вторник, 21 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.73 EUR/KZT: 498.32 RUR/KZT: 5.81
Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет

Нефтяные контракты Казахстана становятся все более прозрачными

Начиная с 2021 года Казахстан обязался раскрывать условиях всех контрактов на недропользование, а также изменения в существующие. Кроме того, недавно Казахстан принял Кодекс о недрах, согласно которому все компании обязаны сдавать отчеты в рамках ИПДО на законодательном уровне.

Новости по теме

В Казахстане запущена программа компенсаций на закуп энергосберегающих материалов и технологий

18.03.2021 14:03
У «Казатомпрома» все идет по плану

18.03.2021 11:03
Для Казахстана наиболее оптимально строительство малых гидроэлектростанций

16.03.2021 14:03
К 2025 году цены на бензин в РК приблизятся к мировым – эксперт минэнергетики РК

15.03.2021 10:03
Может ли АЭС стать альтернативой традиционной энергетике?

11.03.2021 15:03
Экологический ущерб от деятельности нефтяных консорциумов: правды не знает никто

03.02.2021 10:02
Карачаганак и Кашаган: сомнительные доходы и очевидные риски

11.01.2021 13:01
Недра Казахстана: под грифом «секретно»

14.12.2020 13:12
Что потерял и сколько заработал Казахстан на Карачаганаке и Кашагане?  

03.12.2020 11:12
Мы не знаем, что творится с нашим Национальным фондом

30.11.2020 19:11
Что скрывали правительство Казахстана и нефтяные гиганты от народа Казахстана?

26.11.2020 19:11

НПО «Эхо» и «Гражданская экспертиза» провели 18-месячное исследование о степени прозрачности крупных нефтяных контракты в Казахстане. Проект осуществлен в рамках проекта «Публикуй, что платишь».

Согласно отчёту, два гигантских нефтегазовых месторождения Казахстана, (Карачаганак, совместно управляемый Royal Dutch Shell (Нидерланды / Великобритания) и Eni (Италия); а также Кашаган, управляемый North Caspian Operating Company (NCOC), с Total (Франция) в качестве партнёра по совместному предприятию, в которые были инвестированы средства крупных европейских нефтяных компаний, являются дорогостоящими проектами с незначительной выгодой для общества. Местные жители говорят, что пострадали их здоровье и окружающая среда. Несмотря на то, что публичный доступ к информации ограничен, цифры говорят о том, что проекты принесли сравнительно небольшие экономические выгоды.

Основываясь на 18-месячных исследованиях, анализе, запросах в государственные органы, а также диалоге с компаниями и гражданами, в отчёте делается вывод о том, что Карачаганак и Кашаган пока принесли стране только незначительные экономические выгоды, но временами оказывали негативное воздействие на окружающую среду, местные сообщества и население.

Несмотря на участие Казахстана в Инициативе Прозрачности в Добывающих Отраслях (ИПДО) и раскрытие ключевых данных участвующими компаниями, граждане и местные сообщества слабо информированы о Карачаганаке и Кашагане. Социальные и инфраструктурные проекты, реализуемые на местном уровне, не вполне прозрачно передаются на субподряд и иногда имеют сомнительную ценность. Экологический и социальный вред не устраняется и не компенсируется.

«Природные ресурсы Казахстана должны приносить пользу его гражданам, а не усиливать их проблемы. Свидетельства, приведённые в нашем исследовании, должны стать сигналом правительству Казахстана и его отраслевым партнёрам», - говорит Мария Лобачева из «Эхо», представляющая гражданское общество в Международном Правлении ИПДО. «Без осознанного участия местных сообществ и гражданского общества, а также большей финансовой прозрачности, тревожная картина, обрисованная в этом отчёте, вряд ли изменится».

Представляющий Великобританию член Глобального Совета «Публикуй, что платишь» Майлз Литвинофф, который координировал данный проект, заключает: «Отчёт ставит под сомнение целесообразность дорогостоящих нефтегазовых операций в период падения мирового спроса, COVID-19 и срочной потребности в переходе к низкоуглеродным источникам энергии».

