Сколько долларов и евро хранят казахстанцы
Поддержать

Сколько долларов и евро хранят казахстанцы

В мире ничтожно мало случаев, когда внешняя помощь приводила к реальному социально-экономическому взлету. Зато это всегда вело к гарантированной долговой зависимости. Яркий пример тому – Кыргызстан, где размеры внешнего долга очень скоро могут привести страну к страновому дефолту. Таковы горькие выводы экспертов платформы CPDE. Об этом рассказала exclusive.kz одна из ее экспертов Фарида Абдылдаева (Кыргызстан). 

— Фарида, что такое  CPDE?

— Гражданское Движение за Эффективность Развития Кыргызстана, которая является  членом глобальной платформы ОГО – Партнерство ОГО в Целях Эффективности Сотрудничества. Основная цель платформы – стремление сделать развитие более эффективным за счет изменения архитектуры глобальной помощи и расширения возможностей организаций гражданского общества, работающих на местах.

Если коротко о мониторинге, то для достижения Целей Устойчивого Развития (ЦУР) правительства, партнеры по развитию, организации гражданского общества, частный сектор и другие участники развития на глобальном уровне проводят мониторинг эффективности сотрудничества, используя методологию Глобального партнерства в целях эффективности развития  (GPEDC). Мониторинг дает возможность обмена знаниями и критического осмысления прогресса в отношении обязательств по эффективности помощи и развития, принятых в Париже, Аккре, Пусане, Мексике и Найроби. В ее рамках разработана специальная методология мониторинга эффективности развития, которая также затрагивает вопросы эффективности внешней помощи. Как правило, правительства дают свои согласия на такой мониторинг. В нашем регионе его дали Таджикистан (участвовал в 2016) и Кыргызстан (2016, 2018), но Казахстан, Узбекистан и Туркменистан пока такого согласия не дали.

— Как вы думаете, почему?

— Когда страна очень зависима от внешних вливаний, приходится работать  на международный имидж и рейтинги, что позволит лучше открывать двери  доноров. Мы знаем, что  Кыргызстану весьма трудно  обойтись без внешней помощи. Такая же ситуация и в Таджикистане. Что касается Казахстана, то он более  экономически устойчив и может позволить себе проигнорировать эти вещи.  Туркменистан, как вы знаете, это просто пока очень  закрытая страна. Узбекистан занимает выжидательную позицию. 

Впрочем, согласие на участие в платформе это еще не панацея. Правительство Кыргызстана не имеет полного понимания сути методологии, нет точных агрегированных данных, да и качество заполнения форм в рамках мониторинга оставляет желать лучшего.  Нет четкого понимания  категорий  эффективности развития: что это означает, какие договорённости и принципы лежат в ее основе, какие требования есть  к повышению  эффективности внешней помощи?  Отчеты доноров и правительств зачастую разнятся, поскольку и те, и другие используют различные методологии оценки эффективности помощи. Тем не менее, определённый прогресс  есть — происходит осмысление этой проблематики,  мир начинает договариваться о правилах игры, где ключевыми принципами эффективности помощи признали:

  • Приоритеты развития определяются самими развивающимися странами, а партнёры по развитию (доноры) применяют подходы, адаптированные к ситуациям и потребностям конкретной страны-реципиента.
  • Усилия в области развития должны оказывать долгосрочное воздействие на искоренение нищеты и сокращение неравенства, а также на укрепление потенциала развивающихся стран в соответствии с их собственными приоритетами.
  • Инклюзивное партнёрство в области развития, где помимо традиционной конструкции – Правительство-Донор, признаются другие участники развития как ОГО, частный сектор, парламенты и т.д.
  • Взаимная прозрачность и подотчетность участников развития перед друг другом и бенефициарами.
  • Помощь, оказываемая развивающимся странам, не должна предусматривать условия социально-экономического, политико-геополитического характера, выполнение которых обязательно для получения помощи, а также требования  приобретать товары и услуг у донора.

Внутри страны также появляется большой  запрос от общества – оценить эффективность внешней помощи, проанализировать, почему мы столько должны?  Так, по данным Министерства финансов КР внешний долг страны на 31 мая 2019 года составил 3 млрд 783 млн долларов США, что составляет порядка 47% от ВВП. Стоит отметить, что по данным МВФ, критическим уровнем задолженности, в соотношении с ВВП, считается порог в 60% от ВВП.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.