среда, 12 мая 2021
,
USD/KZT: 427.22 EUR/KZT: 519.71 RUR/KZT: 5.81
Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V» 12 мая в Татарстане объявят днем траура по погибшим детям в Казани В столице прошла забастовка рабочих «Астана Тазалык» Сагинтаев о ректорах, которые хотели заработать: «Втихаря хотели сделать, но мы пресекли» 612 палестинцев пострадали в результате конфликта в Восточном Иерусалиме В Казахстане уровень социального прогресса выше, чем в России Маулен Ашимбаев вернулся к работе В Риддере введут режим ЧС Верховный суд Узбекистана вынес приговор 17 обвиняемым по делу о прорыве дамбы Путин обсудил с Жапаровым конфликт на таджикско-кыргызской границе Салют на Бозжыре возмутил казахстанцев Серик Кусаинов сменил Ерлана Кожагапанова Токаев взял на контроль ситуацию с лесным пожаром в ВКО Алматинский университет временно лишен лицензии за грубые нарушения Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста

Казахстан «зажат» в окружении стран с авторитарной системой власти

«Наши старые элиты стараются показать процесс демократического обновления в соседних странах, как бесцельные действия безрассудной толпы», - считает Турарбек КУСАИНОВ, автор ряда нашумевших книг о религиозных течениях в Казахстане и положении казахов в китайских лагерях перевоспитания.

- Турарбек, как вас представить читателям? Религиовед, правозащитник или писатель?

- Я не писатель. Писателем называют творческую личность, создающую художественные произведения. Чтобы зацепить чувства читателя писатель, создает героя, добавляет выдуманные события, сюжет. А книги, написанные мною, содержат конкретную информацию, построены на фактах, аргументах, на основе которых я пытаюсь осуществить в них полноценный анализ. 

Мои две первые книги посвящены теме религиозных течений в Казахстане. Это объясняется тем, что трудовую деятельность я начинал имамом в мечети, и моя судьба сложилась так, что я был в рядах нескольких исламских течений, много лет провел в сектах. Обо всем этом написано в книгах «Мое духовное возрождение» и «Лабиринт». Я досконально изучил стратегию и тактику исламистских течений. В моих планах резюмировать исследование по данному направлению в моей третьей книге, которая должна увидеть свет в конце текущего года.

Прежде, чем оказаться в тюрьме, я поступил на юридический факультет, чтобы стать правозащитником. И вот, выйдя на свободу, я продолжаю эту работу и сейчас являюсь председателем общественного объединения «Демос». Я написал две книги в данном направлении. В первой поднимается тема геноцида, проводимого Китаем против синьцзянских мусульман («Мрак: Закат Восточного Туркестана»), а во второй освещаются судьбы граждан, подвергшихся преследованиям в Казахстане за их политические взгляды («Жертвы политического режима»).

- Существует закономерность, согласно которой государство не вмешивается в дела религии. Как, на ваш взгляд, можно охарактеризовать эту тенденцию по данному в Казахстане, который считается светским государством? 

- Казахстан провозглашен светским, демократическим государством. Это означает, что религия отделена от государства. В специальном законе о свободе вероисповедания и религиозных объединениях, принятом на заре независимости, закреплено право граждан страны и лиц без гражданства, проживающих на ее территории, придерживаться любой религии или не придерживаться никакой из них. Разумеется, все это носит декларативный характер. Государство все равно должно регулировать вопросы религиозного вероисповедания, иначе нельзя. Это объясняется тем, что главная цель, которую ставят перед собой распространители различных религиозных идеологий, заключается в оказании влияния на общество, создании своей общины и, в конечном итоге, захвате власти. Поэтому полная свобода действия не приемлема.

