суббота, 16 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В Нур-Султане рассматривается судебное дело сервера «Ashyq» Какой банк профинансирует LRT в Нур-Султане? Нефть может вырасти до 100 долларов за баррель В Казахстане лиц с инвалидностью больше на 32 процента, чем получателей пособий Около четырех тысяч безработных казахстанцев причинили ущерб государству на сумму 47,4 млрд тенге В Казахстане появится социальная сеть для врачей Kazdoctor.kz Российские и казахстанские нацпроекты: найдите пять отличий Почему Сбербанк будет цифровизировать Казахстан, а ВТБ - Россию? Биткоин протестировал уровень 58 тыс. Крупные энергоблоки аварийно отключились в Казахстане Казахстан выиграл в Париже суд на 6,7 миллиарда тенге против турецкой компании Акции «КазТрансГаза» отныне принадлежат «Самрук-Казыне» Казахстанских туроператоров обязали переоформить лицензии Министерство и акимат договорились: Малый Талдыколь останется как водный объект Казахстанский фонд вложил $1 млн в кыргызстанский Namba One. Что это даст? В 2022 году Казахстан возглавит Совет СНГ в области образования ДУМК душит СМИ? За что наказали свыше 200 должностных лиц в Алматинской области? Министр экологии озвучил куда пойдут 700 млрд долларов Шымкентцы за тепло платят в два раза больше, чем северные соседи В Казахстане инвестиции в сферу госуправления и обороны сократились за год на 40% Казахстанцы за полгода взяли микрокредитов на сумму 533,2 млрд тенге Израиль готов рассмотреть список товаров на сумму S320 млн от Казахстана Пенсионные накопления подняли цену на жилье в Казахстане Токаев утвердил 10 национальных проектов

Фонд «Қамқор Жүрек» - нравственная пощечина государству и бизнесу

Виктория Шарбону: «Я знаю, что когда-то казахи приняли депортированные народы, делились с ними последним. А еще говорят, что в степи не было сирот. А теперь деньги на детские площадки воруют… Что случилось с казахами? Ведь они хорошие люди. Может, они не могут простить себе свои грехи, и я им напоминаю об этом?»

Этот вопрос с горечью задает то ли самой себе, то ли нам Виктория Шарбону, один из основателей общественного фонда Қамқор Жүрек - семейного дома в Таразе. До недавнего времени он почти полностью содержался на деньги обычных американцев, что, если называть вещи своими именами, является нравственной пощечиной нашему обществу. В небольшом домике находят приют не только дети из неблагополучных семей, но и их матери. Там они заново учатся улыбаться, вспоминают уже, казалось, навсегда утраченный навык быть счастливыми. Но в домике уже давно слишком тесно – изначально рассчитанный на 40 детей, сейчас он вмещает уже более 80-ти, а обездоленные люди, прослышавшие о нем, все идут и идут. Да и различные государственные органы тоже часто просят взять к себе детей, матери которых по разным причинам не могут о них заботиться. Виктория говорит, что они могли бы заботиться как минимум о 300 детях и их матерях, но им нужно хотя бы помещение. Сейчас они собирают деньги на него «с миру по нитке». Акимат, к сожалению, помочь им не смог.

История семейного дома в Таразе трогательна – его основали восемь лет назад две американки Виктория Шарбону и Элизабет Турнок. Бдительные таразцы тут же сообщили в соответствующие органы, что это то ли секта, то ли сборник для торговли детскими органами. Не менее бдительные органы тут же отреагировали, но тщательные проверки их разочаровали - здесь действительно помогали сотням детей, чьи родители не могут или не хотят обеспечить своим детям нормальное детство. За эти годы американки прекрасно освоили казахский язык, и теперь дети говорят на казахском, английском и русском языках. Опять же американские меценаты оплачивают лечение деток за рубежом, когда отечественная медицина оказывается бессильна.

Словом, это не совсем детский дом – здесь решают проблемы каждой семьи, каждого ребенка комплексно и с одной целью – сохранить семью. Бывают случаи, когда матерям нужно было только жилье на месяц и забота о ребенке, а потом она сама, встав на ноги, может растить своего ребенка и жить своей жизнью. Но бывают и так, что матери требуется серьезное лечение, психологическая помощь, помощь в овладении профессией и в навыках каждодневного труда, социализация. В таких случаях фонд занимается проблемами матери, а дети остаются жить в семейном доме. Такой формат уже давно апробирован в американской системе социальной помощи. Здесь дети будут не просто накормлены, но и получат психологическую коррекцию, а говоря простым языком - им возвращают право на любовь. За эти годы проекту стали доверять и обычные люди, и милиция, и органы опеки. Как правило, именно не очень богатые жители несут им продукты, детские вещи, приходят работать волонтёры.

