четверг, 13 мая 2021
,
USD/KZT: 426.14 EUR/KZT: 517.08 RUR/KZT: 5.81
Казахстанский аналог службы «911» появится в Алматы Токаев и Назарбаев поздравили казахстанцев с Ораза Айт КНБ РК усиливает меры безопасности в связи с трагедией в казанской школе Токаев подписал закон, предусматривающий полный запрет продажи земель иностранцам Петиция против утильсбора собрала 30 тыс. подписей Павлодарскую область затянул смог от пожара в России Нигматулин об интернете в селах: «Прошло уже 10 лет, как люди ждут» Суд вынес приговор риелтору по делу крушения самолета Bek Air В Риддере потушили лесной пожар В Таджикистане готовятся к визиту Токаева Правила присуждения «Алтын белгi» изменились в Казахстане Токаев обратился в Конституционный совет В казахстанских школах усилят меры безопасности после трагедии в Татарстане Таджикистан и Кыргызстан договорились соблюдать соглашения по приграничному вопросу Когда начнется реализация цифрового тенге, рассказали в Нацбанке С 16 мая вводится электронное таможенное сопровождение товаров Женщин задержали после пикета у китайского консульства в Алматы На Байконуре планируется запуск российского модуля «Наука» Казахстанцам из «красной» зоны ограничен допуск в аэропорты и вокзалы Началась регистрация на ежегодный фестиваль Go Viral В МИД Казахстана сделали заявление по ситуации в Восточном Иерусалиме Казахстан вошёл в ТОП-5 стран с самым дешёвым мобильным интернетом Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V»

Ситуация со свободой слова в Казахстане не улучшилась

Свобода слова в стране находится на карантине, а журналисты и блогеры до сих пор работают в условиях ЧП. Таково резюме аналитического доклада «Ситуация со свободой слова в Казахстане в 2020 году», обнародованного Международным фондом защиты свободы слова «Адил соз».


Ограничения свободы слова санврачами

Составители доклада отмечают, что главными законодателями в период ЧП и карантина стали санитарные врачи, а основным документом, устанавливающим общеобязательные нормы с соответствующими мерами ответственности – постановления санитарных врачей.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Республики уже 16 марта было запрещено проводить аудио-, фото- и видеосъемки в организациях здравоохранения, машинах скорой медицинской помощи, в карантинных помещениях, при оказании медицинской помощи на дому медицинскими работниками, проведении эпидемиологического расследования в очаге, запрещены опросы и анкетирование больных и контактных. Данный запрет, считают правозащитники, не соответствует нормам казахстанского законодательства. В законе о чрезвычайном положении прописано, что съемка может быть запрещена только при наличии 11 оснований, в их числе нет ни одного, связанного с эпидемиологической опасностью.

Мониторинг провокационной информации

В мае утвержден «Алгоритм действий по предупреждению, выявлению и привлечению лиц к ответственности за нарушение режима карантина». Он, в частности, предусматривает: «…Проведение уполномоченными и правоохранительными органами, а также мобильными группами постоянного мониторинга средств массовой информации и социальных сетей на предмет своевременного выявления недостоверной и провокационной информации, призывов к незаконным действиям с принятием соответствующих мер». Термин «провокационная информация» не закреплен в законодательстве, что дало простор для его произвольного толкования «с принятием соответствующих мер».

Закрытие типографий и газет в период ЧП

Наиболее пострадали от действий властей в период чрезвычайного положения печатные издания. К закрытым типографиям добавились проблемы с распространением напечатанной продукции, так как деятельность точек реализации (киоски, магазины и т.п.) также была запрещена. Из-за проблем с реализацией в Карагандинской области закрылось 6 газет, в Западном Казахстане закрылась печатная версия популярной «Уральской недели», в Костанайской области сократилась периодичность выхода газеты «Наш Костанай». В Алматинской области 31 марта представители 20 изданий, двух полиграфических и четырех дистрибьютеров прессы обратились к премьер-министру РК с просьбой разрешить этим предприятиям работать в обычном режиме, оказать поддержку в распространении и доставке прессы до читателей. Просьба не была поддержана.