Религией следует называть веру и убеждения отдельно взятого человека. Это всего лишь интимный вопрос отношений между человеком и верой (Богом). А если вера и убеждения навязываются обществу, это следует называть религиозной идеологией. Соответственно, анализ и обсуждение вопроса о религиозной идеологии нужно проводить в рамках политологии. Если религиозная идеология, то есть религиозное течение начинает проявлять намерение приобщиться к политике, тогда государство не может не вмешиваться в эту область. Поэтому у нас законодательно закреплена недопустимость принуждения к вере, свобода вероисповедания согласно убеждениям, как принципиальный вопрос. Но иногда этот принцип не соблюдается. Встречаются случаи прессинга за отношение к религии, как и преследование отдельных людей за их политические взгляды. Бывает и так, что, благодаря поддержке государственных органов, некоторые религиозные течения превалируют над другими.

Вопрос религии - очень щекотливая, сложная проблема с великим множеством тонких нюансов, которые необходимо принимать во внимание. Ее невозможно регулировать при помощи давления, силы. Все ее узлы следует развязывать, придерживаясь либеральных взглядов, в формате демократических открытых обсуждений. Только так можно достичь хорошего результата.

Казахстанская власть применяет особый способ регулирования вопроса религии. Если какое-либо религиозное течение набирает силу, то на него оказывается необоснованное давление, и в таких случаях происходит попрание свободы граждан, закрепленной Конституцией. А иногда применяется метод стравливания, набравшего силу религиозного течения с каким-либо другим исламским ответвлением. Такова тактика сохранения баланса. Подобное раскачивание общества опасно. Вместо этого следует применять новые методы предупреждения религиозного радикализма и экстремизма. Этому вопросу будет посвящена моя третья книга в данной области.

- Справедливы ли утверждения независимых аналитиков о том, что последние изменения в соседнем Кыргызстане произошли под влиянием религиозных групп? 

- Есть информация, что основными сторонниками Садыра Жапарова, назначенного премьер-министром Кыргызстана, являются тысячи бородатых членов джамаата Чубака Жалилова, который считается другом и братом по религии с общими интересами экс-муфтия Кыргызстана и братьев Смановых. Напомню, что Садыр Жапаров и покойный Чубак Жалилов очень близко общались. Кыргызские СМИ писали, что Чубак хаджи был другом отца нынешнего премьер-министра страны. Однако мы должны учитывать один момент – кыргызы имеют сильный национальный дух, и свобода занимает прочное место в их сознании, они склонны решать все вопросы в дискурсе национализма и государственности. Это объясняется тем, что кыргызы на протяжении долгого времени не могли создать отдельное государство, оставаясь улусом на окраине ханств, расположенных на территории Центральной Азии и Казахстана. Их главная цель – стать самостоятельным государством. Плюс к этому, религиозные течения в Кыргызстане находятся в рассеянном состоянии, и силы, способной сплотить народ под стягом религиозной идеологии, там пока нет.

Похоже, что кыргызы стремятся создать полноценное государство и находятся в поиске эффективного механизма. Они меняют власть путем переворота, но со временем происходит разочарование в новом руководителе, и тогда грядет новое восстание. Если быть кратким, этот процесс будет правильным называть процессом демократического политического поиска.

- Околовластные политологи и СМИ ограничиваются оценкой политической активности в Кыргызстане и близкой к Европе Беларуси как беспорядочные действия толпы... 

– Беларусь, несмотря на диктат Лукашенко – европейская страна. Поэтому жажда перемен – закономерное явление. На это влияет также уровень жизни в странах Европейского союза, ситуация в соседней Украине, которая взяла курс на запад. 

Мы слышим критические высказывания о том, что в белорусской оппозиции нет авторитетной личности, которой можно доверять и которая способна управлять страной. Это беспочвенная критика. Ведь в соседней Украине вчерашний актер сегодня является президентом!?

Народ Беларуси по своей натуре сдержан, терпелив, законопослушен, воспитан, трудолюбив. Однако всякому терпению есть предел. Народ считает постыдным и унизительным, что единственный в Европе диктатор правит именно Беларусью. Поэтому люди вышли на демонстрации и тверды в своем намерении заставить Лукашенко уйти.

