среда, 23 июня 2021
,
USD/KZT: 426.04 EUR/KZT: 506.39 RUR/KZT: 5.81
Политическую партию намерены создать Бейсебаев и Жакей Экоактивиста в Степногорске хотят наказать Достроить и ввести в эксплуатацию более 50 долгостроев в 2021 году обещает Кульгинов Пенсионные на жилье помогли 2% населения, а инфляция коснулась всех – депутат Имеющиеся вакцины перестанут «работать» при мутации коронавируса Суд в Нур-Султане: в публичном обсуждении НПА об утильсборе не было необходимости На забастовку автопарка в Семее отреагировали в Мажилисе Почти в три раза вырос показатель материнской смертности Более чем в 250 раз возрос очаг Конго-Крымской геморрагической лихорадки «Ты для себя спортсмен»: кыргызская депутатка участвовала в потасовке с коллегой Цены на муку и подсолнечное масло резко подскочили Сразу на 27,7% за месяц подорожала свёкла Уразалин о забастовках нефтяников: «Работодатели должны повышать зарплату» 21 тыс. человек подписали петицию против обязательной вакцинации и ASHYQ В Центральном государственный музее открывается выставка «Две души, две стихии...» Вакцинация может стать обязательной для участия в проекте Ashyq Султанов о поддержке экспортеров: «Мы выбрали китайское направление» Колебание цен на картофель и лук будет в коридоре 7-10% – Султанов Стоимость аренды коммерческой недвижимости растет Водители автобусов в Семее полностью остановили свою работу. Понятие «выдающийся деятель культуры и искусства» появится в Казахстане В Бишкеке сторонники арестованного Омурбека Бабанова митингуют у СИЗО ГКНБ 99% электроэнергии продается по непрозрачным прямым контрактам – АЗРК У 30 больных выявлена вероятность индийского штамма КВИ в Нур-Султане Усилить санитарно-эпидемиологические меры могут из-за «индийского» штамма КВИ

Для Казахстана наиболее оптимально строительство малых гидроэлектростанций

«Обновление электросетей не в интересах энергетиков», - заявил один из самых известных энергетикой страны, президент ТОО «Энергия алемi» Кенжемурат Дукенбаев. - Им проще переложить свои потери в тарифы.

Кенжемурат Дукенбаев профессионально занимается вопросами энергетики с 1960 года. Он прошел путь от монтера до первого заместителя министра энергетики. Проработал на этой должности свыше 10 лет, он ушел по собственному желанию в 1999 году. Создав в 2013 году ТОО по производству электроэнергии с использованием возобновляемых источников электроэнергии, он является горячим сторонником строительства в Казахстане гидроэлектростанций.

В свободное от основной работы время он пишет книги о путях реструктуризации энергетики, где дает собственные долгосрочные прогнозы развития страны с точки зрения энергетической самодостаточности. И, как потом оказывается, они имеют минимальную погрешность. Например, еще в 1999 году он прогнозировал, что к 2020 году в Казахстане будет проживать примерно 17,2 млн. человек, а реальное потребление электроэнергии составит 98,2 млрд. кВт*ч.

- Оппоненты были уверены, что численность населения будет на 10 млн. больше, а Казахстан войдет в тридцатку лучших стран мира - говорит экс-замминистра энергетики РК. - А я утверждал, что в силу большого эмиграционного потока прогнозы по потреблению электроэнергии (с учетом потерь) к 2020 году составят 108 млрд. киловатт-часов. Попадание в десятку с цифрами – это вовсе не признак большого ума или провидческих способностей. Надо просто подчиняться закономерностям экономики, а не призывам. В моем случае я всего лишь просчитал корреляцию между численностью населения, производительностью труда, объемом валовой продукции и потреблением электроэнергии.

Надо быть готовым к тому, что во всем мире скоро все будет оценивается не деньгами, а наличием и потреблением энергоресурсов, где кВт*ч не условный, а реальный товар. Наша задача - придать динамику этому процессу. В Казахстане есть много чего для производства энергии – нефть, газ, уголь, уран... Весь вопрос в том, как использовать это богатство так, чтобы в домах у людей не отключалось электричество, избежать огромных потерь электроэнергии, отладить систему ее транспортировки. Сегодня в Казахстане при производстве и транспортировке электроэнергии теряется примерно четвертая часть. По факту мы потребляем гораздо меньше, чем производим, но эту разницу оплачиваем мы, потребители. Это аналогично тому, как если бы за утерянный по дороге шкаф будет отвечать не компания-перевозчик, а сам хозяин. Поскольку потребитель оплачивает эти самые 25% потерь, то энергетики не заинтересованы в снижение. Зачем менять провода и кабели, оптимизировать сечения, чтобы они были лучше и надежнее?

