воскресенье, 25 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

Девальвация – 2017: казахстанцы снова оплатят банковский кризис?

Ожидание очередного падения курса национальной валюты стало такой же нормой жизни, как ритуальная чистка зубов или рядовой поход в магазин за товарами первой необходимости. При этом популярная правительственная мера по подрыву безусловного доверия к долгосрочной стабильности национальной валюты, похоже, дает примерно такой же эффект, как кровопускание больному малокровием.

 

 

Грядущий август-месяц особенно памятен держателям тенге малоприятными событиями двухлетней давности. 20 августа 2015 года приключилась одномоментная девальвация и тенге отправился в никем неограниченное плавание с отметки 255 единиц за доллар США. За последнее время курс свободно упал уже с 312 до 325 тенге.

И хотя среднегодовой курс доллара установлен властями, как 330 к 1, среднестатистический казахстанец, имеющий, вопреки всем стараниям государства, кое-какие накопления в тенге, желает понимать, что дальше и есть ли предпосылки к тому, чтобы занимать низкий старт?

Потому что в рыночном Казахстане, как в самом точном прогнозе погоды – возможно всё. Особенно возможно после триумфального закрытия такого политического мероприятия, как EXPO, предупреждают некоторые синоптики. Ведь обещали же, что предстоящая выставка станет «поворотным пунктом для Казахстана», но что позитивного ожидает тебя за этим поворотом никто не уточнил.

Но и в этом случае, девальвация, которую власть называет «корректировкой курса», сопряжена с ростом внутриполитического напряжения, пусть даже незаметного и тщательно скрываемого от общества. Показательный опыт прошлого подсказывает, что в Казахстане проводить болезненные девальвации безопасно для власти.

 

    

Обычно эксперты (и, к слову, уже давно не одни они) определяют два основных симптома, на которые надо обращать внимание в первую очередь. Это то, как стремительно или планомерно падает цена на нефть и, что происходит с курсом российского рубля.

Другие немаловажные признаки – целенаправленные заявления или обозначенные действия правительства с тем, чтобы стимулировать экономический рост за счет массы «оздоровившегося» тенге, озабоченно-одобрительный хор инвесторов, политика и поведение монетарного центра – банка-регулятора, а также спекулятивные действия комбанков на валютном рынке.

Никакой строгой драматургии здесь нет и одно действие совершенно не мешает другому. Да что говорить, если, как известно, председатель Национального банка Казахстана иногда приходит на работу и, будто бы, только тут к своему изумлению узнает, что тенге внезапно оздоровился и достиг равновесного курса! Причем, что такое равновесный курс – никому из принимающих решение специалистов, кажется, неизвестно.   

Так вот, если правительство бодро докладывает о росте ВВП за первое полугодие на 4,2 процента, но призывает всех не расслабляться к концу года, а инвесторы пока помалкивают, то Национальный банк за последнее время отметился важной и вместе с тем неоднозначно воспринятой 15-летней программой по повышению финансовой устойчивости казахстанских банков.    

Что до спекуляций, то тем, кто даже поверхностно разбирается в этом барометре, объемы торгов валютой США на KASE сегодня подскажут, что банки второго уровня куда активней чем прежде запасаются долларами. Об этом говорят последние и краткосрочная (спот) и долгосрочная (своп) сделки. По своп-сделкам за июнь куплено почти 3,5 миллиардов долларов, на свопе БВУ получают от Национального банка более 36,5 миллиардов.

 

 

Какими факторами, комбинацией каких причин вызваны неоднократные разговоры о том, что к концу года, возможно, курс опять потерпит корректировку? Экономист Жангир Рахжанов считает, что тут всё будет зависеть от базовых причин.    

– По моему мнению, на курс тенге к доллару влияют только два фактора – цена на нефть и курс рубля к доллару. То есть, если сильно упадет цена на нефть, то примерно также отреагирует тенге. С другой стороны, если цены на нефть останутся неизменными, а рубль резко упадет относительно доллара, то с большой долей вероятности тенге последует за российской валютой. В отличии от тенге на рубль помимо цены на нефть действуют другие важные факторы. Например, санкции и другие геополитические риски, процентные ставки на рынке США и России, интервенции российских властей на своем валютном рынке и прочее.

В то же время есть версия, что будущая корректировка курса может быть напрямую связана с помощью государства «Казкоммерцбанку», чтобы вернуть потраченные триллионы тенге, а также с системным банковским кризисом, в целом. Отсюда следуют и прогнозы, что по окончании EXPO в Астане может быть принято очень нужное кому-то политическое решение. Жангир Рахжанов в комментариях для Exclusive.kz не склонен думать, будто проблемы банков скоро скажутся на курсе тенге.    

– Относительно проблем системообразующих комбанков, бюджетного дефицита или же EXPO, то я не вижу, как они могут привести к девальвации. Сделка Народного банка и ККБ была неплохо структурирована, в результате нет никакого давления на избыточную ликвидность в банковской системе. С дефицитом бюджета, как я знаю, всё в порядке, он пока меньше запланированных цифр. И я не очень понимаю, когда говорят, что после EXPO возникнет девальвация. Сейчас отчетливо видно, что курс тенге следует за нефтью и российским рублем и никто его не держит ради той же международной выставки.

Более того, эксперт полагает, что разговоры о девальвации никак не скажутся и на прогрессирующей дедолларизации массового сознания казахстанцев. А свободно плавающий курс тенге, якобы, только способствует к отвыканию граждан бежать в обменные пункты при первых признаках того, что тенге слишком подзадержался на занятых рубежах. 

Оставить комментарий

Финансы

Экономим на бумаге? Экономим на бумаге?
Редакция Exclusive
18.07.2017 - 12:15
Цены на жилье снижаются Цены на жилье снижаются
Редакция Exclusive
14.07.2017 - 16:07
Программисты в цене Программисты в цене
Редакция Exclusive
13.07.2017 - 15:44
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33