пятница, 07 мая 2021
,
USD/KZT: 426.99 EUR/KZT: 514.35 RUR/KZT: 5.81
Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Moderna признана лучшей вакциной от коронавируса Мужчина умер после получения второго компонента «Спутника V». Комментарий УОЗ Алматы Минздрав ответил на заявление депутата о премиях по 15 млн. тенге Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Электронный формат ЕНТ стартовал в Казахстане Госбюджет потратил 25 тысяч тенге на каждого казахстанца Глава МИД России объяснил заявления российских политиков о территории Казахстана Почему увеличился интервал между дозами «Спутник V», объяснил министр здравоохранения Прокуратура просит продлить Биртанову домашний арест с ужесточением Суд Индии признал геноцидом смерть жителей из-за нехватки кислородных баллонов Президент Кыргызстана подписал новую Конституцию Перушаев жестко высказался о работе Минздрава: «Выписывают себе премии по 15 млн. тенге» Нацбанк планирует ввести цифровой тенге С 6 мая в Нур-Султане начнется вакцинация китайским препаратом В бюллетенях появится графа «Против всех»

Почему мы готовы жить уже даже в Африке, но только не на родине?

Даже в коронакризисный год из Казахстана выехало почти 30 тысяч человек. Вот уже пять лет количество «голосующих ногами» стабильно растет, а количество прибывших стабильно падает. При этом уезжают технари, экономисты и педагоги – специалисты, дефицит которых ощущается все более явно.

«Я больше не хочу возвращаться в Алматы. В Нигерии мне комфортнее, чем дома. По крайней мере, не нужно больше работать на трёх работах, чтобы еле-еле свести концы с концами», - сказала учительница английского из Алматы, уехавшая в поисках работы по специальности на другой континент и ставшая там второй женой «крутого» мужчины.

Чудом осталась жива

– Я шесть лет живу в Нигерии, - рассказывает Виктория Неаронская. – Мой приезд сюда как педагога дошкольного образования был актом отчаяния. До того, как начать учить детей английскому, много лет достаточно успешно работала в нефтяном секторе, сфере недвижимости и туризма. Но с рождением второго ребенка моя жизнь резко изменилась – я стала больше времени проводить дома, и мне надо было как-то выживать с двумя детьми. Однажды подруга сказала, что ее приглашают преподавать в частном детском саду английский, но она не может. "Ты могла бы пойти вместо меня, - сказала она. - Попробуй».

Вот так я попала в педагогику. Когда дочь подросла, я решила выходить на полный день. Отработала несколько лет, но работа в трех местах изматывала. Марафон их садика в школьный центр, а оттуда – на репетиторство не позволял вылезти из долгов. И тогда я решилась искать работу за границей. У меня на тот момент были знакомые ребята-нигерийцы, один из них работал в нашем частном садике. Когда разговорились, я подумала, что они сюда приезжают как якобы носители английского языка, а ведь у меня-то он лучше, чем у них. И решила попробовать. Интернет вынес меня в одно английское рекрутинговое агентство, которое занимается поиском учителей английского языка. Они попросили меня прислать резюме, а я его, пока работала в бизнесе, не обновляла лет 10, нужно было переписывать заново. Как это сделать? Никто ничего толком сказать не может. Вспомнила про одноклассницу, которая живёт в Америке. Ее муж-юрист сказал, что вышлет мне книгу о том, как правильно писать резюме. Я перелопатила страниц 200 текста, пока, наконец, написала его и зарегистрировалась на сайте агентства. Прошла онлайн-интервью, где первый вопрос был такой: «Виктория, а почему Нигерия? Ведь в базе данных были и другие, более благополучные страны». Сказала, что у меня есть знакомые нигерийцы, их рассказы заинтересовали меня этой страной.

Я до сих пор не знаю, каким чудом прошла это собеседование – через полгода узнала, что они проинтервьюировали 300 человек, чтобы выбрать 5. Дома все, конечно, были против: «Это же другой континент! Если хочешь работать за границей, то поезжай в Китай. По крайней мере рядом с домом будешь». Мне и самой было страшно, но если бы я тогда не решилась, то не сделала бы это уже никогда. Поэтому просто начала оформлять визу, для которой пришлось лететь в Москву.

И вот я в Нигерии. Сказать, что в первый год было сложно, не сказать ничего. Работодатели даже не позаботилась предупредить об элементарных правилах безопасности, сказать, к примеру, что после 8 вечера из дома лучше не выходить. Я до сих пор с ужасом думаю, как же со мной ничего не случилось?

