четверг, 13 мая 2021
,
USD/KZT: 426.14 EUR/KZT: 517.08 RUR/KZT: 5.81
Нигматулин об интернете в селах: «Прошло уже 10 лет, как люди ждут» Суд вынес приговор риелтору по делу крушения самолета Bek Air В Риддере потушили лесной пожар В Таджикистане готовятся к визиту Токаева Правила присуждения «Алтын белгi» изменились в Казахстане Токаев обратился в Конституционный совет В казахстанских школах усилят меры безопасности после трагедии в Татарстане Таджикистан и Кыргызстан договорились соблюдать соглашения по приграничному вопросу Когда начнется реализация цифрового тенге, рассказали в Нацбанке С 16 мая вводится электронное таможенное сопровождение товаров Женщин задержали после пикета у китайского консульства в Алматы На Байконуре планируется запуск российского модуля «Наука» Казахстанцам из «красной» зоны ограничен допуск в аэропорты и вокзалы Началась регистрация на ежегодный фестиваль Go Viral В МИД Казахстана сделали заявление по ситуации в Восточном Иерусалиме Казахстан вошёл в ТОП-5 стран с самым дешёвым мобильным интернетом Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V» 12 мая в Татарстане объявят днем траура по погибшим детям в Казани В столице прошла забастовка рабочих «Астана Тазалык» Сагинтаев о ректорах, которые хотели заработать: «Втихаря хотели сделать, но мы пресекли» 612 палестинцев пострадали в результате конфликта в Восточном Иерусалиме В Казахстане уровень социального прогресса выше, чем в России Маулен Ашимбаев вернулся к работе

Ужесточившаяся борьба с коррупцией в Казахстане – начало передела собственности

С каждым годом отечественные борцы с коррупцией рапортуют об увеличении числа своих «клиентов». Но каждый раз крупная рыба не просто проходит сквозь сети, но сами «рыбаки» упорно не видят ее. И это несмотря на то, что периодически появляются публикации в прессе, которые, по идее, должны стать поводом для начала расследования (или хотя бы проверки). Поэтому мы хотим обратиться к соответствующим органам и непосредственно к Алику Шпекбаеву – проверить на коррупционную составляющую представленные факты.

Почти официально

С нового года заработали поправки в отечественное законодательство, согласно которым ужесточается срок заключения для сотрудников правоохранительных органов и судей, а получение ими взяток будет считаться тяжким преступлением. Кроме этого, теперь невозможно будет выйти по УДО осужденным за тяжкие и особо тяжкие коррупционные преступления, а заодно был введен запрет на владением счетами в иностранных банках для госслужащих всех уровней.

Сами власти преподнесли эти новшества как огромный шаг в борьбе коррупцией и чуть ли не лучшую профилактику такого рода преступлений. Но, как говорится, мы-то с вами знаем, что это лишь имитация, которая вряд ли принесет какие-либо серьезные результаты. В лучшем случае, вырастет «цена вопроса» со стороны «финполовцев». Впрочем, добавим еще немного официальной информации. Так, по неполным данным, за прошлый год было выявлено порядка двух с половиной тысяч коррупционных преступлений, причем, число тяжких и особо тяжких возросло на 15 процентов.

Только за девять месяцев 2020 года к уголовной ответственности было привлечено к уголовной ответственности 34 руководителя республиканского, более 70 областного и 90 городского и районного уровней. Порядка 40 миллиардов тенге составила сумма возмещенного ущерба, что стало своеобразным рекордом за все прошедшие годы. Цифры, конечно, впечатляющие, но «между строк» читается, что реальные масштабы казнокрадства и мздоимства в стране в десятки (если не в сотни) раз больше. Поэтому, очевидно, нужны какие-то новые и нестандартные шаги, чтоб хоть как-то улучшить ситуацию.

Кстати, в существующем проекте «Плана мероприятий на 2021 – 2023 годы по реализации Антикоррупционной стратегии Республики Казахстан на 2015 – 2025 годы» есть некоторые здравые мысли. Например, снятие иммунитета с депутатов и генпрокурора или внедрение «Портала прозрачности», где будет детализирована информация обо всех транзакциях бюджетных средств (от масштабных проектов до закупа карандашей). Но, во-первых, сроки реализации этих инициатив намечены на 2022-23 годы, а во-вторых, почему только депутатов? Вообще, сам этот Проект охватывает практически все сферы жизни, включая медицину, строительство дорог, земельные отношения и штрафы за нарушения ПДД, чем ее разработчики признают повсеместность коррупции в стране. Но мы не нашли ни одного пункта, касающегося высшего руководства страны, нет даже намека на политическую составляющую этого явления, не введено понятие «клептократия». Мы понимаем, что хотим большего, а существующая власть и коррупция это взаиммодополняющие понятия, но все же...