Построение демократического государства, ставящего во главу угла либеральные ценности по примеру стран западной Европы, не сиюминутное дело. Украина испытала два потрясения, а Кыргызстан переживает четвертую волну. Неизвестно, сколько еще будет народных волнений. Все это следует рассматривать как процесс обновления общества. Разумеется, недемократические, автократические, диктаторские режимы смертельно боятся процессов обновления, имеющих место в соседних странах, и, если есть возможность, они непосредственно вмешиваются во внутренние дела соседних стран либо отрицают справедливые требования народа, насаждая через СМИ негативную информацию. Это продиктовано их страхом потерять власть и богатства. Именно поэтому они стараются показать процесс демократического обновления в соседних странах как бесцельные действия безрассудной толпы. 

- Под влиянием вооруженного конфликта между Азербайджаном и Арменией российские средства массовой информации стали часто говорить про Туран. Широко распространяется мнение о том, что Эрдоган, якобы, намерен объединить тюркские государства и возглавить огромную империю. Есть ли основания для подобных опасений для России?

- Разговоры о «Туране», «Союзе тюркоязычных стран» беспочвенны. Сейчас тюркоязычные страны имеют различные геополитические центры притяжения. Соответственно, государственные интересы этих стран различаются, более того, можно даже наблюдать существование конфликта интересов между некоторыми государствами. Шесть стран Центральной Азии (включая Афганистан), которые прежде состояли в политико-экономико-культурном единстве, не могут объединить свои интересы. Пять стран, ставших самостоятельными после развала Советского Союза, разобщены и слабы. Разве в такой ситуации возможно объединение тюркоязычных стран, растянувшихся на территории от Средиземного моря до Тибета?!

Разговоры, вытекающие из войны между Азербайджаном и Арменией, о некоем «тюркском реванше» относительно личности Эрдогана – это фейк. Их источник – власть Армении, которая при помощи приманки в виде Турции стремится втянуть в эту войну Россию, поскольку именно на этот раз Армения потерпит жестокое поражение от Азербайджана. Поток беженцев из Карабаха, бросивших все в поисках убежища, хлынет в Армению. Именно этого и опасается правительство Армении.

- Давайте вернемся к нашей стране. Что вы думаете по поводу программы Мухамеджана Тазабекова «Тәлім тренд» («Тренд-назидание»), которая выходит на телеканале «Казахстан»? Может ли руководство телеканала по собственной воле предложить вниманию зрителей религиозную программу, или это вопрос, имеющий отношение к политике власти? 

- Я смотрю на этот вопрос иначе. Телеканал «Асыл арна», возглавляемый Тазабековым, занимается проведением религиозной пропаганды. К тому же, в СМИ неоднократно говорилось, что Тазабеков придерживается одной из ветвей салафитского толка. В передаче «Тәлім тренд», которая начала транслироваться на канале «Казахстан», сам он клянется, что не будет читать религиозных проповедей. Но на самом деле, сам факт появления Тазабекова в эфире государственного телевидения, даже если он не скажет ни единого слова, выглядит как пропаганда упомянутого радикального течения. Поэтому предоставление доступа к эфиру на государственном канале Тазабекову - просто нонсенс.

Да, ситуации, когда представители религиозного течения вставали у руля государственной идеологии и использовали ее как рупор для достижения своих целей, случались и прежде. Как известно, в начале 2000-х годов национальный канал «Казахстан» оказался в центре целенаправленной идеологии религиозного течения так называемых «зикристов». Вскоре их сменили «бородачи». Позднее бразды правления каналом снова оказались в руках представителей джамаата суфийского толка. И вот теперь Тазабеков вознамерился вещать в «назидание» народу с высоты главного государственного телеканала... 