«В Казахстане уже поняли, что модель государственного детского дома не решает проблем. Дети должны жить в семье, а не в детском доме. Нужно сделать все возможное, чтобы сохранить семью для ребенка, или хотя бы мать, если она есть, помочь ей научиться жить заново. У нас уже были печальные случаи, когда детей от нас забирали в детский дом. Я больше не отдам этих детей, искалеченных судьбой также, как и их матери. Нужно разорвать эту цепь несчастий. Когда мать несчастна, у нее нет сил любить своих детей, поэтому с мамами тяжелее – сначала они должны довериться нам, оттаять. Поэтому мы и наши психологи работаем с матерью, возвращаем ей силы жить дальше и быть счастливой. Детей проще сделать счастливыми - просто дать им любви…»

Сегодня годовой бюджет фонда «Қамқор Жүрек» - 400 тысяч долларов - полностью формируется за счет пожертвований. Но детей все больше, им для нормального развития нужно жилое пространство, многим из них нужны дорогостоящие операции, нужны очень хорошие педагоги и много.

«Очень часто, когда люди видят, что мы американцы, сразу поднимают цены на свои товары и услуги, думая, что мы богатые» - с горькой улыбкой говорит Виктория. –А ведь большинство наших пожертвователей - простые небогатые люди. Социальные сети помогают найти волонтеров, но их все равно не хватает. Первый вопрос, который я им задаю – какова ваша мотивация? Помогать, конечно. Но, оказывается, бывает другая… Меня часто «кидают», не делая обещанное. Моя личная мотивация - это Вера.»

Больше всего на свете Виктория и Бет хотят, чтобы их опыт работы с семьями получил развитие во всех регионах Казахстана. Они видят огромную потребность в таких учреждениях. Они не одни. Им помогают и перенимают их бесценный опыт более 50 казахстанских граждан – учителя, нянечки, врачи, психологи, социальные работники, повара, рабочие. Они готовы проводить тренинги, предоставить стажировку всем желающим работать с детьми и семьями правильно. Для этого нужно, чтобы государство, наконец, обратило внимание на проблему и поддержало это стремление общественного фонда, ведь цель у всех должна быть одна – воспитать для страны достойных граждан, вернуть обществу бесценный человеческий ресурс, который иначе обречен, в лучшем случае, на прозябание на обочине жизни, или даже на гибель.

Не отрекаются, любя

У Виктории – двое усыновленных детей. Симпатичная девушка на костылях, а скорее – подросток, с шрамом на поллица, ревниво поправляет ее – «трое». Несколько лет назад Виктория нашла ее в одном из приютов. Это было бесформенное детское тело с атрофировавшейся ногой и рукой, приросшей к лицу. Она крепко вцепилась в эту незнакомую женщину и, в отличие от других детей, чьим заветным желанием была обычная конфета, почти потребовала от нее: «найди мне маму».

И Виктория стала ею – она начала изнурительную борьбу за жизнь Сауле, полноценную жизнь. Несколько лет назад она вывезла ее в США, где один из американских госпиталей, потрясенный этой историей, бесплатно провел в течение суток три сложнейших операции, хотя в любых других условиях разрыв между ними должен был составлять как минимум несколько месяцев. Возможно, хирурги почти не верили в успех, и поэтому решились на этот шаг. Все знают, что после серии таких сложнейших операций пациент должен проходить долгий реабилитационный период, но денег на него уже не было. Сауле это сделала сама, не подозревая, что это просто невозможно. С тех пор Виктория ежегодно возит ее в США, чтобы сделать новый или подкорректировать старый протез: ребенок ведь растет! Американские дети в таких случаях получают помощь по подгонке протеза ежемесячно. У Сауле же нет возможности так часто выезжать в США, а в Казахстане такое просто не делают. Сейчас Виктория повезла ее на очередную бесплатную операцию в США –  протез стал больно натирать ногу, пришлось вновь встать на костыли. Скоро они вернутся домой с новым протезом и еще одной победой. И продолжат многолетнюю борьбу с нашей бюрократией за право юридически стать мамой и дочкой. Де-факто – это уже гораздо нечто большее…

И это – только одна из сотен историй, которую может рассказать фонд «Қамқор Жүрек».

