четверг, 21 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме? Правительство обещает пополнить Нацфонд до 4 трлн тенге Американский суд наложил санкции на Аблязова и Храпунова В списке оказанных психиатрических услуг на Т20 млдр не оказалось Нур-Султана и Туркестанской области Стамбулда алданған қазақтар қаңғып қалды Почему люди массово бегут из Северного Казахстана?

Рашид Нугманов: «Хватит с нас внутренней борьбы!»

Глава нынешнего жюри кинофестиваля «Евразия», казахский кинорежиссер, сценарист, продюсер, художник, архитектор и общественный деятель Рашид Нугманов появился на встрече в 11.00, уже явно отработав несколько часов, – сосредоточенный, деловой. Валентина Владимирская специально для Exclusive расспросила мэтра, как ему удается справляться с пессимизмом в отношении к нашему кино и откуда он черпает энергию и деньги на кинофестиваль.

Никто не воспринимает наших звезд как звезд. Разве, после признания где-то в Европе, в США. Что с этим делать?

– Мне хотелось бы, чтобы люди прониклись любовью к «большому кино», не к «жвачке». Очень хорошо, что им хочется расслабиться – посмотреть трансформеров или «Отряд самоубийц». Ради Бога! Но! Вы сможете обогатиться, если посмотрите только настоящее кино. Вы другим человеком увидите себя. Сделайте такую услугу себе. И потом вы будете сами себе благодарны.

Мы будем приглашать наших звезд, включая спортсменов. Сколько внимания сейчас им уделено! И любой казахстанец гордится ими. Я надеюсь, что получится и у Головкина приехать. 10 сентября у него поединок, да? (Бой Геннадия Головкина и британца Келла Брука состоится 10 сентября в Лондоне) Я надеюсь, он победит и приедет. Мы бы здесь его с помпой встретили…

И он – неединственный. У нас много звезд. Их надо открывать! Мы – не открываем. Мы говорим заранее, у нас нет звезд, и – все. Что там Арман, что ли, или Арстан – звезда? – Да он во дворе бегал в трусах – какая звезда! – А он-то и есть звезда настоящая. Мы должны первыми их открывать. В подавляющем большинстве примеров люди чего-то добиваются в своей стране и уже потом выходят в мир. Возьмите Тимура Бекмамбетова.  Прежде чем попасть в Голливуд, он стал известен в России. Голливуд дает им тысячи экранов – так сложилось. Но если завтра этот трамплин переместиться в Китай, все будут в Китае.

На чем основывается ваша вера в казахстанский кинематограф?

- На любви. К кино, городу, стране, близким и друзьям. И я хочу, чтоб другие тоже любили и верили. И если каждый будет это делать в меру своих сил и возможностей сердца, то мы увидим гораздо больше людей, которые полюбят Казахстан.

Академия – шаг на пути к тому, чтобы другие тоже поверили?

- Академия (Национальная академия кинематографических искусств и наук «Тулпар») не могла бы быть просто для раздачи пряников. Если бы не было главной задачи объединения кинематографистов, цеховой поддержки, воспитания чести и достоинства и, я не побоюсь слова, - любви, академия была бы очередной организацией, которая завтра сдохнет.

Назовите маленький кружок академиков, 3-4 имени.

- Я бы не хотел выделять кого-то. Но есть, конечно, инициативная группа, которая сразу резко поддержала эту идею и вызвалась быть учредителями. Те, с кем идею создания академии обсуждали, обкатывали – Сергей Азимов, Ардак Амеркулов, мой брат – Мурат Нугманов, оператор и опытный продюсер Анара Кашаганова. Нас поддержали: академия наук в лице Мурата Журинова выступила соучредителем, союз музыкальных деятелей в лице Айман Мусаходжаевой. Но это – не какие-то небожители. Академия – это площадка для тех, кто разделяет любовь к кинематографу и друг другу, и профессии. Многие из нас поддерживают мою идею создать очень-очень простой кодекс чести члена академии. Не такой, как в правительстве – из огромного количества пунктов. Пункта три, как у Айзека Азимова – Три Закона робототехники.

Типа: Не ври, Люби…?