Здесь все было другим, я чувствовала себя щенком, которого бросили в воду. Выплыву - хорошо, нет - мои проблемы. В той школе, куда меня направили, отработала только год. Там было несколько нюансов. Первый - моя помощница стала вести закулисные игры. Потом ситуация сложилась так, что нужно было срочно забирать дочь-подростка из Алматы, так как у мамы появились проблемы со здоровьем. Но менеджер сказала, что этот вопрос в контракте не обговорен. Пришлось уйти в другую школу, где мне разрешили привезти дочь, но здесь оказался не очень порядочный менеджмент. Каждый новый учебный год школа принимает на работу новых белых учителей (считается, что качество знаний, которые они дают детям, выше). Но потом, когда контингент набран, не выплатив зарплату в полном объёме (некоторым за полгода), торопятся распрощаться с тобой, чтобы нанять новых сотрудников.

Я была даже в более выигрышном положении, чем другие коллеги, потому что могла подать в суд, так как поступила на работу по официальному контракту. Без нее мне просто не дали бы визу, а у многих местных учителей нет даже приказа о приеме на работу и они ничего не могут доказать в суде.
И вот получилось, что я осталась ни с чем. Единственное, чтобы было стабильным - дом, в который меня поселила эта школа, принадлежал ей, и меня оттуда не стали выселять. Год я где-то как-то перебивалась то тренингами для учителей, то еще чем-нибудь, а потом меня познакомили с людьми, которые занимаются перспективными проектами. Поработала с ними немного и открыла свою компанию по оказанию интертеймент-услуг, связанных с образованием для детей. Сейчас у меня есть своя авторская программа, её достоинство в том, что у меня все дети почти сразу начинают говорить по-английски.

Малярийные комары

– А разве дома нельзя было найти такую же работу? И сколько, если не секрет, вы получаете в нигерийских школах?

– Дома у учителей таких зарплат нет. В моей первой британской школе в Нигерии она была очень невысокой - 1200 долларов. Если бы я была более опытной, то могла бы очень хорошо поторговаться. Но после наших зарплат, сами знаете каких, я радостно сказала: «Да-да, я согласна!»
Прожив в Нигерии 6 лет, я теперь наслаждаюсь жизнью и больше не хочу возвращаться в Алматы, потому что мне здесь гораздо более комфортно. По крайней мере, не нужно больше работать на трёх работах, чтобы еле-еле свести концы с концами. Как представлю, что опять придется вернуться в Алматы, жить вместе с родственниками, ездить на переполненном автобусе на работу... Ой, нет! Ни за что!

Я снимаю хороший дом с тремя спальнями и гостиной, он обогревается, на участке есть своя скважина с водой. Сама я только готовлю, стиркой и уборкой больше не занимаюсь, для этого есть прислуга.

Когда я приехала сюда, то совсем не умела водить, а теперь у меня хорошая машина. Живу в достаточно безопасном месте – в мини-городке с охраной. Вообще, здесь надо знать, куда можно ходить, а куда - нет. Раньше в ближайший пригород я могла сама поехать на машине, но сейчас нужно соблюдать определенные правила безопасности, особо не светиться, пореже появляться в пригородах. Если мне куда-то нужно съездить, то беру кого-то с собой кого-то (например, прислугу) и стараюсь без надобности из машины не выходить.

– А как вы привыкали к местному климату? 

– Он, в принципе, терпимый. Лето не сильно отличается от нашего, алматинского, у нас ведь тоже температура воздуха иной раз поднимается выше 40 градусов. Здесь вообще всего два сезона. Вот сейчас стоит сухой сезон, а скоро начнется сезон дождей. Да, я скучаю по холодной погоде. Я понимаю, что моему иммунитету этого очень сильно не хватает. Когда я долго не выезжаю в страны, где есть зима, то начинаю болеть малярией. Это «подарок» местных комаров. Когда заболела малярией впервые, это стало неожиданностью, потому что в первый год жизни здесь хорошо работал иммунитет, и я думала, что так будет всегда. Сейчас его (иммунитета) хватает где-то примерно на полгода после приезда из страны с холодным климатом. Поэтому теперь начинаю лечение при первых же симптомах. Еще здесь распространен тиф, но, в принципе, он достаточно легко лечится антибиотиками.