– А что нужно делать для снижения или избежания этих потерь?

– Учитывая наши просторы, мы должны наладить производство энергомощностей на местах. Алматы и область, к примеру, потребляют 11,5 млрд. киловатт-часов в год, а производится здесь всего 7 млрд. Мощностей трех тепловых и двух гидравлических электростанций не хватает, поэтому недостающую часть перегоняют из Экибастуза. Продавцы отпущенную, но частично утерянную по дороге энергию считают, повторюсь, через тарифы, как потребленную, а местные энергетики эти затраты перекладывают на плечи потребителей. Поэтому, если в Павлодаре физические лица платят 10,24 тенге за 1 кВт*ч, то в Алматы тарифы гораздо выше среднеказахстанских, - от 17,79 до 28,76 тенге за 1 кВт*ч для физических лиц, так как приходится платить за потери и расстояния.

Между тем, город и область свои потребности в электроэнергии могли бы покрыть на 118%. В наших краях много рек - больших и малых. Мое ТОО, к примеру, получив кредит, построило на речке Иссык четыре малые гидроэлектростанции. То есть даже в условиях скромных водных ресурсов мы вырабатываем столько электроэнергии, сколько нужно для всего Енбекшиказахского района. То, что в Усть-Каменогорске самая дешёвая в республике электроэнергии (около 10 тенге /кВт*ч), а в Алматы самая дорогая, - это не стечение обстоятельств или какой-то рок, а разрешимые проблемы. Условия у нас одни и те же, но в ВКО сделали так, чтобы людям было дешевле жить. Здесь же, в Алматы, с инвестором работать не получается, хотя есть все природные условия для строительства малых гидравлических электростанции. Первое, что мы выиграли бы от этого, - поставляемая без потерь электроэнергия станет дешевле. Второе - накопив воду, мы обеспечим ею аграриев. Третье - гидроэлектростанции не коптят и не дымят, то есть не выбрасывают и не сбрасывают вредные вещества. Следовательно, выиграет экология.

– Почему вы не взялись за это, когда были первым заместителем министра энергетики?

– В тот период передо мной стояла задача объединить разрозненно работающие энергосистемы Казахстана между собой. Раньше у нас север, запад и юг Казахстана работали автономно. Мы объединили их, что не могли сделать даже в Союзе. Я был научно-производственным руководителем этого проекта. Следующей задачей стало объединение с энергосистемами стран Центральной Азии (в первую очередь с Кыргызстаном, где много водных ресурсов), и это тоже было сделано. Объединение с энергосистемами России также проходило при моем прямом участии. Если бы эти цели не были достигнуты, страна до сих пор ощущала бы дефицит энергомощностей. А организация производства электроэнергии на местах - это функция региональных энергетиков. Но - увы! Мне очень больно сейчас отмечать, что существующие нормативно-правовые акты работают не на инвесторов, а на чиновников и компании с монопольными функциями, которые и готовят эти акты.

– Почему иностранные инвестиции не идут в энергетику? Из-за чего, к примеру, от нас ушли бельгийцы?

– Вопрос о бельгийцах – не ко мне. Что касается работы инвесторов, то им практически невозможно преодолеть барьеры контролирующих, надзирающих, разрешающих органов. Препоны – страшные! Если я что-то построил, то только благодаря большому кругу знакомств в энергетике, собственной энергии и опыту. На любую инвестицию надо проводить тендер, будто у нас очередь выстроилась из инвесторов. Я, например, заложил собственный дом, чтобы взять кредит в банке. Его целевое назначение тщательно проверяет технадзор. Однако зачастую чиновники из государственной экспертизы во время бесконечных проверок даже не обладают достаточным уровнем квалификации. Но повторюсь, я не пользуюсь бюджетными деньгами. У меня психология частного заказчика - за меньшую сумму построить большее. Однако ко мне выстраивается очередь на проверку в ходе получения разрешения на инвестирование, проектирование, строительство и эксплуатацию объекта. По этим и другим причинам я уже успел лишиться нескольких строящихся и действующих активов. Государство в этом вопросе должно разработать стандарты, согласно которым наши действия должны быть синхронными. Но когда их нет, то как и что проверять?

