четверг, 13 мая 2021
,
USD/KZT: 426.14 EUR/KZT: 517.08 RUR/KZT: 5.81
Токаев и Назарбаев поздравили казахстанцев с Ораза Айт КНБ РК усиливает меры безопасности в связи с трагедией в казанской школе Токаев подписал закон, предусматривающий полный запрет продажи земель иностранцам Петиция против утильсбора собрала 30 тыс. подписей Павлодарскую область затянул смог от пожара в России Нигматулин об интернете в селах: «Прошло уже 10 лет, как люди ждут» Суд вынес приговор риелтору по делу крушения самолета Bek Air В Риддере потушили лесной пожар В Таджикистане готовятся к визиту Токаева Правила присуждения «Алтын белгi» изменились в Казахстане Токаев обратился в Конституционный совет В казахстанских школах усилят меры безопасности после трагедии в Татарстане Таджикистан и Кыргызстан договорились соблюдать соглашения по приграничному вопросу Когда начнется реализация цифрового тенге, рассказали в Нацбанке С 16 мая вводится электронное таможенное сопровождение товаров Женщин задержали после пикета у китайского консульства в Алматы На Байконуре планируется запуск российского модуля «Наука» Казахстанцам из «красной» зоны ограничен допуск в аэропорты и вокзалы Началась регистрация на ежегодный фестиваль Go Viral В МИД Казахстана сделали заявление по ситуации в Восточном Иерусалиме Казахстан вошёл в ТОП-5 стран с самым дешёвым мобильным интернетом Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V» 12 мая в Татарстане объявят днем траура по погибшим детям в Казани

Данияр Темирбаев: «Успех Казахстана на мировом финансовом рынке обеспечили «заезжие варяги» Михаил Ломтадзе и Тимур Турлов»

Что делать со своими пенсионными накоплениями? Передать в управление частным фондам или купить недвижимость? Данияр Темирбаев, исполнительный директор некоммерческой организации "Казахстанская Ассоциация Миноритарных Акционеров" (QAMS) советует не торопиться с принятием окончательного решения. На рынке грядут большие перемены.

Данияр, какие последствия нас ждут после разрешения на снятие части пенсионных активов? Все сейчас с нетерпением ждут постановление правительства, которое запустит этот механизм. Недавно вы провели опрос о том, как поступят со своими накоплениями те, у кого есть необходимый порог достаточности. Интересно, что мнения разделились: 40% намерены передать свои пенсионные накопления в управление частным компаниям, а вторая половина - купить недвижимость. Как вы думаете, какая из этих двух позиций более прагматична?

– Опрос проводила казахстанская Ассоциация миноритарных акционеров, созданная в апреле 2019 года. Нашими респондентами выступили люди достаточно профессиональные, обладающие сверхдостаточными накоплениями. В основном это представители финансовых организаций, а также практикующие инверторы. Результаты этого опроса, с одной стороны, были очевидными, с другой стороны, неожиданными: 40% выбрали инвестиции в недвижимость, а чуть больше 40% - передачу активов управляющим компаниям. Нас больше интересовали те, кто выбрал недвижимость, которую они рассматривают либо как инвестиционный актив, либо как возможность обналичить свои пенсионные накопления. Правда, многих смущает пятилетний мораторий на ее продажу, который не позволяет купить недвижимость и продать ее как можно в короткий срок.

Давать советы я воздержусь, но поделюсь с тем, как я намерен поступить сам, поскольку я как раз вхожу в ту группу, у которой есть сверхдостаточные накопления. Я бы сейчас взял паузу, пока не увижу деталей постановления, а также правил регулятора о деятельности компании по управлению активами. Почему сейчас нет смысла торопиться? Дело в том, что эти опции по использованию сверхдостаточных пенсионных накоплений не носят кратковременный характер. Поскольку наше государство открыло этот шлюз надолго, то мне кажется, лучше сначала понаблюдать за происходящим.

Можете ли вы сказать о том, кто эти управляющие компании и стоит ли им доверять?

– Да, я согласен, что нам не нужно повторять ошибки предыдущих лет. Ведь ЕНПФ создавался в результате тех ошибок и недобросовестного поведения компаний по управлению инвестиционными активами, часть из которых фактически финансировали аффилированные структуры. Говоря простым языком, они финансировали своих однокурсников, друзей и родственников. На сайте Агентства по регулированию и развитию финансового рынка определены критерии к управляющим компаниям, которым соответствуют 5 компаний с действующими лицензиями по управлению активами: «Halyk Finance», «Казкоммерц Секьюритиз», «SkyBridge Invest», «Jysan Invest» и «Bcc-Invest». Почти все они дочерние структуры банков и имеют опыт в управлении. Вызывает удивление, что такой розничный брокер, как «Freedom Finance не прошел по этим критериям. Я, как инвестор, выбрал бы не название компании, а профессиональную команду, которая обладает соответствующими компетенциями на рынке ценных бумаг.