Почему молчим?

Но при этом, в Казахстане есть теоритически неплохие рычаги не только по борьбе со взяточничеством и использованием служебного положения, но и по их предотвращению. Конечно, скрытых и не очень возможностей по развитию порочных ОПГ, созданию прочной «крыши» для них и выделения касты «неприкасаемых» тоже немало, но все же в правовом плане кое-что можно сделать. Впрочем, об этом ниже.

Наверное, мы не откроем большой тайны, если скажем, что в Казахстане борьба с коррупцией напоминает девиз «Пчелы против меда» или «Казахи против мяса». Существует даже народная мудрость, согласно которой, борьба с коррупцией сродни спортивной рыбалке – поймали, показали, отпустили. Но на деле не все так банально и не всегда так смешно. Есть еще такие факторы, как межклановые войны, заказ, зачистка «тепленького местечка» и перераспределением активов (в последнее время это стало очень распространено вместе с перераспределением полномочий). Это тоже немного банальные вещи, но чаще всего причинами привлечения того или иного «агашки» (или «татешки») к уголовной ответственности являются сразу несколько упомянутых факторов.

Под молотки финпола или, в отдельных случаях, совместных операций с КНБ, Генпрокуратурой или МВД, попадают те, кто признан «слабым звеном», попал в немилость и так далее. Но, в любом случае, существует еще и фактор «санкции». Нет, речь идет не о санкционном суде, который обычно дает добро на двухмесячное содержание под арестом, а о негласном разрешении на арест со стороны вышестоящей инстанции. Если речь идет о чиновнике «класса А», то соответствующую санкцию, как принято думать, дает сам Назарбаев. Судьбу более низких по классификации персон решают главы кланов или «серые кардиналы». Бывает, что их только ставят в известность или же они сами выбирают жертв из своих, в том числе чтобы от себя удар отвести.

Естественно, эти подковерные игры не попадают в официальные сводки, да и в независимой прессе об этом редко узнаешь – поэтому о том или ином громком аресте мы узнаем, когда дело уже фактически решено. В редких случаях происходит утечка информации, но особой роли это уже не играет. Бывали факты, когда того или иного чиновника и (или) олигарха «раскулачивали» без шума и пыли – заставляли переписывать активы, заодно отправляя в ссылку послом или провожая на «заслуженный отдых». Впрочем, это и есть упомянутый выше передел собственности, а никак не борьба с коррупцией.

В общем, даже после того, как в прошлом году Агентство РК по противодействию коррупции (опять) перешло под прямое подчинение президенту, можно не ждать, что нынешний хозяин Акорды даст волю антикоррупционщикам настолько, что они искоренят в стране мздоимство и казнокрадство. Даже если ввести смертную казнь за это (кстати, на днях Токаев своей подписью удалил «вышку» из мер наказания), как предлагают некоторые активисты. Получается, что борьба с коррупцией у нас сродни обещаниям честных выборах, заявлениям о торжестве демократии и тому подобным «инсинуациям».

Поможем Шпекбаеву!

Как уже было упомянуто, средства борьбы у нас есть, а иногда даже и желание. Но не хватает в целом политической воли. Но вот признаки коррупционных преступлений, как выясняется, далеко не всегда доступны для аналитиков и руководства антикоррупционного агентства, особенно, если это касается тех, кого в Казахстане считают «неприкасаемыми», несмотря на то, что об этом знают все, кроме самих антикоррпуционщиков, которые по долгу службы должны выявлять подобные правонарушения.

А знают многие об этом из публикаций в СМИ, а в последнее время – из зарубежной прессы, сообщения которых транслируют и некоторые отечественные издания, в частности и наше. Между прочим, еще со времен соцреализма правоохранительные органы обязаны реагировать на подобные публикации, и это время от времени происходит, причем, не только по статьям в СМИ, но и по постам в соцсетях. Про то, как кто-то по встречке ехал, как собаку душили или как медсестра превысила полномочия. Но более масштабные финансовые и потенциально коррупционные преступления ведомство Алика Шпекбаева предпочитает не замечать.

Возможно, Алик Жаткамбаевич просто сильно занят, а его подчиненные просто не могут понять, что речь идет не о правонарушениях, происходящих вне их сферы деятельности (за рубежом, с участием иностранных подданных и связанных с не нашим имуществом), а о самых «родных» физических и юридических лицах, прописанных в Казахстане и делающих здесь свои капиталы. То есть, если речь идет о каком-нибудь замке на берегу Женевского озера, принадлежащем гражданке РК, то нужно задуматься, откуда у нее средства на его приобретение.

