вторник, 21 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.73 EUR/KZT: 498.32 RUR/KZT: 5.81
Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет

Меняем иностранных туристов на отечественных?

Первый голландский космонавт Андре Кёйперс опять собирается на Байконур. Но не для того, чтобы совершить полет: «голландский Гагарин» должен приехать с группой туристов. Путешествие на легендарный космодром популярно у иностранцев, в отличие от наших соотечественников, которые всегда предпочитали Байконуру пирамиду Хеопса.

2020-й год внес свои коррективы и ограничения на передвижение, и многие казахстанцы поневоле оглянулись по родным сторонам в поисках туристических мест.

В результате социальные сети наполнились как восторженными описаниями Белухи и Чарына, так и бесконечной руганью: отечественные путешественники кляли в родном Отечестве все, от сервиса до гидов и дорог.

Добавьте к этому признания профессионалов, турагентов и туроператоров - о глубоком кризисе не только внешнего, но и внутреннего туризма.

На этом фоне возможные сценарии восстановления туристической отрасли, в том числе - предложенные Азиатским банком развития, выглядят нереальными для Казахстана. Напомним: в опубликованном недавно глобальном исследовании эксперты АБР говорят о двух основных вариантах: первый – замещение иностранных туристов внутренними (подходит для стран с примерно одинаковым количеством въезжающих и выезжающих путешественников), и второй - создание зеленых коридоров между странами для свободного перемещения туристов (например, человек хочет в Узбекистан, а по дороге заезжает в Казахстан, и наоборот).

О туристах, иностранных и местных, особенностях национальных дорог и нашей реальности – директор компании «Туран Азия» рассказала Гульгайша Касенханова. В 1994 году, когда они только начинали, выездной туризм составлял 90% их бизнеса. Через 15 лет, в 2019 году, ситуация была почти наоборот: 20% - выездных туристов, и 80% - въезжающих. Среди этих 80%, к слову, был и первый голландский космонавт.

- Несмотря ни на что, весь мир надеется, запросы идут. Почему я вспомнила о голландцах? Потому что наши партнеры из Нидерландов продолжают писать нам, напоминая о том, что 2021 год – год 60-летия полета Гагарина, и неужели нельзя будет организовать тур на Байконур?

- При этом принято считать, что к нам не так много приезжают. Судя по официальной статистике, количество туристов, въехавших в Казахстан, скажем, в 2017 году, составило 7,7 млн, а количество выехавших – больше 10 млн. Но, по данным Евразийской ассоциации туризма, туристами у нас считают и командировочных, и трудовых мигрантов...

- Мы сами такую статистику не ведем, но тренд роста въезжающих туристов очевиден и это плод наших усилий в том числе. С 1996 г. мы начали участвовать в международных туристических выставках, в Германии, Англии, Италии, а в последние два года и в Испании. Несколько раз было так, что Казахстан не брал стенды, мы платили сами, и иногда мы были на выставках одни от целой страны. Помню, два или три года назад в Лондоне у нас был совместный стенд, Silk Road Destination, где стояли узбеки, таджики, кыргызы, туркмены - и я в уголочке. Подходят посольские ребята: «А где здесь Казахстан?». И я честно отвечаю: «Вот она я»... Но мы не можем не участвовать в выставках. Такие площадки – это не только встречи и переговоры, это международная туристическая тусовка, где ваше участие – показатель того, что у вас все хорошо, и в стране, и в компании, и работа идет. Конечно, я не буду лукавить: наша страна тяжело «продается». Во-первых, это масштабы: мы большие, у нас сложно перемещаться от одного туристического объекта к другому. Во-вторых, мы не узбеки с их аналогом «классической Италии» - Самаркандом, Бухарой, Хивой. Но, тем не менее, интерес к нам есть, и сказать, что в последние годы не было роста въездного туризма – нельзя. Открытие новых рейсов, безвизовые режимы, и даже финансовый кризис – все это способствовало увеличению въездного туристического потока.

- В смысле – после кризиса к нам стало дешевле приезжать?

- Да, причем ощутимо. Раньше мы всегда были в самом невыгодном положении, если сравнивать с Узбекистаном или Кыргызстаном. Мы не просто были самые дорогие, как говорили иностранцы – «невероятно!», так у нас же еще и казахский понт, который еще дороже денег, когда тебе в любом ауле говорят «жүз доллар – иначе не буду шевелиться». А девальвация привела к тому, что цены стали ниже (для иностранцев, которые сранивают с евро и долларом), а люди – сговорчивее. Кстати, этот же кризис вызвал «перераспределение ролей» в казахстанской туристической отрасли: если раньше у нас 99% турфирм работали на отправку - мы же были крутыми, все выезжали за рубеж, то когда случилась девальвация и люди потеряли доходы, многие турфирмы переключились с отправки туристов на прием.

- И вот здесь главный вопрос: как у нас принимать туристов, не суть – наших или иностранных? Как возить по нашему бездорожью? Как водить в горы? Где расселять?

