четверг, 28 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Карим Масимов издаст две книги о пограничниках Тоқаев Түркіменбасының ұсынысын қабыл алды ма? На трансферном рынке 370 игроков казахстанской премьер-лиги (КПЛ) стоят 55 млрд тенге Ең аз жалақы алатын қызметкерлер кім? Чипирование, штрафы, собачьи бои: депутаты приняли законопроект о «защите животных» Қазақстанда ЭКО бағдарламасы бойынша 25 мыңыншы бала дүниеге келді Минкультуры выделило на издание книг чиновников и депутатов Т705 млн Солтүстік Қазақстан облысында 40 млн теңгеге салынған қазандық іске аспай қалды Работа над вакциной QazVac: ученые-разработчики получат премию в Т37,2 млн от государства Электронные сигареты реабилитированы Алматы лидирует по бракам и разводам среди регионов Казахстана В Мангистауской области заработают проекты на 167 млрд тенге Қытайдан келетін тауарлар қымбаттайды – мамандар Маңғыстау облысында ауыз су мәселесі жылдан жылға ушығып барады Казахстанские чиновники хотят потратить S280 млн на развитие национального духа Объем вкладов за год в Казахстане вырос на 3 трлн тенге "Халық-Life" компаниясы баспасөз конференциясын өткізеді Казахстан предоставил транзитный коридор для афганских женщин В Казахстане в 2022 году появятся два новых налога Цой коронавирусқа қарсы ақылы вакциналар туралы айтты Microsoft заблокировала более 13 млрд подозрительных писем «Оқушыға екпе салып жатыр»: Мектепте белгілі дәрігер дау шығарды Четыре спектакля представит Темиртауский ТЮЗ на Большой сцене ARTиШОКа Қасым-Жомарт Тоқаев БҰҰ басшылығымен кездеседі В Казахстане увеличилось количество ИП на 32%

Коронавирус – очень важный тест на зрелость гражданского общества

«Мы уже научились лечить ковид, поэтому не стоит его боятся», - считает Николай Дайхес, известнейший российский отоларинголог, Директор Национального медицинского исследовательского центра оториноларингологии Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России, член-корреспондент РАН.

Какие изменения внесла пандемия в рабочий график Центра, как повлиял карантин на вашу работу?

– Национальный медицинский исследовательский центр оториноларингологии одним из первых перепрофилировали для оказания помощи больным с коронавирусной инфекцией. И это было настоящим испытанием для нас. Я очень горжусь тем, что никто, от санитарок до профессоров, не испугался, не убежал в отпуск. А я знаю учреждения, где было наоборот. И сейчас я совершенно уверенно могу сказать: мы выстояли. Это был подвиг коллектива. Сегодня мы уже вернулись к своему обычному режиму, делаем до 50 операций в день.

Но ситуация с ковидом по-прежнему не решена... Лично знаю многих людей, у которых есть осложнения после ковида - снижение обоняния, нарушения слуха. Что им делать и какова роль врача-оториноларинголога в этой ситуации?

– Безусловно, один из главных симптомов у пациентов с коронавирусом - это отсутствие или нарушение обоняния, часто оно сочетается с нарушением вкусовых ощущений. Эти нарушения, как правило, первым делом обращают на себя внимание и врачу первичного звена при обращении пациента именно это надо учитывать. Мы по-прежнему поддерживаем рекомендации рассматривать любое острое респираторное заболевание в период коронавирусной инфекции как подозрение на инфицирование коронавирусом.

Если же обоняние после инфекции не восстановилось, надо в первую очередь пройти осмотр специалиста-оториноларинголога, выяснить анамнез и эпиданамнез, провести инструментальное обследование полости носа, глотки, уха. Также необходимо провести эндоскопические исследования носа и околоносовых пазух, исследовать обонятельную функцию и оценить носовое дыхание путем проведения риноманометрии. При необходимости рекомендуется проведение компьютерной томографии носа и околоносовых пазух.

Кроме нарушения обоняния и вкуса, выявляется симптоматика обычного острого респираторного вирусного заболевания: заложенность носа, ринорея, боль в горле, поверхностный кашель. Конечно, эти симптомы являются типичными для любой респираторной инфекции, но в данной эпидемической ситуации они должны натолкнуть на размышления о коронавирусе.

Что касается нарушений слуха, то мы не можем сказать, что снижение слуха было тотальным диагностическим проявлением. Тем не менее, на нарушение слуха следует обязательно обращать внимание и проводить необходимое обследование.

А каковы ваши прогнозы? Мы победим ковид?