Когда государственная идеология хромает, власть дозированно разбавляет ее религиозной идеологией, преследуя при этом две цели. Первая была отмечена выше: это придать силы ослабевшему религиозному течению, тем самым подавляя и усмиряя окрепшее. Это задача правоохранительных органов, занимающихся борьбой с экстремизмом и религиозным радикализмом. Политическая власть использует религиозную идеологию для второй цели. Например, в составе Общественного совета, созданного при Президенте, были Кайрат Жолдыбайулы, Бекболат Тлеухан и несколько человек, разделяющих взгляды казахстанских суфиев. Поддержание такого «баланса» неспроста, так власть стремится показать существующие в обществе религиозные течения вместе со своим джамаатом. Приведу еще один пример: собрание демократических сил, приуроченных к Декабрьским событиям, было сорвано «бородачами» во главе с Талгатом Рыскулбековым. Они угрожали собравшимся людям, заявляя, что те расшатывают фундамент государства, и что поэтому таким лицам не будет пощады. Этот фактор указывает на то, что они состоят в очень хороших отношениях с местной властью. Таким образом, и представители религиозных течений, и религиозная идеология максимально используются властью для сохранения режима.

- Один мудрец заметил, что, когда социальное положение оказывается тупиковым, власть торжественно выводит на политическую сцену не представителей права или науки, а религиозных деятелей... 

- Точно сказано. Халифы, султаны-эмиры, монархи и диктаторы, дабы продлить дни своего режима, опирались на религиозные группы. Такие джамааты отличаются совершенной угодливостью и гибкостью. Поэтому они считаются самым любимым электоратом тиранов и диктаторов.

Вполне вероятно, что истинная цель политтехнологов в Акорде заключается в том, чтобы с помощью упомянутого Тазабекова или других религиозных деятелей заставить народ забыть о своем тяжелом экономическом положении или направить протестные настроения в другое русло. Доказательством тому – религиозно-политическая лекция Тазабекова для представителей правоохранительных органов, а также его религиозная пропаганда «позволительности подвергать избиению бедный народ, вышедший на митинг». На самом же деле национальный канал, существующий за счет этого народа, в первую очередь должен руководствоваться принципами светскости и нейтральности. Ни одно религиозное течение (даже если это ДУМК или РПЦ) не должно иметь преимуществ. 

- Написанная вами книга «Мрак» посвящена тяжелой судьбе казахского населения Восточного Туркестана. Можете ли вы сказать, что отчаянное положение казахской диаспоры по ту сторону границы вызывает обеспокоенность у казахской власти на этой стороне?

- В этой книге на конкретных фактах показано жалкое положение синьцзянских казахов, режим концлагерей, душевные и физические мучения заключенных, коварные методы насильной китаизации мусульман. Было несколько случаев, когда люди, получившие гражданство Казахстана, и даже те, кто с самого рождения являются гражданами Казахстана, были на несколько лет помещены в концлагеря (китайцы называют их «центрами перевоспитания»). И причина того, почему власть Казахстана, зная обо всем этом, не выразила Китаю протеста, а продолжает хранить молчание, раскрыта в моей книге «Мрак: Закат Восточного Туркестана». Главная причина состоит в том, что Казахстан находится в зависимости от Китая, имея миллиардные долги, а экономика зависит от восточного соседа. Поэтому она закрывает глаза и делает вид, что не ведает о геноциде Китая против синьцзянских казахов. В результате закон, специально принятый для возвращения в Казахстан зарубежной казахской диаспоры, теперь ничего не стоит. А еще недавно все хвалились тем, что «мы одна из трех стран мира, которые приглашают вернуться на родину и дают гражданство своей зарубежной диаспоре». И вот Китай в один миг уничтожил эту гордость.

Сейчас китайские казахи прибывают в Казахстан «налегке». Они не могут продать свое имущество в Китае. Поэтому, не имея денег, они пополняют ряды здешних бедняков. Несомненно, это приведет к усилению угрозы социально-экономической нестабильности. И власть Казахстана совершенно бессильна, чтобы оказать сопротивление Китаю, намеренно создающему эту ситуацию.

- В чем причина того, что в обществе сильны как антикитайские, так и прокитайские настроения?  

- «Китайский вопрос» актуален для казахского общества. Зависимость экономики вынуждает властную элиту придерживаться «прокитайской» позиции. Кроме того, заметно, что в свете проводимой Китаем политики экспансионизма выделяется много средств на создание идеологии и имиджа страны. Нам известны организации в Казахстане, которые завуалированно, а порой и открыто работают в интересах Китая, и их возглавляют известные казахские деятели. Есть еще один тип «прокитайских» сил - это адепты идеологии «китайского мирового господства». Они работают не ради денег, они пропагандируют ради идеи. Они до мозга костей пропитаны пропагандой китайской компартии. С этой точки зрения, то казахское общество разделено на «прорусские», «прокитайские» и «проарабские группы.

