вторник, 30 ноября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Қазақстанда автогазға ауыстырылған көліктер саны артты Казахстан и Швейцария заключили 6 коммерческих соглашений на S300 млн Қазақстанда дәрі-дәрмек арзандады – сарапшылар В Казахстане ограничат въезд из 11 стран из-за «Омикрона» Казахстанские яблоки не пускают на узбекский рынок Жапон ғалымдары АИТВ-ны жоятын вакцина жасап шығарды Представлен проект бюджета Алматы на 2022 год Обвиняемым по делу о взрывах в Арыси изменили приговор С 1 декабря полицейские могут штрафовать автовладельцев за летние шины Казахстанцы смогут расплачиваться монетами «Jeti Qazyna» из серии «Сокровища степи» Блогер Қазақстанда үй шаруасындағы әйелдер министрлігін құруды ұсынды Токтар Аубакиров стал почетным гражданином Кызылординской области На негативных новостях о коронавирусе евро укрепился, а доллар ослаб Қылмыстық кодекске «Мал ұрлығы» деген жеке бап енгізілді МВД: Задержали 112 преступных групп скотокрадов и выявили 2000 фактов незаконной охоты Ұлттық банк JETI QAZYNA монеталарын сатылымға шығарды Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Почти в три раза больше получают зарплату жители ЗКО, чем ЮКО Мұнайдың әлемдік бағасы күрт өсті Токаев с официальным визитом прибыл в Швейцарию ДДСҰ омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады В Алматы пройдет крупнейшая в Европе конференция по новым технологиям в образовании EdCrunch Glocal Дело Стати: Нацбанку Казахстана возвращены арестованные S536 млн Елордада тұрғын алаптарының тағы бір бөлігі газға қосылды Казахстанцы больше всего хотят работать в сфере строительства и недвижимости - исследование

«Воздух земли» над фестивалем ARTBAT FEST

Наталья Слудская – известный журналист и Главный редактор телевизионного вокального шоу X-Factor, провела несколько дней в гуще фестиваля  ARTBAT FEST. Семье, где никогда не было художников,  было трудно принять выбор сына – специальность «Менеджер арт-проектов» вызывала много вопросов.

 Но задавать их Владиславу Слудскому не стали: твоя судьба, твой выбор. Наталья написала нам об одержимости, закрытых дверях и растворителе из студии Сауле Сулейменовой.

Мой сын придумал ARTBAT FEST, не один, конечно, но один из немногих. Теперь там работает. Не знаю, как сказать лучше… Может быть, так: он не работает, он им живет.  Весь год я слушаю про инсталляции, художников, про международные биеннале и выставки, про то,  кто ему и как отвечает на его письма, и кто приедет в Алматы на этот раз.

 Брожу в Интернете по его ссылкам – разглядываю работы наших и не наших художников,улицы чужих городов, где стоят эти странные, порой заводящие в полный тупик сооружения, которые, собственно и есть современное искусство, гуляю по виртуальным залам заморских галерей, где на стенах тоже висит, а на полу стоит что-нибудь этакое, загадочное.

 А потом наступает сам фестиваль, и это все начинает жить у нас в городе. А сын перестает жить дома. Большая удача, если мне удается выловить его на каком-нибудь перекрестке, где веселые расслабленные люди заливают краской очередную безликую стену дома или вкапывают в землю громоздкую конструкцию, символизирующую, например, бесконечность. Или, напротив, конец всему.

 Сына я практически не вижу, в основном, мне приходиться срочно грузить и перевозить картины, трафареты, клей, тиккурилу, гигантские степлеры, столярные гвозди, кофты для девочек,которые замерзли на Арт-пойнте, а еще - забирать из гостиницы «Казахстан» и отвозить куда-нибудь художников…

 «Владик! Как я их узнаю?» - «Мама, они выглядят, как художники!»

 

 От лица Тацу Ниши (это который сделал комнату-квартиру-отдыха на вокзале «Алматы-2») я не могла оторвать взгляд – это же надо иметь такое вдохновенное лицо!

