обязательства членства в ЕС, включая бюджетные взносы, свободное передвижение рабочей силы и применение судебных решений ЕС.

Пока не были назначены выборы, казалось практически невозможным согласовать потребность делового сообщества в длительном переходном периоде с настойчивостью Консервативных Евроскептиков о полном и немедленном разрыве с ЕС. Сокрушительная победа на выборах даст Мэй необходимые полномочия для ведения переговоров о долговременном переходе, несмотря на возражения экстремистов, выступающих против ЕС, и убедит более умеренных Евроскептиков, что с гарантированным Брекситом точный срок выполнения различных обязательств ЕС не столь важен.

В результате, несмотря на то, что Великобритания официально перестанет быть членом ЕС к марту 2019 года, очень мало что изменится в экономике или в образе жизни Британии до следующих всеобщих выборов в 2022 году. В этом смысле, решение Мэй созвать досрочные выборы является поражением для экстремальных Евроскептиков, которые в противном случае могли бы заставить ее окончательно порвать с Европой, к марту 2019 года.

Это относится ко второй причине, по которой неизбежный триумф Британских Евроскептиков может закончиться пирровой победой. В то время как досрочные выборы приведут к задержке экономических изменений, это значительно ускорит трансформацию Британской политики.

Главная оппозиционная Лейбористская партия Великобритании с 2015 года переживает смертельную агонию, но могла бы продержаться в своем нынешнем состоянии зомби до тех пор, пока не будут назначены всеобщие выборы. Поскольку следующие выборы ожидались в 2020 году, не исключено, что за эти три года некоторые непредвиденные события могли бы позволить Лейбористам возродиться. Предстоящей предвыборной кампанией, Мэй, также привела к дезинтеграции Лейбористов, и практически свела на нет возможность их возрождения.

Когда Лейбористская Партия рухнет, после своего поражения в июне, реорганизация прогрессивной Британской политики станет практически бесспорной. Эта реорганизация, объединяющая разочарованных политиков Лейбористов и избирателей с Либерал- демократами, Зелеными и, возможно, Шотландскими и Валлийскими националистами, вполне может привести к оппозиции, которая более эффективна, чем та, с которой сталкивается Мэй в настоящее время, даже если у нее меньше мест в парламенте.

К моменту следующих всеобщих выборов, вероятнее всего в 2022 году, у Британских интернационалистских и прогрессивных политических сил будет пять лет, чтобы подготовится противостоять консерватизму Мэй и Английскому национализму. К тому времени, Консерваторы уже будут у власти в течении трех парламентов и 12 лет. Речь идет о том, сколько обычно необходимо времени для того, чтобы политический маятник Британии сместился от правых к левым

Более того, благодаря расширенному переходному периоду для Брексита, ставшему возможным в результате досрочных выборов, только к 2022 году можно будет ощутить все последствия прекращения членства в ЕС, а также противоречия в коалиции Брексит между либертарными сторонниками свободной торговли и социально консервативными националистами и протекционистами. Тем временем, усилия по заключению соглашений о свободной торговле с США и Китаем указали на слабость Британской позиции на переговорах. В результате, общественное мнение относительно целесообразности Брексита, к 2022 году может существенно измениться. В любом случае, изменение отношений с Европой станет ключевым вопросом, вокруг которого могут объединиться, после своего поражения, Британские социально-либеральные и интернационалистические политические силы.

Предположим, что тем временем, ЕС продолжит восстановление своей экономики. Предположим далее, что после выборов во Франции и Германии в этом году, более сильное Франко-Германское партнерство приведет еврозону к более тесной политической интеграции, которая, безусловно, необходима для успешной единой валюты, в то время как Дания, Швеция и Польша четко дают понять, что они не намерены когда-либо присоединиться к евро. К 2022 году, Британские избиратели вполне могут принять решение о том, что повторное присоединение к двуединому Европейскому союзу гораздо привлекательнее, чем просьбы о младшем партнерстве с США, не говоря уже о Китае. Это третья причина, по которой Британские Консервативные Евроскептики могли бы сожалеть о своем неизбежном электоральном триумфе.

Что бы ни случилось, решающая битва в войне за долгосрочные перспективы Британии в этом году не будет для Мэй легкой победой. Через пять лет, это будет столкновение между националистическим консерватизмом и новой прогрессивной оппозицией.

Анатоль Калецки, главный экономист и сопредседатель Gavekal Dragonomics и автор книги Капитализм 4.0 Рождение новой экономики.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4