Казахстан обеспечил 2% мировой добычи нефти в 2019 году, что сделало его 14-м крупнейшим производителем нефти в мире. Однако, итоги исследования говорят о том, что Казахстан мог бы получать гораздо больше выгод при освоении месторождений, но этому препятствует недостаточная прозрачность и подотчетность заключенных контрактов. Как следствие - низкая эффективность решения социальных, экологических вопросов в регионах, где осуществляется добыча. Выяснилось, что мнение населения регионов практически выпало из поля зрения как государства, так и компаний. Конечно, благодаря тому, что Казахстан присоединился к Инициативе прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) в этом вопросе появился определенный прогресс, но он пока еще очень незначительный.

Напомним, что у инициативы, добывающей отраслей более широкая цель, чем раскрытие конечных бенефициаров. Речь идет в целом о раскрытии доходов государств и всей сопутствующей информации: не только размер платежей правительства от добывающих отраслей, но и лиц, стоящих за контрактами. И в этом смысле есть существенный прогресс. Например, все контракты, которые будут заключены после 2021 года, а также изменения в существующие, должны быть раскрыты. Кроме того, недавно Казахстан принял Кодекс о недрах, согласно которому все компании обязаны сдавать отчеты в рамках ИПДО на законодательном уровне.

Более 90% нефти в Казахстане сосредоточены на 15 крупнейших месторождениях. При этом все они базируются на основе СРП (Соглашения о разделе продукции), условия которых закрыты для общества. Запросы на получение информации, как правило, получают следующий ответ: «Информация является конфиденциальной и не может быть раскрыта без согласия всех участников этого соглашения». Однако, в связи с новыми требованиями правительства, большинство контрактов, заключенных в середине 90-х, в течение ближайших лет должны быть либо продлены, либо пересмотрены. А, следовательно, их прозрачность теперь будет предопределена законодательно.

При этом ожидается в том числе и раскрытие бенефициарных владельцев нефтяных контрактов, которое в полном виде включается себя всех «бенефицирных собственников и политически значимых лиц, которые принимают решения в компаниях, может быть даже не имея в них доли».

«Золотой миллиард»

Почти во всех регионах, где работают крупные сырьевые компании, есть так называемые СИПы – Социальные инфраструктурные проекты. За последние годы на них было выделено в общей сложности более миллиарда долларов. На что пошли эти деньги – большой вопрос, учитывая, что системные социальные проблемы регионов не решены по сей день. Тем более, что по условиям Соглашений о разделе продукции – это не «подарки» нефтяных компаний, а расходы, которые должны будем возмещать мы, казахстанцы.

Переписка НПО «Эхо» и «Гражданская экспертиза» с регионами показала, что участники консорциумов не реализуют независимые социальные и инфраструктурные проекты (СИП) в регионе и не платят за развитие инфраструктуры в местные бюджеты. Все СИП реализуются непосредственно консорциумами NCOC и КПО и выполняются в натуральной форме: осуществляется строительство объектов, право собственности на которые впоследствии передаётся местным властям. При этом, строительство всех объектов осуществляется в соответствии с запросом акиматов.

Онлайн-опрос активистов гражданского общества и журналистов показал, что, хотя общественные организации достаточно хорошо осведомлены о работающих в их регионах нефтяных консорциумах, основная масса населения имеет о них довольно смутное представление. На сайтах, как правило, предоставлены только списки социальных и инфраструктурных проектов (СИП), но без данных о затратах. Тем более не ясно, почему выбираются те или иные проекты, как идет отбор подрядчиков, и тем более нет никаких четких критериев их эффективности.

Конечно, активистов иногда привлекают в процесс обсуждений СИП, но, как правило, они носят формальный характер. Все это говорит о том, что ни нефтяные консорциумы, ни местные власти не заинтересованы в диалоге с местными сообществами. Например, в 2019 году состоялась встреча между КРО и властями Западного Казахстана в Алматы, посвященная эффективности СИП. Однако, странно, что она прошла в более 2000 километров от Уральска. При этом, стоит напомнить, что в долгосрочном периоде это будут расходы, понесенные Казахстаном. Это значит, что жители страны, а не партнёры по консорциуму, являются теми, кто будет их оплачивать, а, следовательно, они, как минимум, должны иметь право голоса при выборе проекта и возможность контролировать их реализацию.