 Оля Кройтор (это которая бездвижно простояла три часа на столбе перед вокзалом Алматы-2), Мила Долман (чей конь установлен на площади Республики),  Сауле Сулейменова (чья целлофановая девушка поселилась сейчас на Арбате), Бахыт Бубиканова (вы видели ее «смайлики»? и вы видели ее руки?) – все они выглядят… да, как художники.

 Мила  призналась мне, что практически не видела Алма-Ату: все время она проводит за городом в цехах,  где «варят» ее коня.

 

Сауле не может избавиться от кашля, и врач сказал ей, что это от горения целлофана.  Обратная сторона искусства. Но это их мало волнует.

Вчера в аэропорт – Владик улетал, потому что ему еще год надо учиться в Университете - я везла не только сына, вместе с ним улетал палестинский художник Бисан Абу-Эйшех.

Он сказал мне: «Спасибо за все! Потрясающе, что я сюда приехал!». Потрясающе, что все они сюда приехали.  Потрясающе, что наши тоже стали нам более доступны. И они были вместе, делали одно дело – это для них главное. Они не только клеем и красками – они этим дышат.

Сын улетел, фестиваль остался. Передо мной карта ARTBAT FEST: на ней отмечены все объекты, которые можно посетить. За каждым из них стоит чье-то имя – мега - громкое или пока не очень (но сын уверен, что это временно, что уже скоро…).

 За каждым - чьи-то уже реализованные художественные замыслы, чье-то высказывание, обращенное к нам от тех,  кто чувствует процессы жизни острее и тоньше. А еще на эти стены ложится, а в эту землю вкапывается куча  бессонных ночей, много ругани и споров, многометровые ленты электронных переписок, а также сотни прошибленных лбом дверей.

 

У нас трудно открываются двери – даже те, которые предназначены для открывания, что уж говорить про двери, которые до ARTBAT FEST вообще никогда не открывались. 

Я пыталась найти на лбу сына шишки, которые он набивал, пытаясь пробиться через замкнутое пространство  привычных представлений о том, какими должны быть у нас общественные мероприятия: плов на улице, юрта и народные гуляния. Но я не нашла шишек. Физически он не пострадал.

 Сколько моральных сил вложил в это каждый из команды ARTBAT FEST – это вопрос закрытый: весов, где можно соизмерить вложения и отдачу от таких некоммерческих проектов, пока не придумали.

Что я увидела в их глазах – это одержимость.

 

Любовь. Жизнь, погружение в нее.  Они счастливы, когда они это делают – в этом их сила. Те, кого я возила, были счастливы тоже.

Им понравился Казахстан - в смысле, и страна, и гостиница. Им понравились люди, горы, погода (хоть и была порой паршивой), еда, Алма-Ата, атмосфера. Этот волшебный кофе в «Сове»,  я, кстати, тоже глотнула и подумала: художники в «Сове» это так логично, они же не спят ночами, творят круглыми  сутками, тоже совы - куда им без кофе? Они привезли сюда свои работы, увезут впечатления о городе, о нас.

Тема основного Паблик-арт проекта в рамках ARTBAT FEST - «Воздух земли».  Без сомнения, благодаря фестивалю, в одном конкретном городе Казахстана он стал прозрачнее

 Ручка и ключи нашего семейного пикапа измазаны краской. В багажнике лежит небольшая груда метала и несколько предметов,  неподдающихся опознанию. В подстаканнике пассажирского сиденья – чей-то недопитый коктейль:  я знаю, это популярный сейчас в Алма-Ате «Кешин коктейль» (немудрено, что его не допили, он убийственен).

 Теперь уже я спокойно отношусь к таким последствиям – в современном искусстве должно быть немного безалаберности.  Перед полетом Владик принес домой что-то вонючее в бутылке и попросил у меня тряпочку,  явно собираясь в паркинг. Я догадалась, что краску с машины отмывать, уточнила: «Это растворитель?» Он ответил: «Это не просто растворитель, мама! Это растворитель Из Студии Сауле Сулейменовой.»

Фото предоставлено автором

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5