понедельник, 18 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Герхард Шредер: аннексия Крыма - явное нарушение международного права Антикоры: Нурашев не задержан, но расследование зарегистрировано Казахстанские правозащитники требуют освободить Алексея Навального Многодетные женщины протестуют в Нур-Султане Акимат Алматы отрицает задержание топ-чиновника Ничего святого Байден делает ставку на науку В узбекских школах начнут преподавать шахматы В Алматы свыше 20 тысяч избирательных бюллетеней признаны недействительными Навальный арестован Фейсбук удалил 59 аккаунтов, связанных с КНБ Казахстана Израиль расследует незаконную поставку вакцины Pfizer в Украину Москва вернется к нормальной жизни в мае Президент Турции привился китайской вакциной от коронавируса Мамин опять премьер Жанболат Мамай призвал депутатов покинуть парламент Тихановская призвала Евросоюз ввести адресные санкции против белорусских предприятий ЕБРР продлил Программу поддержки МСБ в Казахстане до 2025 года Российский политик предложил США поучиться у Казахстана и Кыргызстана проведению выборов Мировая добыча природного газа упала Вашингтон усиливает меры безопасности накануне инаугурации Байдена Дарига Назарбаева в новом Мажилисе осталась без должности Италия продлевает режим ЧС до конца апреля Назначения в Мажилисе: без интриги Токаев раскритиковал работу омбудсменов

В Южной Корее новый президент

Мун приступит к своим обязанностям в период обострения напряженности с Северной Кореей. Сможет ли он объединить две страны мирным путем?


Мун Чжэ Ин от Демократической партии Кореи  был только что избран президентом Южной Кореи. В демократической истории страны, это второй переход власти от консерваторов к либералам.

Это началось неожиданно в октябре прошлого года, когда разразился коррупционный скандал с участием тогдашнего президента Пак Кын Хе, кульминацией которого стал ее импичмент и отстранение от должности в начале этого года. Хотя отстранение Пак было болезненным, оно также продемонстрировало устойчивость Южнокорейской демократии.

Чтобы понять, какого рода политику он будет проводить, необходимо ознакомиться с либеральным внешнеполитическим мышлением в Южной Корее со времен президентства Ким Дэ Чжуна в 1998-2003 годах.

Ким наблюдал, как Холодная Война в Европе подошла к мирному концу, и он хотел довести продолжающуюся конфронтацию своей страны с коммунистическим Севером до аналогичного ненасильственного исхода. Поэтому он преследовал прямое сотрудничество с Северной Кореей, а его “Политика солнечного света” была продолжена его преемником Ро Му Хёном. До того как он скончался в 2009 году, Ро (под которым я служил Министром иностранных дел) был политическим наставником и близким другом Муна.

Воссоединение Германии, предшествовавшее политике прямого участия Западной Германии или Остполитик, с Восточной Германией в последние десятилетия Холодной Войны, стало источником глубокого вдохновения для Ким. Бывший Канцлер Германии Вилли Брандт начал серьезно заниматься Остполитикой в 1970-х годах, а Гельмут Коль продолжил политику после своего прихода к власти в 1982 году. Хотя Остполитика не могла изменить характер режима в Восточной Германии, она сделала Восточную Германию в значительной степени зависимой от Западной Германии, и дала Колю значительные политические рычаги в процессе воссоединения.

Безусловно, большинство Корейских либералов признают, что Северная Корея – это не Восточная Германия, которая никогда не угрожала Западной Германии или Соединенным Штатам ядерным оружием. Тем не менее, Мун и его сторонники с сожалением отмечают, что консервативные президенты Южной Кореи от Ли Мён Бака не придерживались “Политики солнечного света”, как это сделал Коль с Остполитик”. Если бы они это сделали, Северная Корея могла бы стать более зависимой от Южной Кореи, чем от Китая, и тогда лидерам США и Южной Кореи не пришлось бы постоянно обращаться к Китаю с призывом обуздать Северокорейский режим.

