пятница, 21 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Известный марафонец выиграл иск по делу о «защите чести и достоинства» первого президента Казахстана Европарламент призвал к международному расследованию событий в Казахстане, призывая наказать чиновников Активисты группы #НЕТУТИЛЬСБОРУ требуют проверки на наличие коррупционной составляющей АО «Жасыл Даму» Сауд Арабиясында рекордтық суық тіркелді Скончался Толеубек Аралбай - заслуженный артист Казахстана Мәсімовтың туысы лауазымды қызметінен босатылды В Алматы полицейские обнаружили тайные захоронения боевиков В Казахстане приходится всего 38 военных на 10000 человек В 2 млрд тенге оценивается предварительный ущерб банкоматов от "январских событий" Зеленский Ресеймен соғыс болу ықтималдығына байланысты үндеу жасады Акимат Алматы окажет помощь пострадавшим предпринимателям Осмотры разграбленных объектов бизнеса завершаются в Алматы Международное расследование: как Нурсултан Назарбаев контролирует большие активы через сеть благотворительных фондов Елбасы әлемдік деңгейдегі мәселелерді шешті – Мұхамеджан Тазабек Глава департамента Алматы Канат Таймерденов рассказал о деталях массовых беспорядков в городе Байден заявил, что обеспокоен близостью «полномасштабной ядерной войны» Навальный дал интервью Time: «Своими действиями Путин сильно повышает вероятность развала страны» Глава государства пообещал беспощадную борьбу с коррупцией ЕНПФ вышел из числа акционеров Halyk Bank Холдинг «Байтерек» неэффективно использовал 99 млрд тенге - СК Геополитическая ситуация влияет на валютные торги - эксперты Компания Huawei Watch GT 3 презентовала новые часы Тоқаев қорғаныс министрін ауыстырды Кого назначили министром обороны РК и главнокомандующим Нацгвардией? В Казахстане создана петиция с требованием лишить Назарбаева неприкосновенности

Какой должна быть господдержка банков?

С ноября этого года вновь пошла речь о государственной поддержке одного из коммерческих банков через Фонд Проблемных Кредитов. В прошлом подобная госпомощь через фонд не соответствовала мировой практике и вызвала ряд серьезных вопросов. Остается надеется, что в это раз на вопросы «зачем» и «как» будут найдены правильные ответы.

19 ноября 2020 года на сайте KASE была опубликована информация о том, что АО "Фонд проблемных кредитов" (ФПК) заключило с АО "АТФБанк" сделку по приобретению активов АТФБанка на условиях, определённых договором приобретения активов. В прессе даже называлась сумма сделки – 174 млрд тенге. Через несколько часов эта информация была удалена на KASE. Агентство "КазТАГ" сообщило, что "информация Фонда проблемных кредитов была отозвана её инициатором".

Затем председатель правления ФПК в ответе на запрос informburo.kz сообщил, что - "В настоящее время имеется факт обращения по вопросу управления "токсичными" активами банка. Задействованными сторонами идёт обсуждение данного вопроса. На текущий момент сделка не совершена".

И наконец, 22 декабря этого года рейтинговое агентство S&P сохранило рейтинг АТФ банка на уровне “B-“ прогноз - «Стабильный», полагая, что сделка с банком «Jýsan Bank», о которой было объявлено 2 ноября 2020 года, будет сопровождаться мерами государственной поддержки.

То есть, все идет к тому, что государство вновь окажет помощь банку через ФПК. Здесь возникает ряд вопросов. Зачем государство вообще собирается оказывать такую помощь? Если это реально необходимо, то насколько рыночной будет такая господдержка банков?

ФПК на 100% принадлежит Минфину и его миссией является - «Улучшения качества кредитных портфелей банков путем выкупа неработающих активов и других механизмов оздоровления банковского сектора. Вовлечение в экономический оборот неработающих активов путем их оздоровления и реализации.»

У Всемирного Банка есть отличный документ, подробно описывающий, чем и как должны заниматься государственные компании, аналогичные Фонду Проблемных Кредитов. Я остановлюсь только на ключевых проблемных моментах, которые напрямую относятся к государственной поддержке банков через ФПК.

Чем должен заниматься Фонд Проблемных Кредитов?

Главным принципом государственной поддержки банков по работе с проблемными активами является то, что неработающие кредиты являются неотъемлемой частью жизни финансовых институтов. В обычное время финансовые учреждения обязаны самостоятельно управлять такими активами, поскольку они знают своих клиентов и лучше всего подготовлены к реструктуризации и сбору средств по неработающим кредитам.

Государственное прямое вмешательство в работу с проблемными кредитами в определённом банке может быть оправдано только, когда: (i) уровень неработающих активов во всей системе высок и угрожает стабильности всей банковской системы; (ii) банки не хотят признавать свои убытки из-за слабых позиций капитала или отсутствия необходимых навыков для реструктуризации кредитов; и/или (iii) законодательная база по работе с проблемными кредитами в стране недостаточно развита.

Другим важным принципом государственной поддержки банков по работе с проблемными активами является то, что государство должно работать только на рыночных условиях, прозрачно, с подотчётностью обществу так, чтобы избежать возмещения убытков акционерам проблемных банков. Госкомпании по работе с проблемными кредитами считаются успешными, когда им удается погасить все свои обязательства перед бюджетом и часть первоначального капитала (то есть, удается по максимуму вернуть государственные деньги), и когда они добиваются создания динамичного рынка проблемных активов.