Большинство активистов считают, что участие общественности в выборе, реализации или мониторинге социальных и инфраструктурных проектов (СИП) практически отсутствует.

Мнения по поводу местных экономических выгод и расходах разделены: положительные упоминания о создании рабочих мест, обучении, грантах, СИП, спонсорстве и инфраструктуре уравновешиваются отрицательными комментариями об исключительном требовании английского языка для онлайн-заявлений о приёме на работу, различиях в заработной плате между местными и иностранными работниками, ростом цен и отсутствием экономической диверсификации, а также слабыми возможностями для бизнеса за пределами нефтяной отрасли. Некоторые активисты отмечают, что рабочие места в основном предназначены для мужчин, в то время как женщины работают в основном уборщицами и работниками столовой.

Активисты сообщают, что они обеспокоены отсутствием общественной отчётности как за оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), так и за СИП. NCOC опубликовал ОВОС, но без денежных оценок затрат на управление окружающей средой (предполагается, что платежи за разрешения на выбросы и т. д. осуществляются в фискальном выражении и не разглашаются). Отсутствие общественного контроля приводит в том числе и откровенным курьезам. Например, в Атырау запланирована реконструкция набережной реки Урал в преддверии необходимого ремонта центрального моста. Существуют опасения, что последующий ремонт моста может снова повредить восстановленную набережную. Санаторий-детский сад в Макатском районе Атырауской области, как сообщается, расположен в более чем 5 км от соседнего села, которое он должен обслуживать. До него невозможно добраться на общественном транспорте, а его строительство заняло восемь лет. Он начал функционировать только в 2019 году и уже требует капитального ремонта. Плохо построенный жилой дом на 60 квартир вместо социального жилья был приватизирован и распродан по частям людям, которые могут позволить себе ипотеку.

Местные активисты также видят коррупционные риски в том, как консорциумы реализуют спонсорство и некоторые благотворительные проекты. Например, одна из компаний сообщила, что оплачивает каникулы в летнем лагере для детей- сирот и детей из бедных семей, и говорит, что списки таких детей предоставляются местными властями. Но есть подозрение, что местные власти иногда в счет этих средств организуют отдых для детей из обеспеченных семей.

В прошлом году в Актау была построена замечательная «Скальная тропа», протянувшаяся вдоль побережья. Уникальный в своем роде проект обошелся в 4 млрд. тенге, но… обвалился уже через несколько месяцев, по счастливой случайности обойдясь без человеческих жертв. Это типичный случай, когда даже хорошие замыслы обернулись трагическим фарсом, разделив судьбу тех сотен проектов, которые были реализованы в рамках СИП.

Акиматы видят в этой программе хорошую возможность укрепить свой имидж вместо того, чтобы решить системные проблемы в своих регионах: начиная от качества воды и заканчивая развитием социального предпринимательства. Миллиард долларов позволил бы за 20 лет решить многие задачи, если бы была целостная концепция отбора и реализации социальных инфраструктурных проектов, если бы это решали сами жители, если бы процесс был абсолютно прозрачным. Но пока это не выгодно ни акиматам, ни нефтяным консорциумам. Казахстанское гражданское общество сейчас должно начать широкую общественную кампании за раскрытие СРП, а также полностью дезагрегированных и пропорциональных данных о платежах правительствам, как на уровне консорциума, так и на уровне компании-участника (партнёра по совместному предприятию) со свободным общественным доступом. Важно понять, что СРП сегодня – это возможное поле для коррупции и неэффективного управления.

Пришло время тщательно изучать и документировать социальные, экологические, правозащитные и гендерные последствия казахстанских добывающих проектов и отстаивать необходимые реформы. Конечная цель этих усилий - перенаправление международного финансирования с ископаемых видов топлива на переход к низкоуглеродной энергетике и диверсификацию экономики.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33