- Эти вопросы задаются на моей памяти больше 25 лет. Еще в самом начале нашей работы с иностранцами мы честно написали в рекламном буклете о Чарыне: «Это второй по красоте и живописности каньон после Колорадо». Мы только не упомянули про дорогу, которой на одном участке, 17 км, не было вообще. И 20 лет автобусы ехали эти 17 км больше двух часов. Я помню, мы принимали хирургов из Таиланда, 68 или 69 человек, везли их туда на трех автобусах. А тайцы такие люди, они должны вовремя поесть и вовремя, простите, сходить в туалет. И что мы делали? Везли с собой такие тряпичные «шатры» и устанавливали их на остановках по дороге. И это не единичный случай, и да, больная тема. Мы много лет работаем с немецкой компанией Lernidee Trains and Cruises, которая организовывает железнодорожный круиз по Шелковому пути - Orient Silk Road Express. Каждый раз что-то придумываем, чтобы туристам было интересно. Как-то мы решили показать немцам наши обряды, игры, традиции – от кыз куу до беташара. А где можно показать кыз куу? Только в степи. И вот мы в эту степь, за 70 км от столицы, везли биотуалеты...

- Это тот самый знаменитый поезд, где в душе не работал сток и вы покупали специальные коврики, чтобы не было мокро?

- Да, потому что немцы шли туда в тапочках. А проводники ведрами вычерпывали воду. И так продолжалось много-много лет. Но теперь мы так не делаем, потому что немецкая сторона отказалась от наших вагонов: им стало дешевле пригонять сюда российские. А потом свои вагоны построили узбеки, и теперь в составе Orient Silk Road Express стоят красные российские вагоны и синие узбекские – а наших нет. Мы потеряли еще одну возможность зарабатывать.

- Это наше государство или наш менталитет?

- Это государство. В тот момент почему-то никто не был заинтересован. Да и не только в тот момент. За то время, что мы работаем, туризм к кому только не относился: мы были и в экономике, и в торговле, и в культуре и спорте – я говорю о министерствах. То есть все эти годы к нам относятся по остаточному принципу. Вдруг возникает необходимость в туркомпаниях – как, например, перед ЭКСПО – и нам говорят «давай, давай!». Резко начинают что-то делать, но проходит мероприятие, и опять тишина.

- И остаются туристические компании, которые героическими усилиями прикрывают дыры, сделанные государством. Биотуалеты в степь вывозят... Это вообще нормально?

- Это наша реальность. И если вам нравится заниматься туризмом, то вы так или иначе будете решать эти вопросы. И, несмотря ни на что, вопреки или потому что, но интерес к нашей стране есть, и он будет. Да, он не растет в геометрической прогрессии, но... Понимаете, все эти моменты – бездорожье, огромные расстояния, отсутствие туалетов – они есть, но есть и другие, приятные. Помню, как те же тайцы, измученные дорогой, пришли в восторг, когда увидели огромный казан с пловом, наш виноград, я уже не говорю о самом Чарыне. Есть нюансы, которые вызывают эффект «wow!» - и турист счастлив. А вот если он долго едет, терпит лишения, а этого «wow!» нет - тогда это совсем другое дело. Такой эффект всегда вызывает запад Казахстана, а я помню, как много лет назад мы участвовали в выставке в Милане, с нами были сотрудники управления по туризму Мангыстау, у них были классные каталоги. Мы показали их нашим итальянским партнерам, они были в невероятном восторге, и уже на следующий год к нам приехали первые итальянцы. И с тех пор ездят. Были бы и в этом году, но...

- Кстати, об этом «но»: по самым оптимистичным прогнозам, восстановление туристической отрасли займет от двух до четырех лет – это в мире. А у нас?

- А у нас... Как я уже сказала, мы постоянно на связи с нашими партнерами, стараемся друг друга поддерживать. И вот недавно мне написал один очень крупный европейский партнер: «Давай поговорим». Мы с ним созвонились, и он честно сказал: «Гульгайша, нам надо выживать. Прости, но на следующий год мы убираем Казахстан из каталога. Когда ситуация улучшится, мы вернемся к этому вопросу».

- Наверняка в их каталоге останется Узбекистан.

- Естественно. Он доминирует среди всех наших центральноазиатских республик. И, к слову, о втором сценарии восстановления отрасли, предложенном Азиатским банком развития - создании зеленых коридоров между странами для свободного перемещения туристов. У нас это всегда было, причем соотношение менялось: если, когда мы начинали в 1994 году, мы жили тем, что нам подкидывали узбеки, то в последние годы мы даже больше давали узбекам бизнес, чем они нам. Возможно, теперь придется вернуться к тому, с чего начинали.

- А если говорить о первом сценарии - замещению иностранных туристов внутренними?

- Могу говорить только о нашей компании. Мы долго над эти думали и в конце концов решили потихоньку начинать. К чему это приведет – пока не знаю. Казахстанским клиентам не нужны те вещи, которые интересны иностранцам. И самое удивительное: если говорить о юге и западе Казахстана – казахстанцы охотнее всего отправляются в паломнические туры. То есть 124 святыни Мангыстау гораздо более интересны, чем то же плато Устюрт или Бозжыра...

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33