понедельник, 02 августа 2021
,
USD/KZT: 424.44 EUR/KZT: 504.91 RUR/KZT: 5.81
В столице снова протестуют крановщики Минздрав выполнит поручение президента о хранении вакцин Как пандемия повлияет на президентские выборы в Узбекистане? Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы

Звезда и смерть Шамши Калдаякова

Самому знаменитому композитору-песеннику Казахстана, автору Государственного гимна исполнилось бы в августе этого года 90 лет.

Почитателями его творчества были и члены Политбюро ЦК компартии Казахстана во главе с Динмухаммедом Кунаевым, и рядовые чабаны на далеком джайляу. Однако эта популярность имела и обратную сторону медали: народ его боготворил, и, не зная, как по-иному выразить чувства, спаивал...

Вот как описал историю знакомства своей матери с известным человеком алмаатинец Сат Берниязов.

«Как-то прогуливаясь в районе Центрального почтамта Алма-Аты, мои ещё молодые тогда родители встретили довольно странного человека. Отец на встречу среагировал довольно неожиданно. Сразу же подбежал к этому человеку, поздоровавшись с ним двумя руками. Мама не поняла, почему он выражает радость встречи с человеком, выглядевшим как последний забулдыга. Трикошники и сандалии, задрипанный пиджак, уже с утра поддатый. Наш папаша на радостях поймал такси, и они втроём поехали к нам домой. По приезду накрыли стол, как полагается - с выпивкой. Гостя через какое-то время развезло. Супруга уважаемого гостя сильно ругалась на отца, что споили гостя, когда забирала его домой.

Вот так моя мама, с чьих слов я это рассказываю, впервые увидела, как сейчас принято говорить - оффлайн, великого казахского композитора - Шамши Калдаякова.

Я читал, что из-за своей слабости Калдаяков не нашёл понимания у своих близких. Говорят, что он какое-то время даже жил среди цыган, приютивших человека, потерявшего опору в жизни. И тогда же сочинил серенаду, ставшую народной цыганской песней. Вот такая вот история. Не судите строго».

А Шамши, со слов тех, кто его знал. был доверчив, чуть наивен, простодушен, неизменно доброжелателен и очень честен. Его современники, вспоминая его, говорят, что никто из них ни разу не слышал от Шамши порицающих слов в чей-то адрес. Зато радость выражал по-детски открыто. «Написал мошную песню», - говорил он про свой очередной шедевр.

Музыку Шамши сочинял в самых разных жанрах. Вальсы, танго, марши, фокстроты. Одну из самых своих культовых песен - «Менің Қазақстаным» - на слова 21-летнего поэта Жумекена Нажимеденова он написал в 26 лет. 11 января 2006 года эта песня впервые зазвучала как Государственный гимн в Акорде.

Но какими бы разножанровыми ни были песни Шамши, все они носят лирический характер, поэтому-то они и западали в душу и исполнителей, и слушателей.

Вот как, к примеру, родилась знаменитая песня «Бахыт кушагында» – «В объятиях счастья» на слова Туманбая Молдагалиева. Последний работал в то время старшим редактором отдела поэзии издательства «Жазушы». Придя как-то на работу, он увидел расхаживающего по коридору Шамши Калдаякова. Композитор попросил написать слова к уже готовой мелодии, смысл которой был примерно таким – молодежь на танцах.

- Я был в то время сам еще молод, и мы с женой частенько захаживали на танцы в КазГУ, поэтому мне не составило труда за несколько минут изложить на бумаге те волнующие чувства, которые испытываешь в зале, где звучит музыка, а кругом так много молодых красивых лиц, - вспоминал поэт. - Стихи, где есть такие слова «Давай потанцуем еще, не уходи от меня…», Шамши до того понравились, что он не стал дожидаться, когда ему их напечатают, а сразу положил рукописный текст в карман: «А то вдруг кто-нибудь перехватит». Через некоторое время перезвонил: «Приезжай на радио, нашу с тобой песню будет исполнять сам Ришат Абдуллин». «Бахыт кушагында» в исполнении народного артиста СССР была великолепна. Шамши был доволен! Он радовался, как ребенок. Я, конечно, не разделял его восторгов, считая ту песню обычной халтурой, но, когда однажды пошел провожать друга на железнодорожный вокзал, то был потрясен: со всех динамиков неслась «Бахыт кушагында», а молодежь под нее танцевала прямо на перроне!

Эту песню Шамши посвятил своей супруге – Жамиле Калдаяковой, очень увлекающейся танцами.

- Когда мы познакомились, он сказал, что сочинит для меня «самую чинную свою песню». Но родилась она, когда мы уже поженились, и у нас уже рос сын, - говорит Жамиля-апай. И называлась эта песня поначалу не «Бахыт кушагында», а «Алгашкы махаббат» - «Первая любовь».

Где ты, цыганка Изольда?

Его имя настолько популярно в народе, что все, что связано с ним, мгновенно становится брендом. Драматург Исраил Сапарбаев написал одноименную пьесу по мотивам песни Калдаякова «Цыганская серенада», а режиссер Есмухан Обаев поставил на сцене Театра имени Ауэзова мюзикл по этому произведению.

Вокруг этого спектакля очень много споров. Члены семьи композитора утверждают, что Шамши никогда не жил среди цыган. Большой поклонник творчества композитора, пишущий на музыкальные темы, журналист Калдыбек Курманалиев не только утверждает обратное, но вспоминает такой случай.