- Да. И уважай. Поддерживай. Проявляй солидарность. – Хватит с нас уже этой внутренней вражды. Чего-то копают, очерняют, какие-то слухи… Когда вы внутри академии, оставьте своих тараканов за порогом. Возлюби ближнего.

Первоначально академия была связана с фестивалем?

- Нет. Причина создания академии – не участие в тендерах, а, кроме всего сказанного, создание своей премии «Тулпар».

Можно одну техническую деталь? Как члены академии будут голосовать по фильмам? Они разделятся по жанрам?

- Нет, у нас всего в год производится не больше двух десятков фильмов и поэтому разбивать их по жанрам не приходится.

В Америке производится несколько сотен картин и там – шесть тысяч академиков. Поэтому они первоначально разбиты на пять секций и статуэтка Оскара стоит на пяти бобинах. Все вместе они голосуют за лучший фильм. А вот за лучшего режиссера голосуют режиссеры, за лучшего актера – актеры.

Мы не можем даже принять основной принцип академий – на голосование принимаются картины, вышедшие в прокат в сезоне 2016 года. Тогда на руках у нас останется вообще 3-4 картины. Поэтому мы ставим условием публичные показы, даже если картины не достигли проката. Когда у нас в год будет 50, а лучше 100 картин, тогда мы примем условие проката.

Думаете, будет такое время?

Кто его знает. Может и не быть. Если в концепции развития кинематографа до 2050 года, которая сейчас - в работе Министерства культуры, предусмотрят действенные механизмы для привлечения частных инвестиций в кинематограф, тогда это возможно. Что для этого нужно? – Во-первых, нужные серьезные экономически привлекательные инициативы: освобождение от налогов: НДС, КПН.

Для инвесторов?

- Да. Не только казахстанских, но и зарубежных. Второе, необходима стратегия поддержки проката национальных картин в кинотеатрах. Третье, необходимо сделать региональную сеть. У нас около 70% кинозалов сосредоточено в Алматы, Астане и Актау. Ну, сейчас в Шымкенте большой мультиплекс строится. Большинство региональных центров, уж о маленьких городах не говорю, просто лишены кинотеатров. В Алматинской области знаете сколько кинотеатров? Один. В Талды-Коргане, двухзальный. Все. Больше нигде нет. Бауыржан Шакенов, директор кинотеатра «Арман», рассказывает, что привозят детей на автобусах из Каскелена и других городов мультфильмы посмотреть. Это же – абсурд! Почему не иметь небольшой кинозал на 150 человек? Дети в субботу-воскресенье посмотрят с апашкой, с родителями. Это и семью укрепляет. Ан нет, их надо везти через весь город.

Нас, казахстанцев, и так немного. А еще и большая часть не может пойти в кинотеатр, потому что его нет в радиусе 500 км. Если все так и оставить, у нас никогда не будет сниматься много фильмов и они не будут возвращать деньги. Значит, и инвесторы не будут в них вкладываться.

А на нынешнем кинофестивале есть спонсоры, инвесторы?

- Денежных пока нет. Мы ждем их. Есть наши партнеры: министерство культуры и спорта и серьезно помогает акимат Алматы.

Минкультуры выделило на тендер 140 млн тенге из бюджета. А в чем выражается помощь акимата?

- Акимат выделяет средства. Логистически помогает: площадки в городе брать, в переговорах с, допустим, Дворцом республики, на открытие и закрытие фестиваля по нормальным государственным ценам. Это хорошо, при нашем микроскопическом бюджете … На фестивале, пока я там директор, чтоб хоть одна тенге была нецелевого использования, безусловно, не будет. Строжайший контроль. И люди у нас работают больше на энтузиазме. Хотя мне хотелось бы видеть, что люди получают достойно за свой самоотверженный труд – у нас ребята работают без выходных и допоздна, но этой возможности нет сейчас. Надеюсь, в будущем, когда бренд построим – появится. Мы шлем запросы нашим компаниям: национальным и транснациональным, но – тяжелое экономическое время... Есть хорошие ребята, которые помогают услугами или товарами. Например, наша знаменитая ювелирная фирма Empire любезно согласилась изготовить призы к кинофестивалю за их счет.

Каким будет приз фестиваля?

– А вот через час мы едем это обсуждать. Они первые эскизы уже подготовили.

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6