Тайны Кима

Понятно, что это слишком сложная схема для наших следователей – им обычно готовое приносят. Но в таком случае мы дадим другую наводку и без намеков на «неприкасаемых» высшего ранга. Посмотрим самую свежую прессу на заданную тему, и обнаружим там упоминание о Владимире Киме (мажоритарий и неисполнительный директор группы KAZ Minerals PLC). Так, за пару недель до Нового года Financial Times опубликовал заметку в виде продолжения темы, связанной с оплатой в 2011 году поездки тогдашнего премьер-министра Казахстана в Париж – с перелетом на частном самолете, пребыванием в королевских апартаментах и посещением «Диснейленда». На этот раз выяснилось, что спустя два года «Казахмысу» было поручено оплатить поездку и «культурную программу» Масимовых в Лондон.

Отметим, что Управление по борьбе с серьезным мошенничеством Ее Величества заявило, что «знает об обвинениях» и, скорее всего, проводит кое-какое расследование – дело в том, что «Казахмыс» в Британии известен, как KAZ Minerals и прописан в Лондоне, а потому попадает под местное законодательство. По-хорошему, наши антикоррупционщики тоже должны заинтересоваться этим делом, так как налицо подкуп высокопоставленного лица (ну, или же получение этим лицом взятки в виде подарка), причем, в особо крупных размерах и на систематической основе. Пусть даже FT со ссылкой на эксперта по Казахстану Томаса Мейна, сообщает, что некоторые предприятия, известные как «карманные компании», «были обязаны платить за все, что требуют высшие государственные чиновники», но ведь в отечественных законах это не прописано. Напротив, в Уголовном кодексе, Кодексе этики госслужащего и в Законе о борьбе с коррупцией прямо эти вещи запрещены и подразумевают под собой дачу (получение) взятки.

Есть и другие признаки правонарушений такого характера. Во всяком случае, они должны были заинтересовать бдительного следователя. Так, с начала 2020 года стали ходить слухи о том, что Владимир Ким собирается «сделать ноги». Утверждали, что он подготовил себе базу в Монако или же решил обосноваться в США (якобы там у него вилла на берегу океана). Параллельно стали распространятся слухи о том, что Ким собирается «слить» активы и что уже нашлись потенциальные покупатели в России. Однако «Казахмыс» в лице Эдуарда Огая поспешил опровергнуть эти слухи, но они упорно ходили – особенно в Жезказгане и Сатпаеве.

Остальная часть Казахстана вспомнила об этом позже – летом о Владимире Киме в режиме жесткой критики и с угрозами вывести на чистую воду выступил Айсултан Назарбаев. Он прямо говорил о коррупции и намекал, что имеет неопровержимые доказательства. Этот пост не просто должен был заинтересовать наших (да и британских тоже) антикоррупционщиков, но и заставить действовать немедленно (хотя бы из-за фамилии заявителя). Но опять ребята Шпекбаева сделали вид, что ничего не происходит.

Через полмесяца в Сатпаеве произошел бунт, вызванный бездействием полиции в отношении педофила, что вновь заставило вспомнить о «Казахмысе» и вскрыло разговоры о продаже активов россиянам. А еще через пару недель в Лондоне скоропостижно скончался сам Назарбаев-младший (впоследствии было заявлено, что от передозировки). Совпадение? Возможно.

В конце октября стало известно, что основные акционеры группы KAZ Minerals Владимир Ким и Олег Новачук предложили другим акционерам выкупить их акции. Сумма сделки оценивается приблизительно в 3 млрд фунтов стерлингов. Процедуру делистинга планировалось осуществить до лета наступившего года, однако, как отмечает британская пресса, там не все гладко с инвесторами. В любом случае, даже человеку, далекому от понимания финансовых схем, становится ясно: что-то тут не так. Ведь не станет успешный бизнесмен (по данным 2020 года, Ким занимает третье место в «Форбс.КЗ») сбегать с публичного рынка и становиться простым частником. Тут либо он следы заметает, либо его вынуждают, либо и то, и другое. Как бы то ни было, это должно заинтересовать не только Агентство Шпекбаева, но и КНБ.

В общем, подсказок много. Возможно, что-то есть и у самим финполовцев в загашнике – не хватает только той самой политической воли и санкции сверху. А проявлять инициативу у нас опасно. Тем более, что Владимир Ким недавно (накануне Дня независимости) получил орден «Қазақстан Республикасының Тұңғыш Президенті – Елбасы Нұрсұлтан Назарбаев». Но те, кто хорошо знает историю независимого Казахстана знает, что для некоторых получить орден было дурным предзнаменованием.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33