Сокращение рекламных доходов до 60%

В связи с пандемией и вызванным ею спадом производства резко сократились рекламные доходы СМИ. Июньский прогноз министра информации и общественного развития Аиды Балаевой о том, что потери эти составят от 30 до 60 процентов по сравнению с 2019 годом, оправдался в полной мере. Были приняты меры по облегчению экономического положения как населения в целом, так и конкретно СМИ. С 1 апреля до 1 октября фонд оплаты труда был освобожден от уплаты налогов и обязательных отчислений. Кроме того, коммерческие теле-, радиоканалы были с июля до конца года освобождены от оплаты услуг аналогового и эфирного цифрового телерадиовещания. Но ситуацию эти меры улучшили незначительно.

Новый закон о митингах не приблизил к международным стандартам свободы слова

Наиболее существенными шагами в сфере демократизации общественной жизни стали новый закон о митингах («О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан») и декриминализация клеветы. Однако, при несомненной прогрессивности, новые законы оказались половинчатыми и, по сути, мало приблизили Казахстан к международным демократическим стандартам свободы собраний и слова. Более того, активизировались усилия по контролю традиционных СМИ и социальных сетей.

8 января учредитель казахоязычной газеты «Жас Алаш» Салтанат Атушева, вдова убитого в 2006 году оппозиционера Алтынбека Сарсенбаева, назначила главным редактором газеты оппозиционного журналиста Ингу Иманбай.

«Мы резко поменяли редакционную политику и начали печатать острые материалы о семье Назарбаева и о нем самом. Это и то, что я являюсь супругой Жанболата Мамай, стало причиной мощнейнешего наезда власти на семью Алтынбека Сарсенбайулы» - рассказала Иманбай редакции Exclusive.kz. Через полтора месяца Иманбай была уволена. По ее словам, у нее состоялся разговор с Салтанат АтушевоЙ, и Нурланом Сарсенбай, племянником Алтынбека Сарсенбаева. Они сообщили, что на их близкого родственника завели уголовное дело и грозятся его «закрыть», если они не снимут с должности главреда супругу Жанболата Мамая.

«Конечно же, Салтанат Атушева выбрала свободу родственника, и в этом я ее не могу упрекать» - уточнила Иманбай.

В ночь на 7 февраля, когда произошла массовая драка в Кордайском районе, приведшая к человеческим жертвам, редакция МИА «КазТАГ» пыталась получить информацию из официальных источников. Однако все попытки связаться с госорганами были безуспешными. Редакция сочла единственно правильным решением направить в район конфликта съемочную группу и с места событий сообщать о фактах погромов и массовом насилии. Вскоре, ночью 8 февраля, в редакционную почту МИА «КазТАГ» пришло письмо председателя комитета информации министерства информации и общественного развития Ляззат Суйндик. Она рекомендовала агентству «придерживаться официальной информации» по ситуации в Кордайском районе Жамбылской области и напомнила об уголовной ответственности за распространение «заведомо ложной информации». Редакция расценила данную «рекомендацию» как прямую цензуру.

9,3 млрд тенге на государственную информационную политику

Огромные бюджетные средства продолжались тратиться на проведение «государственной информационной политики». Т9,3 млрд просит министерство информации и общественного развития на государственную политику Казахстана в сфере информации и общественного развития на предстоящие три года.

По официальным данным, на 19 октября 2020 г. в Казахстане зарегистрировано 4597 СМИ, из которых 3432 составляют периодические печатные издания, 175– телеканалы, 74 – радио, 660 –информационные агентства и сетевые издания. (395 ИА, 265 СИ). Однако анализ ситуации со свободой выражения подтверждает наблюдения различных экспертов, что фокус общественной жизни переместился из традиционных СМИ в социальные сети. Исходя из этого, блогеров стали финансировать в рамках государственного заказа по проведению государственной информационной политики наравне с газетами и телевидением. Государство намерено регистрировать владельцев акаунтов в социальных сетях наподобие регистрации сетевых СМИ и обложить налогами их рекламную деятельность.

Вместо декриминализации клеветы еще более суровые меры

В феврале был опубликован проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам исполнительного производства и уголовного законодательства». Разработчик проекта – Генеральная прокуратура предложила перенести клевету из уголовного в административный кодекс.