Если почти все управляющие компании аффилированы с банками, где гарантия, что история не повторится? Есть ли какие-то механизмы у правительства для предотвращения повторной ситуации?

– Я больше, чем уверен, что те требования, которые сейчас обсуждаются регуляторами, принимаются «с колес». Разрешение на использование сверхдостаточных накоплений стало большим сюрпризом как для рынка, так и для финансовых регуляторов. Поэтому теперь им приходится в короткие сроки подготовить нормативную базу.

Действительно, вопрос о банковских дочках важен. Мы опять видим на рынке все те же лица, допущенные к управлению. Понятно, что другого рынка у нас нет. Но я хотел бы обратить внимание на то, что эти требования к управляющим компаниям разрабатывают в условиях, когда происходит трансформация самого банковского бизнеса. В прошлом году банкам предоставили возможность работать на рынке инвестиционных услуг.

В свое время Григорий Марченко был противником такой меры. Как вы думаете, правильно ли, что теперь банки занимаются инвестиционной деятельностью?

– Происходят существенные изменения не только в банковском бизнесе, но и в бизнесе в целом. Сейчас стирается грань не только между банками и брокерами, но и даже между маркет-плэйсом и банковскими услугами. С точки зрения меня, как инвестора, мне гораздо проще в одном приложении получить и банковские услуги, и инвестиционные. Поэтому регуляторы должны видеть потребности самих потребителей рынка финансовых услуг.

От регулятора зависит многое. С одной стороны, он строгий дяденька, выставляющий очень много разных требований, часть из которых, возможно, и не нужна. Но с другой, мы видим, что в понедельник утром у одного банка все хорошо, а во вторник утром все оказывается плохо. И никто не говорит об ответственности регулятора. И когда нет спроса, то нет и наказания за недобросовестное поведение как самого регулятора, так и участников рынка. В результате, возникает риск в самой системе.

Как вы думаете, как измениться ситуация на нашем фондовом рынке после того, как туда хлынут пенсионные деньги?

– Мы обсуждали этот вопрос внутри Ассоциации и пришли к выводу, что рынок начнет «перегреваться». То есть, возможна инфляция активов. Приведу такую статистику: в накопительной системе 11 миллионов вкладчиков, из них 761 тысяча вкладчиков имеет сверхдостаточные накопления. По текущим оценкам, это около 2,5 триллионов тенге или 20% от всех пенсионных накоплений на 1 декабря. Ежемесячно в систему поступает порядка 68 миллиардов тенге обязательных пенсионных взносов, из которых примерно 17 миллиардов тенге ежемесячно могут быть использованы из сверхдостаточных накоплений. Это очень большая сумма для нашего рынка и есть все шансы для роста локального фондового рынка.

Значит ли это, что сейчас важно вложиться в акции, потому что из-за перегрева они какое-то время будут достаточно активно расти?

- Я могу сказать одно - активность на локальном фондовом рынке существенно повысится. Мы даже сейчас видим, что по текущим котировкам происходит увеличение объемов торгов по некоторым бумагам. Дивидендные бумаги особенно будут интересны.

Как вы оцениваете тот факт, что управляющие компании имеют право вкладываться в акции не только казахстанских эмитентов, но и зарубежных?

– В соответствии с текущим статусом, около 50% пенсионных активов, которые находятся в управлении компании, могут инвестироваться в ценные бумаги на зарубежных рынках. Остальные 50% обязаны инвестировать на локальном рынке. Для меня, как инвестора, передача пенсионных активов управляющим компаниям привлекательна именно возможностью вкладываться в зарубежные рынки. К сожалению, наш пока не большой рынок не может абсорбировать весь объем таким образом, чтобы не было мыльного пузыря. Это также головная боль регулятора. С точки зрения профессиональных участников рынка, смысла устанавливать какие-то валютные ограничения для компаний просто нет.

Вы, безусловно, правы. Но в то же время, это показывает фундаментальную проблему казахстанской экономики, которая задыхается от недостатка внутренних инвестиций, а мы в этих условиях направляем их на кредитование зарубежных экономик. Это абсурд. Но он – следствие недоверия к собственной экономике. И, в этой связи возникает такой вопрос: будут ли казахстанские компании выходить на зарубежные рынки? Ряд казахстанских компаний, входящих в «Самрук-Казына», в очередной раз заявили о том, что они откладывают свое IPO...

– Хорошо, что затронули вопрос приватизации компаний «Самрук-Казына». В 2020 году истек комплексный план приватизации, в соответствии с которым на IPO должны были быть выведены 8 компаний. К сожалению, только «Казатомпром» реализовал эти планы. Вот уже 15 лет у «Самрук-Казына» один и тот же ответ: компании не готовы в связи с неблагоприятной ситуацией на фондовых рынках и так далее. Я боюсь, что к тому моменту, когда компании созреют, они окажутся уже никому не интересны. В то же время, успешное IPO Kaspi показал, что инвесторов привлекают финтехи гораздо больше, чем те же сырьевые или телекоммуникационные компании. Они уже перестали быть фаворитами и теперь время играет против «Самрук-Казына» и ее планов приватизации.

