воскресенье, 25 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда

Восстановление затягивается

Катастрофа в Арыс, несомненно, одно из важнейших и трагичных событий этого года – мы потеряли троих казахстанцев, пострадали сотни сограждан, нанесен ущерб на сотни миллионов тенге.

Прошел почти месяц с момента как начались взрывы первых снарядов на военных складах и мы решили узнать обстановку в Арыс. Понедельник для чиновников из Туркестанской области и других регионов, находящихся в Арыс, начался с аппаратного совещания.

Начальники управлений, ответственные за секторы, сухо рапортуют о выполнении работ.

Арыс разбит на 17 секторов – по количеству областей и городов республиканского значения, каждый восстанавливает свой сектор – от замены окон, до строительства новых домов.

«Чемпионы» по затягиванию – Западно-Казахстанская область  (свыше 700 домов подлежат ремонту, в работе только 170), города Нур-Султан и Шымкент (до сих пор не приступил к ремонту).

Шукеев проводит совещание довольно быстро – кому-то вставляет нагоняй, кого-то заслушивает молча, говорит, что все цифры перепроверит.

Военным объясняют, что восстанавливать жильё внутри воинской части – задача минобороны.

Озвучивают цифру – 30 домов – именно столько до сих пор стоит бесхозными.

Восстановлено 395 коммерческих объектов, осталось восстановить 55, 201 из них был восстановлен своими силами, за счет самих предпринимателей. Надо отметить, что магазины в городе работают, пусть и не все. Кафе битком, парикмахерские открыты.

Инженерные службы рапортуют о полном восстановлении электрификации и водоснабжения.

После совещания едем в местный детский дом, посмотреть в каком он состоянии – свеженазначенный детский омбудсмен Аружан Саин попросила коллегу из фонда «Амирам» убедиться, что детей не обделили вниманием.

За месяц, что прошел с начала трагедии, Арыс целиком превратился в Астану конца девяностых, но с небольшим южным акцентом – кругом уйма строительной техники, людей и чиновников всех мастей, на удивление открытых и даже дающих интервью.

В детском доме («Детская деревня семейного типа им. Т. Тажибаева) идет ремонт – меняют окна, двери, белят, штукатурят. Детей нет, в коридорах устойчивый запах свежей краски, во дворе, на улице лежат матрацы, видимо, ночлег строителей.

После детдома направляемся в школу, где расположился штаб для тех, чьи дома пострадали существенно и пошли под снос. Там живут люди, оставшиеся без крова. 180 семей, 410 человек.

«В первый день мы приняли всего 28 человек, на второй прибыло еще 165 и потом все остальные» - рассказывает Мухтар Сейтжапаров, руководитель штаба.

Перед крыльцом в казанах, на дровах, в сорокоградусную жару волонтеры готовят еду.

В холле сидит бабушка – ветеран труда воинской части, рядом военные. У бабушки есть родственники, но она им не нужна. Военные решают, куда определить ветерана, скорее всего в дом престарелых.

Каждый кабинет школы переделан в импровизированное жилище – расстелены ковры, матрацы. В нескольких кабинетах играют дети. Где-то спят старики.

«Где наши продукты?» - возмущается женщина в инвалидной коляске перед выходом.

«Вас здесь не кормят?» - спрашиваю в ответ.

«Кормят. Но всем дают продукты, значит и нам должны».

Едем дальше по городу. Жители на контакт идут неохотно, многие заняты восстановлением домов, помогают строителям. Кто-то просто уклоняется от разговора.

Возле одного из частных домов небольшой скандал – житель остановил ремонт дома и требует сноса. Инженер  в каске объясняет, что не может дать заключение на снос, потому как не видит причин. Хозяин дома не сдается. Видимо этот спор надолго.

Город восстанавливается и начинает «приходить в себя».

Кирилл Павлов
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33