По этому поводу фонд «Адил соз» обратился с открытым письмом к Президенту. В письме сказано, что разработанный Генеральной прокуратурой законопроект, по сути, предлагает вместо декриминализации еще более суровые меры, реально ущемляющие конституционные гарантии свободы слова.

«В настоящее время как уголовный, так и гражданский процессы по защите таких субъективных категорий, как честь и достоинство, проводятся исключительно по заявлению потерпевшего или лица, считающего себя таковым. Законопроект делает этот вид правонарушений частно-публичным, вводит административные протоколы и наделяет правом их составления органы внутренних дел. Предлагается к частным спорам лиц совершенно безосновательно применять меры государственного принуждения, к коим в административном порядке относятся задержание, принудительное доставление и пр.», - говорится в открытом письме.

«Адил соз» просил Президента поручить разработку законопроекта о декриминализации клеветы Верховному суду РК с тем, чтобы вписать этот вид правонарушений в Гражданский кодекс.

3 марта предложенный Генеральной прокуратурой проект закона «О внесении дополнений в Кодекс об административных правонарушениях Республики Казахстан по вопросам ответственности за клевету» исчез с сайта «Открытые НПА».

10 июля закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам исполнительного производства и уголовного законодательства» вступил в силу, клевета перенесена из Уголовного кодекса в административный. Теперь за доказанную клевету журналистам грозит серьезный штраф и максимум 30 суток ареста, а не три года лишения свободы, как прежде, к делам о диффамации подключились участковые полицейские.

До 10 июля 2020 года клевета относилась к уголовным правонарушениям. С января по июль зафиксировано 9 обвинений в клевете и оскорблении через социальные сети. Вынесено 2 обвинительных приговора.

Тем же законом внесены изменения в статью 174 УК РК – Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни: в названии статьи «возбуждение» заменено словом «разжигание». Оба понятия близки по смыслу и в определенной степени, по мнению специалистов-филологов, являются синонимами. Такое изменение никак нельзя считать выполнением рекомендаций, данных Советом по правам человека ООН по итогам рассмотрения третьего цикла Универсального Периодического Обзора Казахстана.

Аккредитируют лишь удобных

30 декабря президент К. Токаев подписал закон ««О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации».

По словам министра информации и общественного развития Аиды Балаевой, внесенные изменения направлены на решение двух основных задач - усиление контроля и ответственности и расширение сферы применения закона. В законе уточнено понятие государственного заказа по проведению государственной информационной политики. В ч.4 главы 6 «Аккредитация журналистов» закона «О средствах массовой информации» слова «честь и достоинство» заменены на «деловую репутацию»: журналист может быть лишён аккредитации, если им нарушены правила аккредитации либо за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию аккредитовавших его государственных органов, общественных объединений и организаций. При этом не указано, кто будет определять, что эти сведения не соответствовали действительности и порочили деловую репутацию государственных органов и было ли по этому поводу вынесено судебное решение. Такая формулировка будет давать чиновникам возможность не допускать отдельных журналистов на аккредитационные мероприятия государственных органов по своему рассмотрению.

Таким образом, действующий с 1999 года закон РК «О средствах массовой информации» дополнен очередными поправками, которые в целом усиливают бюрократический контроль за свободой выражения. Обещанная в 2017 году тогдашним министром информации и общественного развития Дауреном Абаевым (с мая 2020 года первый заместитель руководителя Администрации Президента РК) работа над принципиально новым законом, адекватном реалиям цифровой эпохи, по сути, пребывает в стагнации. К концу 2020 года Министерство сообщило фонду «Адил соз», что разработан проект концепции закона «О средствах массовой коммуникации», но так и не представило его текст, ссылаясь на необходимость доработки, что обычно означает процесс согласования с Администрацией Президента и правительством.

«Новый закон создает условия для незаконной слежки и утечки персональных данных»

В июле экспертная группа из числа гражданского общества – правозащитники, гражданские активисты, IT-специалисты, исследователи, журналисты и юристы инициировала заявление по поводу Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования цифровых технологий».

В заявлении констатируется, что закон, подписанный президентом РК 25.06.2020 г., принят «без широко обсуждения с гражданским обществом, в сжатые сроки, в условиях пандемии и чрезвычайного положения». Авторы заявления считают, что закон о цифровых технологиях создает условия для незаконной слежки и утечки персональных данных.