Либералы Южной Кореи также признают, что со времен Ким и раннего периода Ро, когда Северная Корея еще не была де-факто ядерным государством, стратегическая ситуация значительно изменилась. Чтобы реализовать свою либеральную мечту о национальном объединении, Мун придется столкнуться с гораздо более сложным вызовом, чем все те, с которыми сталкивались его предшественники.

Мун будет продолжать следовать своей мечте, но он будет делать это осмотрительно, заострив внимание на геополитических реалиях. В недавнем интервью Washington Post он ясно дал понять, что рассматривает альянс Южной Кореи с США в качестве основы своей дипломатии и пообещал не начинать переговоры с Северной Кореей без предварительной консультации с США. Но, помимо официальных переговоров, он также мог бы попытаться наладить контакты с Севером, возобновив межкорейское сотрудничество по вопросам здравоохранения или окружающей среды, которые выходят за рамки международных санкций.

За последние девять лет, консервативные президенты, особенно Пак, прекратили все контакты с Северной Кореей, пытаясь подтолкнуть ее к денуклеаризации. Южнокорейские либералы утверждают, что эта политика поставила под угрозу национальную цель мирного воссоединения, превратив ее в пустой лозунг. Они считают, что поддержание межкорейских отношений заложит основу для воссоединения Полуострова, как это сделала Остполитика в Германии. Таким образом, Мун, скорее всего, будет придерживаться двуединой стратегии, которая объединяет денуклеаризацию с вовлечением и подготовкой к возможному воссоединению.

Мун признал, что для привлечения Северной Кореи за стол переговоров потребуются решительные санкции. Поэтому у его правительства не будет принципиальных разногласий с США, особенно сейчас, когда Госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что США не стремятся к смене режима в Северной Корее.

Мун также потребуется бóльшая гибкость, чем его консервативным предшественникам, чтобы приспособиться к возглавляемой США операции в Иране, направленной на замораживание ядерной и ракетной деятельности Северной Кореи. Но если Президент США Дональд Трамп попытается заставить Южную Корею заплатить за недавно развернутую Terminal High Altitude Area Defense (THAAD), Мун придется отказаться. В противном случае он столкнется с серьезной внутренней реакцией как с левой, так и с правой стороны.

Последней, но критической проблемой является Китай, с которым Корея пережила горькую историю. Китай вмешивался, всякий раз когда рассматривал Корейский полуостров в качестве потенциального плацдарма для вторжения морской силы. Китай вмешался в 1592 году, когда Япония приготовилась атаковать династию Мин, для начала подчинив Корейскую династию Чосон. Это снова повторилось во время Китайско-Японской войны 1894 года, а затем во время Корейской войны в начале 1950-х годов.

Несмотря на эту историю, Корейские либералы признают, что сотрудничество с Китаем будет необходимо для достижения воссоединения. Соответственно, правительству Муна придется поддерживать солидный альянс с США, в то же время пытаясь улучшить отношения с Китаем, которые охладились после того, как Южная Корея приняла решение о размещении системы THAAD. Мун мог бы попытаться успокоить опасения Китая, представляя, что система временна и может быть свернута, в ожидании Северокорейской денуклеаризации.

Те, кто предсказывает, что президентство Мун разрушит Южнокорейские отношения с США и Японией, безусловно, ошибаются. В конце концов, именно во время президентства либерального Ро, Южная Корея заключила Соглашение о свободной торговле между Южной Кореей и США, разрешила передислоцировать Американские войска в пределах своих границ и отправила свои войска сражаться бок о бок с США в Ираке. Мун подтвердит это наследие и попытается возродить другую, современную и обновленную версию “Политики солнечного света”, которая воплощает самые основополагающие долгосрочные устремления Южной Кореи.

Юн Янг-кван, бывший министр иностранных дел Республики Корея, почетный профессор международных отношений Сеульского национального университета.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4