– Я уверен, мы эту инфекцию победим. Мы уже научились с ней бороться. Я сейчас говорю про российских медиков, как обстоят дела в Казахстане, я знаю хуже… Наш Центр с марта по август 2020 года работали в авральном режиме. Поэтому я могу точно сказать – мы знаем, как лечить ковид, и у нас все есть для этого. Очень важно не впадать в панику, ничего страшного в ковиде нет. И очень важно, что вакцина уже есть, и не одна. Думаю, до осени прививки получит 60-70 % жителей страны. И тут важна ответственность каждого человека - вовремя обратиться к врачу, соблюдать все его рекомендации. А еще лучше – сделать прививку. Потому что человек должен думать не только о себе. Он должен думать о своих коллегах по работе, об окружающих, о своей семье. А сейчас важнейшим способом защиты от коронавирусной инфекции является вакцинация. Я сам переболел, и я это говорю, потому что у всех тех, кто привились, всех, кого я знаю, в том числе врачей, входящих в «красную зону», вырабатываются антитела. И, конечно, важно правильное и своевременное лечение в случае заболевания. Так уж получилось, что это своеобразный тест на зрелость гражданского общества. Очень надеюсь, что мы его сдадим.

Николай Аркадьевич, вы потомственный врач и, видимо, ваш путь в медицину был определен задолго до рождения…

– Да, я врач в шестом поколении, отоларинголог – в третьем. Один дед, Исаак Аронович Дайхес – профессор, был основателем и первым заведующим кафедры болезней уха, горла и носа Астраханского медицинского института. Второй дед - Николай Георгиевич Лычманов, заслуженный врач РСФСР, доктор медицинских наук, профессор. Его именем названа улица в нашем городе, в Астрахани. Когда я поступил в медицинский институт, то ходил туда каждый день по улице, которая названа в честь моего деда.

Это высокая планка, такое родство обязывает быть на высоте!

– Очень высокая! Но влиятельные родственники не вели меня за руку, они мне не оставили большого наследства, – мне оставили память и знания. Дед мой, Исаак Аронович, родился на Украине, в 1901-м году окончил Харьковский мединститут, потом поступил в ординатуру Еленинского института уха, горла и носа в Санкт-Петербурге. В 1905-м отправился врачом на русско-японскую войну. За участие в войне он был премирован поездкой во всемирно известную оториноларингологическую клинику Шаритэ в Берлине и клинику уха в Хале. Эта стажировка открыла перед талантливым врачом новые возможности, и он становится лор-врачом в астраханской земской клинике. И там, в Астрахани, в 1913-м году встречает свою любовь – актрису Любовь Степановну Альянову. Да, моя бабушка не врач, она заслуженная артистка РСФСР, известная драматическая актриса, отдавшая астраханской сцене почти полвека своей жизни.

А в 1927-м году родился Аркадий, мой отец. Ему было три года, когда он остался без отца. Мой дед умер от сердечного приступа в 1930-м году в возрасте 53-х лет, в самом расцвете своей профессиональной карьеры.

Мой отец, Аркадий Исаакович, тоже решает связать свою жизнь с медициной. В 1945

году поступает в Астраханский медицинский институт, в 1949 году оканчивает его с отличием. Он внес огромный вклад в развитие не только оториноларингологии, но и смежной хирургии головы и шеи. Он был одним из корифеев реконструктивной и пластической хирургии в России, в которой начал активно работать с конца 1950-го года, уделял много внимания изучению лор-онкологии, в частности изучал злокачественные образования гортани и внеорганные заболевания шеи. Он одним из первых оперировал больных в запущенных стадиях рака.

… И вот сейчас надо мной висят портреты моих предков - Николая Лычманова, Исаака Дайхеса, Аркадия Дайхеса – они все врачи-хирурги. И они наблюдают, чтобы я правильно жил.

У вас с такими предками, видимо, и никаких сомнений не было – кем стать…

– Сказать честно, у меня были разные устремления. Я поначалу не хотел в медицинский, я хотел погоны носить… Однако поступил в Астраханский медицинский институт и в 1983-м году его окончил. Хорошо помню романтическое состояние от будущей профессии - первая лекция, белый халат... Я тогда посмотрел на себя в зеркало и подумал, что это было единственно правильное решение – стать врачом.

А когда вы в Москву переехали? Не тяжело было покидать Астрахань?

– В Москве я живу с 1983-го года. В Центральном институте усовершенствования врачей в Москве проходил клиническую ординатуру, а затем аспирантуру. Потом стал старшим научным сотрудником НИИ трансплантологии Министерства здравоохранения СССР. В 1987 году защитил кандидатскую, в 1992 году — докторскую диссертацию. В 1994 году получил учёное звание профессора. Но москвичом так и не стал. Люблю Астрахань, там у меня всё. В Астрахани расположен и один из филиалов нашего Научно-клинического центра оториноларингологии. Одной из своих главных задач на посту директора Центра я вижу развитие филиалов в регионах. Считаю, что это неправильно, когда пациенты, а тем более люди с больными детьми должны ехать с поклоном в Москву или Петербург. У нас есть филиалы в Хабаровске и Архангельске, там оказывают все виды медицинской помощи по профилю «Оториноларингология». Так что я часто бываю в родном городе.

Читала про ваши операции по вживлению ретинального импланта, так называемого «бионического глаза». Это просто из области фантастики! Но почему Институт оториноларингологии занимается офтальмологическими операциями?