Инициативная группа требует, «чтобы подзаконные акты в сфере регулирования цифровых технологий, касающиеся прав человека, обсуждались и принимались с участием экспертов гражданского общества и были официально опубликованы в открытом доступе» и предлагает госорганам помощь гражданского общества в совершенствовании законодательства в сфере регулирования цифровых технологий с тем, чтобы исключить возможность нарушений прав человека.

В «Адил соз» считают, что в целом предпринятые шаги по демократизации медийного законодательства следует признать робкими и противоречивыми

«Оскорбление и распространение заведомо ложной информации не декриминализированы, сохранена уголовная ответственность за покушения на репутацию высших должностных лиц страны. Гражданский кодекс РК не устанавливает для требований о защите чести, достоинства и деловой репутации сроков исковой давности, не регламентирует суммы взыскания морального вреда. Значительная часть законодательных новшеств направлена на усиление в информационном пространстве государственного контроля», - говорится в аналитическом докладе.

Десятки нападений на журналистов и фильтрация «неудобных» вопросов

Зафиксировано десятки нападений на журналистов и блогеров, большинство из которых произошло при освещении несанкционированных митингов и пикетов. В течение года, как и прежде, повсеместно наблюдались отказы и ограничения доступа к информации. Чиновники игнорировали запросы или суть запросов, давая отписки.

В условиях ЧП и карантина давняя проблема с доступом к информации обострилась и приобрела новые черты. Из почти 40 тыс. вопросов, которые поступили на сайт www.coronavirus2020.kz, на данный момент даны ответы только на треть.

Большинство пресс-конференций и брифингов стали проходить онлайн. Возникли специфические технические проблемы участия журналистов: сбои, плохой звук, плохое изображение. Во всех этих онлайн встречах журналисты были лишены возможности задавать вопросы напрямую. Они скидывали их заранее в чат, а озвучивал модератор. Организаторы пресс-конференций стали фильтровать вопросы, зачастую «неудобные» вопросы выкидывались самим модератором или спикерами.

Зафиксировано немало прямых отказов в предоставлении актуальной информации под ложным предлогом, что эти сведения отнесены к информации ограниченного доступа.

В связи с пандемией коронавируса и введением карантинных мер судебные процессы стали проводиться в режиме онлайн. Возросло число жалоб на некачественную связь, неравные права сторон в суде, несоблюдение требований судебного разбирательства и игнорирование обращений.

Алгоритм допуска журналистов на процессы был принят только после обращения в Верховный суд. В алгоритме было сказано, что за несколько дней необходимо оповещать заведующего канцелярией. Даже при соблюдении этого условия журналисты не могли подключиться для освещения ряда резонансных дел.

Почти в 3 раза увеличились факты ограничений доступа к интернет-ресурсам

По данным Ranking.kz., в 2020 году в стране заметно участились инциденты, связанные с отсутствием доступа к интернет-ресурсу: за год показатель увеличился более чем в 2,7 раза, до 2 тыс. случаев. Причины и тенденции необоснованных ограничений свободы выражения в интернет-пространстве не претерпели за год принципиальных изменений.

Как и годом ранее, интернет блокировался накануне и в период несанкционированных акций протеста, а также чрезвычайных ситуаций, как это произошло во время массовой рассылки фото- и видеокадров погромов и поджогов в Кордайском районе Жамбылской области. При этом, государственные органы ни разу не признали свою причастность к блокировке.

Единственный случай, когда представители министерства цифрового развития и аэрокосмической промышленности (МЦРИАП) и Комитета национальной безопасности извинились за проблемы с доступом в интернет, связан с ситуацией 6 декабря. В этот день различные зарубежные информационные сайты и социальные сети были недоступны для жителей Нур-Султана. Причина – проведение министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности (МЦРИАП) и Комитета национальной безопасности совместных учений «Кибербезопасность Нур-Султан-2020».

Почти 100 дел по обвинению в распространении заведомо ложной информации

Уже в начале глобальной борьбы с пандемией авторитетные международные организации, начиная с ООН, неоднократно рекомендовали странам воздержаться от использования введенной чрезвычайной ситуации для подавления любой общественной критики действий власти и преследования тех, кто воспользовался своим конституционным правом на свободу выражения мнения. К сожалению, в Казахстане этим рекомендациям не вняли.