Если оставить в покое компании «Самрук-Казына», возможно ли на нашем рынке появление других интересных эмитентов?

– Опыт Kaspi показал нам, что частная компания может быть интересна иностранным инвесторам. Стоимость Kaspi.kz сейчас превышает 80% капитализации всех компаний, которые входят в индекс KASE. Но это скорее исключение, подтверждающее правило. Достаточно вспомнить последнее размещение «Казатомпрома». Поэтому, оставить в покое «Самрук-Казына не получится», потому что именно там находится потенциально интересные активы для инвесторов. Другое дело, что мы их «передержали».

Вы сказали про опасность возникновения мыльного пузыря на нашем фондовом рынке. Но есть еще более реальная опасность возникновения мыльного пузыря на рынке недвижимости. Как вы думаете, каковы могут быть последствия?

– Не могу однозначно предсказать возникновение пузыря на рынке недвижимости. Вопрос в том, как люди поступят со своими пенсионными накоплениями. Надо учитывать, что большая часть этих людей не нуждаются в недвижимости и рассматривают ее приобретение, как промежуточный этап для получения наличности, чтобы потом либо самостоятельно управлять этими деньгами, либо передать в управление. Однако сейчас возможно введение 5-летнего моратория, по которому тоже возникают вопросы, поскольку он противоречить Конституции с точки зрения неприкосновенности частной собственности. Если, тем не менее, мораторий будет принят, покупка недвижимости будет усложнена. И еще не известно, что за пять лет может произойти в стране.

«Freedom Finance» сегодня, без преувеличения, можно назвать системообразующим брокером и, следовательно, слишком большим, чтобы упасть. Как вы думаете, если я, допустим, выберу «Freedom Finance» в качестве своего партнера, какие риски я буду нести, и каковы мои возможности?

– Надо учитывать, что «Freedom Finance» - это в чистом виде брокер, нежели управляющий активами. Чем отличается брокерский бизнес? Брокеру неважно, фиксируете вы убытки или получаете прибыль, в любом случае он получает свою комиссию. В этом отношении брокерский бизнес хорош с точки зрения устойчивости. Если, конечно, у брокера нет собственного инвестиционного портфеля - тогда возникает риск. Что касается управления активами, я думаю, у «Freedom Finance» обладает достаточной компетенцией. Плюс, у них большой опыт работы на американском рынке, что очень важно для инвестора, особенно для вкладчиков ЕНПФ. За последние годы, когда была внедрена политика свободного тенге, произошло несколько девальваций. Поэтому для вкладчиков критически важны валютные риски.

Как вы думаете, как будет в ближайшее время развиваться наш фондовый рынок? Если даже появятся новые эмитенты, то это предполагает их полную прозрачность и подотчётность. А пока мы наблюдаем делистинг ряда компаний на лондонской бирже. Значит ли это, что ни о какой инвестиционной привлекательности казахстанских предприятий говорить нельзя?

– Вы упомянули делистинг. Это вызывает сожаление, поскольку у нас и так совсем мало интересных эмитентов – всего девять, а скоро будет восемь без «KAZ Minerals». Проблема нашего фондового рынка заключается в том, что государство своими госпрограммами демотивирует компании привлекать капитал на рыночных условиях. Если тебе проще получить какие-то субсидии от государства, никакого спроса даже на банковские продукты не будет. Более того, даже банки стали агентами госпрограмм. В условиях такого превалирования государства в экономике для бизнеса очень мало пространства. Здесь необходимы фундаментальные изменения в экономической политике. Недавно мы завершили исследование о развитии фондового рынка Казахстана. В его рамках мы спросили экспертов о том, видят ли они связь между присутствием государства и развитием экономики в целом. Подавляющее большинство видят прямую связь.

Поэтому нам ничего не остается просто как вкладываться в экономики других стран?

– Да, но не все так плохо. Kaspi удивил своим триумфом на IPO. Это доказывает, что в Казахстане могут быть успешные истории, которые интересны иностранцам. Пока к нам не пришли, так скажем «варяги» - граждане иностранных государств Михаил Ломтадзе и Тимур Турлов, никакого драйва на нашем рынке не было. Еще лет десять назад словосочетание «зарабатывать на брокерских услугах в рознице» было просто немыслимо. Но сейчас это реальность, как и уникальная экосистема Kaspi.kz, которая вышла на лондонскую биржу и стала самой дорогой компанией Казахстана. Это очень интересные кейсы и было бы здорово, если бы их стало больше. В том числе при участии казахстанских менеджеров.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33