Да, с санитарией здесь, конечно, есть проблемы, но опять же почти все зависит от самого человека. Также, как и у нас, идет очень сильное расслоение на бедных и богатых. Понятно, что люди, чей уровень достатка и культуры повыше, и руки моют, и дом содержат в порядке. Ну да - на улицах много мусора, особенно возле базаров, но ведь в Казахстане то же самое. Бедность в Нигерии - это деревянные бараки или глинобитные дома без удобств. Очень многие здесь так живут.

Вторая жена

– А как у вас там с личной жизнью?

– Это одна из причин, почему я не хочу возвращаться домой. С личной жизнью у меня вообще всё замечательно. Официально не замужем, мне это невыгодно: если стану нигерийской женой, то изменится статус – стану местной, а так я считаюсь иностранным специалистам.

Среди моих знакомых сенаторы, губернаторы, министры, топ-менеджеры. Вот такой у меня сейчас круг общения. Мужчина, с которым я встречаюсь, имеет очень высокий статус, - бывший министр, а сейчас высокооплачиваемый адвокат. Во всех моих идеях он меня поддерживает и помогает. Я вообще здесь почувствовала себя настоящей женщиной. На родине была очень закомплексованной, начиная с подросткового периода. Меня дразнили за высокий рост (178), за фигуру – тонкая талия и широкие бедра. Считая, что у меня не те стандарты, дома я на себе давно уже поставила крест. В 40 лет мне казалось, что я никому уже не интересна. Но здесь я расцвела! Местные говорят, что у меня идеальные фигура и рост. В этой стране, если человек красиво выглядит, то могут просто подойти и сказать: «Waw, ты классно выглядишь!». Это не означает, что кто-то к кому-то «подкатывает». Это норма, и я тоже также делаю, когда вижу красивых людей.

Я смотрю свои фото до того, как сюда приехала, и мне кажется, что сейчас я моложе и красивее, чем 6 лет назад. Там, дома, я не могла толком подобрать одежду, а здесь полюбила одеваться. Здесь очень много красивых тканей и базар не просто базар, где покупаешь овощи и фрукты, там можно тут же сшить на заказ сандалии или платье.

– На фото в социальных сетях мы вас часто видим рядом с красавцем мужчиной по имени Остин.
– Этой мой друг, он сценарист. Мы с ним познакомились на церемонии награждения, куда меня пригласил коллега. Нам было интересно друг с другом, мы подружились. Благодаря ему, я недавно снялась в фильме в короткой роли. И сейчас у меня есть планы начать сниматься в кино. Уже написана парочка сценариев под меня. Мне даже самой смешно. Когда-то в школе мечтала стать актрисой, а потом подумала, кому это надо? Но бог любит с нами шутить и даёт нам через много-много лет, когда, может быть, это нам уже и не сильно надо, шанс попробовать себя.

– Значит, судьбу можно круто поменять в любом возрасте?

– Я поменяла в 44.

– А ваш гражданский муж не хочет иметь совместных детей?

– Официально здесь многоженства нет, но я вообще-то у него вторая жена. Постоянно он живет с первой семьей, но мы много времени проводим вместе. Мой гражданский муж еще ведь и мой бизнес-партнер, у нас с ним один офис.

У него также, как и у меня, уже взрослые дети, растут внуки. Кстати, я в этом году тоже стану бабушкой - дочь ждет ребенка. Она сейчас в Алматы. Окончив здесь британскую школу при колледже главного штаба армии, она поехала домой в очередной раз делать документы. Что-то там у нее долго не получалось и дочь решила вернуться попозже, потом надо было поступать учиться, а скоро начался коронавирус. В Алматы она открыла свой бизнес, сейчас заканчивает университет и готовится стать мамой.

– Как живет Нигерия в условиях всеобщего карантина?

– Я знаю людей, которые болели достаточно сильно, но таких ужасов, как это было везде, здесь я не наблюдала. Когда в прошлом году весь мир закрывался на карантин, мы тоже месяца полтора сидели дома, только в субботу и среду можно было выходить из дома, но на местные базары моя прислуга ходила каждый день. Потом, говорят, подписали даже какой-то указ, что людей без масок будут штрафовать, но местные шутят, что коронавирус в Нигерии есть только в банках, школах и аэропортах, где постоянно носят маски. Во всех остальных местах люди сильно этим не заморачиваются.

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33