– Есть простое объяснение. Мы по этому направлению работаем не просто со слепыми пациентами, а со слепоглухими. Это и есть наше ноу-хау. Мы решили попробовать хирургически реабилитировать таких больных. Понятно, что сначала мы стали их реабилитировать по слуху. Это у нас уже на потоке: мы знаем, как это делать. Но дальше встал вопрос – а нельзя ли помочь им в таком тяжелом недуге, как слепота? Это наиболее сложная операция при поражении сетчатки, когда невозможно помочь другими методами. Такое заболевание поражает чаще всего людей достаточно молодых, трудоспособного возраста. И, конечно, помочь им очень хотелось… А еще мы занимаемся микрохирургией гортани, проводим новые органосохраняющие, щадящие операции при онкологии ЛОР-органов, делаем инновационные операции в области челюстно-лицевой и реконструктивной хирургии. Так что Центр у нас многофункциональный. Я его так и задумывал, так и строил… Мы с голосом работаем очень много, у нас ведущая фониатрическая клиника, сюда приходят лечиться люди голосовых профессий – от артистов эстрады до БТ, деятели церкви, политики. Есть своя телестудия, там мы записываем интервью для телевидения и снимаем образовательные программы. Есть свой храм - Никольская домовая церковь…

Храм? Ну надо же. Казалось бы – несовместимые вещи: медицина, наука, технологии и церковь…

– Врачей и священников многое связывает, они очень похожи. Задачи, стоящие перед здравоохранением, в немалой степени сопряжены с задачами церкви: заботясь о здоровье физическом и психическом, медицина оставляет на попечение священнослужителей духовное здоровье человека. Церковь – это служение. Как и медицина. Не работа, не бизнес, а именно служение. Нас это объединяет – мы должны лечить любовью, душой… Духовный отец наш – митрополит Астанайский Александр. Он благословил открытие Центра оториноларингологии и совершил молитву «на начало всякого доброго дела». Мы много лет дружим с Владыкой. Для меня Владыка – не только духовный отец, не только крестный отец моей семьи, моих детей, это добрый, открытый, очень порядочный человек. Такие люди редко рождаются. Он живет для людей, он все отдает людям, он сжигает себя каждый день ради людей. Такие люди как он, люди его поколения связывают нас через одно рукопожатие с мучениками. Он же учился у них, он же в церкви с малых лет, и они его воспитывали…

И я счастлив, что уже 10 лет владыка не разделяет себя с Казахстаном. Казахстан - замечательная страна, там живут очень хорошие люди, а меня многое связывает с Казахстаном...

Эти связи – профессиональные? Вы поддерживаете отношения с медицинским сообществом Казахстана?

– Казахстан и Россия вообще очень близки, родственные страны. К тому же в Астрахани исторически много казахов, нас связывает общая история, культура… А для меня как врача – это еще большие научные связи с отоларингологами наших стран, многие отоларингологи казахстанские защищали свои дипломные работы у нас, мы встречаемся на конференциях, семинарах. Мой отец много ездил в Казахстан – консультировал. Отца связывала многолетняя дружба с Райсом Кажкеновичем Тулебаевым. Сейчас мы общаемся. Огромная связь - это Евразийская Ассамблея отоларингологов. Мы на ней поставили задачу: обсуждать на форуме важные вопросы отоларингологии, обмениваться самыми современными технологиями и достижениями. И очень важно, что идет обмен на общественном, гражданском уровне. Это не просто научно-практическая конференция, это общение гражданского общества. Потому что врачи - это люди публичные, они формируют общественное мнение, учитывая какое количество стран принимают участие в таких встречах. Ассамблея существует с 2014-го года. А первым президентом ассамблеи мы избрали единогласно Райса Тулебаева, уважаемого и заслуженного профессионала своего дела. Райс Кажкенович Тулебаев – это президент Казахстанской ассоциации оториноларингологов, Академик НАН РК, профессор. Ассамблеей мы встречались несколько раз – в Минске, Астане (сейчас Нур-Султан). А в позапрошлом, в 2018-м пятая Евразийская ассамблея отоларингологов прошла в Атырау. Тогда ассамблея собрала лучших специалистов в сфере оториноларингологии из Германии, Польши, России, Кыргызстана, Узбекистана, Украины, Грузии… В 2019-м мы встречались в Самарканде, 1500 человек нас было. В следующем году, надеюсь, встретимся в Баку… В этом году мы не собирались по понятным причинам… Пандемия внесла изменения в наши планы.

От редакции: Материал был уже готов, когда мы узнали, что за большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией, самоотверженность и высокий профессионализм, проявленный при исполнении врачебного долга, некоторые специалисты Национального медицинского исследовательского центра были удостоены церковных наград. Их вручал митрополит Астанайский и Казахстанский Александр.

Николай Аркадьевич Дайхес награжден орденом Православной Церкви Казахстана «Ынталы Қызмет Үшiн» («За усердное служение»).

«Во все времена Церковь благословляла нелегкий труд врачей и медицинских работников, видя в их милосердном служении проявление жертвенной любви к страждущим. Не случайно среди святых немало врачей и целителей. Поздравляя вас с наступающим Новым годом, хочу выразить всем вам искреннюю благодарность за вашу большую и полезную деятельность, которую вы с любовью и усердием совершаете во благо ближних», - отметил митрополит Александр на встрече с врачами.

Беседовала Евгения Морозова

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33