- Каково соотношение для казахстанской власти «китайской угрозы» и зависимости от России? 

- Закономерно, что экономика в конце концов приобретает политические очертания. Мы уже говорили, что экономика Казахстана привязана к Китаю, что постепенно проявляется и в политической зависимости. То же самое можно сказать о России, с которой мы входим в ряд экономических и военных союзов. К тому же, Россия считает Казахстан своей сферой влияния, что признает и казахстанская власть. Постепенное перерастание тесных экономических связей Казахстана с Китаем в политическую плоскость не может не беспокоить Россию. На сегодняшний день только ухудшающееся отношение к Китаю со стороны США является причиной, по которой Россия нейтрально смотрит на казахско-китайские отношения. К тому же, казахстанская власть постоянно заверяет ее в том, что будет продолжать оставаться в орбите российского влияния.

- Недавно в Казахстане впервые Мурагер Алимулы и Кастер Мусаханулы получили статус «беженцев». Допустимо ли называть их «беженцами» на своей же родине? 

- Мурагер Алимулы и Кастер Мусаханулы – граждане КНР. Они представили веские доказательства того, что им был причинен вред репрессивной политикой Китая в Синьцзяне и что их жизнь находится в опасности, и поэтому Казахстан, опираясь на декларацию ООН, должен был сразу же дать им статус беженца. Однако, их осудили за нарушение границы и посадили в тюрьму... Тем не менее, хоть и с запозданием, но им дали статус беженцев сроком на один год. Неизвестно, получат ли они гражданство в течение этого времени. Они стали первыми из казахов, бежавших из Китая, спасая свои жизни, кто получил статус беженца. Если вспомнить судьбу Сайрагуль Саутбай, которой не удалось получить статус беженки и пришлось уехать в Швецию вместе со своей семьей, то страх не рассеивается.

По моему мнению, Мурагер Алимулы и Кастер Мусаханулы не повторят судьбу Сйрагуль Саутбай. В течение года будут предприняты действия к тому, чтобы переправить их в третью страну. Для Акорды, которая боится открытого разговора с Пекином, это будет самым оптимальным решением.

- Как вы думаете, почему казахский народ, отличающийся своим упрямым и отчаянным характером, вот уже тридцать лет не может выйти из-под влияния единоличной власти одного человека? 

- Не народ пока не может выйти из-под влияния этого человека. Нынешняя власть, делающая все возможное и невозможное для сохранения режима Назарбаева, вовсе не наивна: на протяжении тридцати лет ею были успешно осуществлены различные политические технологии. Она внедряла своих людей в ряды настоящей оппозиции и в итоге развалила ее. Создала псевдо-оппозицию, сформировала партию для отвлечения народа от актуальных проблем, подкупила некоторых общественных деятелей и т.д. Уход Назарбаева из высшей официальной государственной власти, и его смена Токаевым также является очередной уловкой, призванной посеять в народе некую надежду. На самом же деле, сохраняется прежний режим. Сколько времени это будет тянуться, неизвестно. Режим Назарбаева может продолжать существовать и после президентства Токаева. На, то есть две причины: во-первых, разнородность казахского общества – его сплочение вокруг идеи обновления-возрождения пока что сомнительна; во-вторых, Казахстан находится слишком далеко от демократической орбиты запада, руководствующегося ценностями либерализма, он зажат в окружении стран, довольствующихся диктаторской, авторитарной, теократической системой власти. Если говорить кратко, Казахстан находится в «глуши». Все же, будучи оптимистом, скажу, что я уверен в том, что тысячу раз умиравшая и тысячу раз возрождавшаяся казахская нация в будущем переживет всплеск демократического сознания, как это происходит сейчас в Беларуси и Кыргызстане.

Газета " Дат "

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33