Наказание за благородство

Потери близких людей обостряют наше чувство уязвимости. Народнае артистка Жания Аубакирова и один из известных казахстанских юристов Айгуль Кенжебаева в память о своих близких посвятили свои усилия реализации двух благотворительных проектов: созданию библиотеки в селе Жандосово под Алматы и поддержки Фонда «Камкор Журек» в Таразе. Но, как оказалось, ни поддержка акимов, ни участие спонсоров не способны преодолеть бюрократию. Однако, что еще более важно – и само общество плохо понимает, зачем поддерживать такие «бесперспективные» проекты, которые не несут выгоды.

- Конечно, главным катализатором и спонсором была Айгуль, а я из огромного уважения решила поддержать ее усилия. Я взялась подключить «административный ресурс» – акимов, которые, как я надеялась, пока еще не могут проигнорировать просьбу «народной артистки», - рассказывает Жания Аубакирова. Она напросилась на прием к акиму Жамбылской области Бердибеку Сапарбаеву. Он, к слову, немедленно откликнулся и выслушал просьбу с огромной эмпатией. У них состоялся очень хороший разговор – аким признался, что государству одному не справиться с социальными проблемами и без помощи общественности не обойтись. И обещал всяческую поддержку с помещением.

- Мы ушли окрыленными, - говорит Жания Аубакирова, - Через неделю Аким области Б. Сапарбаев посетил семейный дом с десантом журналистов и дал поручение акиму города решить проблему с помещением. Вскоре нам пришло сообщение, что выделили здание полупустующей школы на 320 мест. Фонд мог использовать его наполовину или частично. Однако вновь счастливый конец обернулся бюрократической перепиской и через полгода акимат сообщил, что выделение здания невозможно. Виктория и Бет не озлобились, не стали ругать государство, они в который раз решили, что могут рассчитывать только на себя и простых людей в Казахстане и Америке. Они  решили просто начать сбор денег для покупки рядом стоящего жилого дома. На странице фонда в социальных сетях видно, как сумма пожертвований ежедневно растет. И половина из них – из-за рубежа. Так что есть надежда, что скоро нужная сумма наберется…

Эти истории говорят о том, что благородство в нашей стране – вещь наказуемая даже для влиятельных и последовательных людей. Как надолго хватит настойчивости и оптимизма энтузиастов?

Говорят, когда обездоленных сотни – это судьба, а когда их десятки тысяч – это следствие политики государства. Если оно не справляется со своими задачами, то хотя бы должно создать институциональные меры для поддержки благотворительности. Одной из них, как во всех приличных странах, могло бы быть государственное стимулирование хотя бы внесение таких расходов на налоговые вычеты. Разговоры об этом идут уже десятки лет, но бдительное государство опасается, что так бизнес будет отмывать доходы. При этом аргументы о том, что недобросовестные олигархи вполне успешно делают это и без этого, чиновники очень избирательно пропускают мимо ушей.

Ни в одной стране мира государство действительно не может решить социальные проблемы самостоятельно. Но, признавая это, оно делает все, чтобы максимально облегчить обществу и бизнесу механизм содействия благотворительности, создавая устойчивую систему горизонтальных связей. Меценатство должно стать главным условием для социального капитала любого политика или бизнесмена. Во всем мире это пропуск в приличное общество.

Как пишет один из активистов фонда архитектор Айдар Ергали, «я уверен, однажды мы увидим Камкор Журек в качестве управляющей организации и в государственных детских учреждениях, и тогда их бесценный опыт будет активно и целенаправленно распространяться государством по всей стране» - в этой фразе больше государственного подхода больше, чем у всей нашей бюрократии вместе взятой.

«Я сама вложила существенную сумму в проект. Не хотела это афишировать, потому что делаю это не для пиара. Но все-таки решила опубликовать это, чтобы люди последовали моему примеру. Я ставлю на кон свою репутацию и гарантирую, что все деньги до последнего тенге или доллара пойдут на благое дело!», - вновь и вновь обращается Айгуль Кенжебаева в социальных сетях.

«Бедность - это не когда нет денег, а неспособность строить отношения», - говорит Виктория. «Я теперь знаю, что, если я потеряю все, огромное количество людей поможет мне. 98-летняя женщина из Америки, знавшая меня ещё девочкой, отправляет мне 15 долларов ежемесячно. В США мы с Сауле будем жить в семье моего бывшего мужа. Моя жизнь - это отношения, это коммуникации с сотнями, тысячами людей. И если мы научимся позитивно общаться, то спасем друг друга, несмотря на то, что мы все такие разные…»

Caring heart/j127. https://artistsforcommunity.givingfuel.com/j127ranch

Kaspi - +77026343278 (Victoria Scott)

Halyk Bank - 4405 6377 0481 7180

PayPal - KZTeam@J127Ranch.org

Venmo - J127 Ranch

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33