- Однажды мне позвонила женщина, цыганка Надежда. Она сказала, что алматинские цыгане ходят на все творческие вечера Шамши, чтобы только услышать «Цыганскую серенаду». Обещая рассказывать о необычном факте, связанном с Шамши, Надежда очень просила побывать меня у них в гостях. Я, естественно, не отказал ей в просьбе. Когда переступил порог ее дома, было чувство, что встречали не меня, а самого Шамши – столько было почета и уважения. А потом меня спросили: «А вы знаете, кому посвящена «Цыганская серенада»?». «Если судить по пьесе, то девушке-цыганке Изольде», - ответил я.

«Вот ее родная тетя», - показали мне на очень старую женщину. – Сейчас Изольда живет в Молдавии».

С того дня Курманалиев одержим мечтой: на очередном творческом вечере Шамши, где, конечно же, будет звучать «Цыганская серенада», вывести на сцену ту, которая вдохновила композитора на этот маленький шедевр.

- Пока не получается, - с сожалением признается он. - Изольда поменяла место жительства, но я ее найду. Всем, и мне тоже, интересно узнать, где же в этой песне имеет место красивая легенда, а где – истина. Шамши, если верить воспоминаниям его современников, действительно жил какие-то время среди цыган: как и всякий творческий человек, он хотел узнать как можно больше о жизни этого удивительно музыкального народа.

 Он, как утверждают современники, был из тех людей, кто все свои песни писал сердцем. Посвящая их кому-то, Шамши дарил им частичку своей души. Многие герои его вальсов живут и здравствуют по сию пору. Один из них народный артист СССР Асанали Ашимов. Песня «Кыз сагыныш» посвящена истории его любви к Майре Аймановой, будущей жене.

Как вкус у смерти безупречен

А это история песни «Ан-ага», посвященной самому Шамши. В день смерти композитора, 29 февраля 1992 года, Калдыбек Курманалиев написал ее слова как дань уважения перед великим земляком и преклонение перед его теплым, греющим людей талантом. Родилась она в Шымкенте, в доме друга Шамши - Сугирали Сапаралиева.

- Идея написать на смерть композитора песню, кстати, принадлежала ему, - вспоминает журналист. - Наигрывая на гармони, Саке с тоской повторял: «Шамши, что же ты наделал?!», и все пытался сочинить траурную мелодию. Я вмешался: «Саке, если вы не против, можно это сделаю я? Сыграйте без слов попурри из песен Шамши». И по мотивам мелодии короля казахского вальса я написал в тот грустный вечер новую песню. Я не поэт, но, чтобы не забыть мелодию, накидал дежурный вариант текста песни «Ан-ага». Прилетев на следующее утро в Алматы, отдал их поэту Ибрагиму Исаеву.

Первое исполнение этой песни состоялось в том же году в Шымкенте на фестивале имени Шамши Калдаякова. Там прозвучало около 49 песен, посвященных ему. Потом этот фестиваль стал ежегодным, количество песен о Шамши перевалило за сотню, но он неизменно открывается песней «Ан-ага».

Одна интересная деталь. Эту песню я написал, когда мне было 26, а Шамши в этом же возрасте написал «Менiн Казакстаным», ставшую впоследствии гимном страны.

... Самый популярный в народе композитор так и не стал при жизни членом Союза композиторов.

Его, которого знал и любил весь Казахстан, Москва трижды не утверждала на звание члена Союза композиторов Казахстана. Чтобы стать членом Союза композиторов, нужно было получить не только признание народа (это - в последнюю очередь), но и окончить консерваторию, в последующие два года сочинить крупную ораторию или кантату, написать музыку к одноактной опере или балету.

Окончив два курса Ташкентского музыкального училища (к этому моменту у него за плечами был зооветеринарный техникум, работа в колхозе, армейская служба на Дальнем Востоке), в 1956 году Шамши поступил в Алматинскую консерваторию им. Курмангазы. Однако дальше второго курса не продвинулся. Он вдохновенно сочинял одну песню за другой, подрабатывал художественным редактором на Казрадио. Единственное, на что у него не хватало времени – регулярно посещать занятия, и его регулярно отчисляли из консерватории за пропуски, потом он восстанавливался, но стать примерным студентом ему было не суждено. В перерывах между изгнаниями Шамши успел окончить два курса факультета журналистики КазГУ, куда ему помогли поступить поклонники.

 Звание члена Союза композиторов Шамши дали только после смерти – уже в годы независимости. Так же запоздало, хотя при жизни ему и было присвоено звание народного артиста республики.

- Мне кажется, он очень переживал, что, имея огромную популярность в народе, не добился официального признания, - вспоминал один из его близких друзей, народный артист республики Мынжасар Мангытаев. - Однажды рано утром я включил радио и услышал, что Калдаякову присвоено звание народного артиста республики. Быстро одевшись, я побежал в совминовскую больницу, где в то время находился Шамши. Услышав радостную весть, он не плакал, но мне показалось, что слеза готова вот-вот готова скатиться по щеке. Помолчав с минуту, мой друг чуть слышно прошептал: «Неужели наше правительство перестало бы существовать, если бы это звание дали чуть пораньше?». Через несколько дней Шамши не стало…

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33