С этой точки зрения мне очень понравилось выступление главы государства на расширенном заседании Правительства в январе этого года, где был сказано следующее. «Предстоит разработать подходы по оздоровлению банковской системы. Сделать это надо срочно, не откладывая дело в долгий ящик. В противном случае последствия могут быть серьезными. Вопрос поддержки банковского сектора следует рассматривать на рыночных условиях, без использования бюджетных средств.»

Нерыночные и непрозрачные операции ФПК

Согласно аудированной финансовой отчётности ФПК, на конец 2019 года у компании был негативный капитал в размере 0,72 трлн тенге. Он сформировался следующим образом. Государство вложило в ФПК – 3,01 трлн тенге капитала и компания понесла убытки на сумму 3,73 трлн тенге. 3,26 трлн тенге убытка появились в результате приобретения проблемных активов по цене гораздо выше рыночной стоимости. 0,37 трлн тенге убытка появились в результате кредитование банков по процентным ставкам гораздо ниже рыночных. Помимо негативного капитала у ФПК есть долги перед государством на сумму 1,17 трлн тенге.

Давайте посмотрим, как в ФПК появились убытки в результате приобретения проблемных активов по нерыночной стоимости.

Как говорится в аудированной финансовой отчётности ФПК, в июле 2017 года фонд уплатил 2,64 трлн тенге на условиях 100% предоплаты за проблемные активы БТА банка, которые также включали неработающие кредиты и залоги, переданные из Казкоммерцбанка в БТА. В свою очередь переданные проблемные активы были позднее оценены по рыночной стоимости на сумму всего 0,27 трлн тенге. То есть, государство в лице ФПК на приобретении проблемных активов банка Казком-БТА получило убыток в 2,37 трлн тенге. При этом такая громадная «сделка» прошла очень непрозрачно, поскольку осталось непонятным какие еще ценные активы остались в БТА банке.

По отчетности ФПК, приобретение проблемных активов Цесна банка происходило в два этапа. В сентябре 2018 года фонд заплатил 450 млрд тенге за проблемные активы с рыночной стоимостью в 46 млрд тенге. В январе 2019 фонд заплатил 604 млрд тенге за проблемные активы Цесна банка стоимостью в 119 млрд тенге. То есть, государство в лице ФПК на приобретении проблемных активов банка Цесна банка получило убыток в 0,89 трлн тенге.

Такие покупки проблемных активов банков по заоблачно-высокой нерыночной цене искажают суть государственных финансовых операций по оздоровлению банков. Например, сумма государственной оплаты за проблемные активы в 6 раз превышала их рыночную стоимость в Цесна Банке, и в 10 раз – в БТА банке. Спрашивается, откуда взялось такое громадное завышение суммы оплаты за проблемные кредиты?

Если бы государство в лице ФПК действовало в соответствии с лучшей мировой практикой, то все операции с Казком-БТА и Цесна банком должны были осуществляться на рыночных условиях, включая их кредитование. Например, вместо покупки проблемных активов банков по завышенной цене государство должно было разделить эту операцию на две сделки.

Во-первых, государство должно было выкупить проблемные активы в этих банках по рыночной стоимости, чтобы дать банку дополнительную ликвидность. Во-вторых, оно должно было вложить в эти банки акционерный капитал, чтобы закрыть громадную дыру в капитале банка из-за кредитных убытков. Затем государство должно было продать свою долю в капитале по реально рыночной цене. Такой подход дал бы нормальную финансовую логику и прозрачность операций по государственному оздоровлению банков. Кроме того, подобный подход сразу снял бы вопрос о том, было или не было возмещение убытков акционерам проблемных банков со стороны государства.

Зачем государство помогает банкам?

Как было сказано ранее, в соответствии с рекомендациями Всемирного Банка, государство может вмешиваться в деятельность банков по проблемным кредитам в трех случаях: (i) уровень неработающих активов во всей системе высок и угрожает стабильности всей банковской системы; (ii) банки не хотят признавать свои убытки из-за слабых позиций капитала или отсутствия необходимых навыков для реструктуризации кредитов; и/или (iii) законодательная база по работе с проблемными кредитами в стране недостаточно развита.

После кризиса 2008-2009 законодательная база по работе с проблемными кредитами в Казахстане была значительно улучшена и это уже не является условием вмешательства государства. Также за прошедшие 10 лет банки приобрели достаточный опыт по работе со своими проблемными кредитами.

Что касается угрозы стабильности всей банковской системы, то Казком-БТА был системообразующим банком и его неплатёжеспособность однозначно могла бы обернуться катастрофой для экономики Казахстана. Поэтому, по вопросу зачем государство вмешалось в оздоровление этого банка не было никаких сомнений. Что касается Цесна банка, то он не был системообразующим банком. Однако он был достаточно крупным и его спасение со стороны государства частично можно было оправдать.

Что касается ожидаемого выкупа проблемных кредитов в АТФ банке, то государственная помощь в этом случае подпадает только под одно условие - банк не хочет признавать свои убытки из-за слабых позиций капитала. Других причин просто не должно быть, поскольку АТФ банк будет приобретен другим банком, у которого более чем достаточно капитала и ликвидности. Если все-таки ФПК будет выкупать проблемные активы АТФ банка, то особенно важно, чтобы эта сделка прошла по реально рыночной цене.

Мурат Темирханов, FCCA. Финансист/экономист

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33