– Откуда, по-вашему, растут ноги всех этих пробуксовок?

– Ест давнее правило: если хочешь создать поле для коррупции, централизуй решение вопроса с помощью разных нормативных актов. За примером далеко ходить не надо. У нас предполагается строительство солнечных и ветряных электростанций. Но Казахстан находится в северной широте, поэтому эффективность, к примеру, солнечных электростанции будет в 3,5-4 раза ниже гидростанций. Однако тем, кто пролоббировал этот вопрос (различные тарифы по видам возобновляемых источников энергии), открывают сейчас зеленую дорогу. Поэтому в стране понастроили целый парк солнечных батарей, но это всё равно, что таксовать на тракторе. Электроэнергия, вырабатываемая солнечными батареями и ветровыми электростанциями, дороже, чем на малых гидравлических электростанциях и, соответственно, согласно статистической отчетности, у них срок окупаемости выше от 1,59 до 5,75 раза.

– Тогда зачем им сейчас дали зеленую дорогу?

– Потому что делается это на бюджетные деньги или на деньги национальных компаний. Но я, как частник, не буду их строить, поскольку мне придется выплачивать кредит не менее 12 лет, а я хочу за четыре года. Поэтому в приоритете у меня гидроэлектростанции.

– А как вы относитесь к идее строительства АЭС в Казахстане?

– Я убеждён, что в условиях Казахстана ее строить не то что нежелательно, но даже нельзя!

– Но специалисты, как, например, Мухтар Джакишев говорят, что нужно.

– Он, безусловно, патриот родины. Однако Джакишев работал президентом «КазАтомПром», поэтому и должен говорить именно так, а не иначе.

Атомные электростанции в Казахстане нельзя строить по многим причинам.

Первая - с позиции чистой науки: процесс расщепления атома сегодня не управляется, а это всё равно, что ездить на машине без руля и тормозов. Так было в Чернобыле. В США взрыв был ещё раньше – в 1979 году, но, американцы предусмотрели в проекте «торможение машины без руля» - несанкционированную остановку атомной электростанции, поэтому серьёзного выброса радиоактивных веществ в атмосферу не было;

Вторая причина - атомные электростанции требуют высокой культуры проектирования, изготовления и эксплуатации. Даже в Японии с ее высочайшей технологической культурой на атомной электростанции Фукусима блоки, не пройдя процедуру охлаждения, были разрушены.

- Третья причина – экономическая. Электроэнергетическая отрасль обеспечивает население не только энергией, но и работой. 50% груза, перевозимого железной дорогой, является энергетическим. Вытеснив его, мы можем загубить целую транспортную отрасль, а также угольную промышленность, которая работает в основном на нужды энергетики. Все это вызовет цепную реакцию, так как у нас все идет в комплексе, как некий кластер.

Когда лоббисты протаскивают эту идею – строительство атомной станции, то они всегда считают затраты только на ее строительство. Но после истечения срока её службы демонтаж потребует 80% от суммы строительства. Однако об этом предпочитают молчать. Между тем во всем мире говорят о сложностях с захоронением атомных отходов.

Технологически и экономически развитые страны имеют программы свертывания атомной энергетики в пользу выработки электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии, чтобы дальше использовать её не только для освещения и обогрева, но и для транспорта. На мой взгляд, это дальновидный и разумный подход;

Четвертая причина, говорящая не в пользу атомных станции – экологическая. В Казахстане единственным местом, где можно построить атомную электростанцию, является берег Балхаша, а это озеро, как известно, - замкнутый водоем, в него вода втекает, но не вытекает. При проектировании атомной электростанции (первоначальный проект) в Казахстане для охлаждения технологической воды «откусили» огромный кусок этого озера, вследствие чего все живое вокруг него погибло бы навечно. К счастью, жители Казахстана, ставшего к тому времени суверенной страной, выступили против. И правильно сделали. Нам достаточно и Семипалатинского полигона.

– И последний вопрос. Минэнерго сообщило, что намерено повысить тарифы на электроэнергию. Насколько это оправданная мера?

– Отрасль сама должна закрывать свои дыры, а не брать предоплату от населения через тарифы. Объективная экономика гласит - если хотите расширить или реконструировать свои активы, берите кредит, тогда у вас вырастет объем услуг, повысится ответственность за конечный результат и кредит будет обслужен. А собирать деньги у населения – это самый простой выход для неэффективного менеджера.

Фото из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33