Самой «востребованной» статьей против журналистов, блогеров и населения в целом стала статья 274 Уголовного кодекса, а именно 4-я часть этой статьи – «Распространение заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения». С 16 марта по 16 апреля по случаям распространения заведомо ложной информации о коронавирусе следствием велось 80 досудебных расследований. По официальным данным Комитета по правовой статистике Генеральной прокуратуры, только с января по август в производстве полиции и суда по этой статье находились 92 дела.

Можно сказать, что статья 274 с успехом заменила прежнюю уголовную ответственность за клевету. Многочисленные официальные сообщения о наказанных по этой статье показывают, что она использовалась также для подавления политической активности и пречения антикоррупционных расследований. Главный квалифицирующий признак – заведомость – не то что не доказывался, он даже не рассматривался судами.

Т1,5 млн взысканы с блогеров за «моральный вред»

Подавляющая часть обвинений в гражданском порядке – 54 из 62 – относятся к спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Половина судебных дел закончились в пользу ответчиков.

С 2015 года, когда новый Гражданский процессуальный кодекс РК установил госпошлину по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации в размере 1% от суммы иска с физических лиц и 3% с юридических лиц, а не половину минимального расчетного показателя, как ранее, предъявленные к взысканию и взысканные суммы возмещения морального вреда неуклонно снижаются. Если в 2019 году было предъявлено более 101 млн. тенге и взыскано около 10 миллионов, то в 2020 году из заявленных 79 млн. взыскано полтора миллиона (для сравнения: в 2013 году было заявлено два с половиной миллиарда тенге, взыскано около 50 миллионов).

Подавляющее большинство исков предъявлено пользователям социальных сетей. Как и прежде, чиновники и предприниматели, обращаясь в суд или угрожая судом, пытались дезавуировавать критические публикации о их деятельности.

Власть оказалась не готова к открытому диалогу с обществом

Несмотря на объявленные президентом и очень умеренно проводимые в общественно-политической сфере реформы, в 2020 году ситуация со свободой слова в Казахстане не улучшилась.

С ухудшением экономической ситуации возросла гражданская активность населения, а компьютеризация всей страны чрезвычайно расширила возможности для публичного выражения своего мнения. Власть оказалась не готова к открытому диалогу с обществом. На уровне практического взаимодействия с журналистами и гражданскими активистами ею использовались старые методы репрессий, запугивания, игнорирование информационных запросов, различные виды цензуры, попытки, в том числе судебные, дезавуирования негативной информации как общего, так и частного характера.

«На уровне государственного управления отчетливо проявляется страх перед растущей активностью общества и стремление управлять свободой выражения, беспрепятственного получения и распространения информации через усиление регулирующих и контролирующих функций», - заключили автор доклада президент Международного фондазащиты свободы слова «Адил соз»Тамара Калеева.

Глава фонда отмечает, что компетенция государственных служащих, отвечающих за связи с обществом, должна соответствовать возросшим интересам и требованиям общества на получение разнообразной информации.

«Индивидуальные и коллективные выражения мнения нужно воспринимать не как вызов, который необходимо нейтрализовать, а как приглашение к равноправному диалогу. В целом пора искоренять отношение власти к СМИ по принципу «барин – строптивый холоп», - считает она.

По мнению правозащитницы, следует активизировать работу над новым законопроектом о свободе выражения, получения и распространения информации в цифровую эпоху.

«Новый закон должен быть основан на подлинно демократических принципах. Нельзя допустить, чтобы он - благодаря консерватизму чиновников различных силовых и правоохранительных ведомств - оказался перелицовкой старых норм, дополненных государственным регулированием социальных сетей. Не нужно пытаться нанизать на булавку каждое новое насекомое, мир информации тоже должен развиваться в своем биоразнообразии, ограниченный лишь общими для всех граждан конституционными требованиями и законами рынка. Цифровая эпоха породила новое поколение как профессиональных, так и гражданских журналистов. Их нужно просвещать, чтобы не воевать с ними позже. Этические стандарты публичных взаимоотношений, общепризнанные ограничения свободы слова нужно вывести из вузовских и прочих учебных кабинетов на общественный простор и знакомить с ними население методами всеобуча», - резюмирует Калеева.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33