пятница, 24 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.02 EUR/KZT: 498.17 RUR/KZT: 5.81
Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана

Владимир Волков: «Политических узников в Казахстане нет. Есть люди, нарушившие законы»

Сегодня – День памяти политических репрессий. Принято считать, что при этом речь идет о советском прошлом. Но в Казахстане сегодня 27 политических узников и более 30 граждан, преследуемых по политическим мотивам... Сенатор, глава комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам Владимир Волков в интервью Exclusive.kz заявил, что так государство защищает права других граждан.

– Какие фамилии репрессированных Вы бы сегодня можете назвать?

– Если это касается советского периода, то, конечно, на слуху Сейфуллин, Рыскулов, Майлин и многие другие наши выдающиеся личности, имена которых носят улицы страны. Эти люди, пожалуй, ориентир для того, чтобы нам сравнить историю, которая писалась для людей, и историю, которая писалась для истории.

– Знаете ли Вы о современных жертвах политических репрессий политзаключенных Ароне Атабек, Алмате Жумагулове, Диане Баймагамбетовой?

– Я слышал, конечно, эти фамилии. Каждый человек имеет право выражать свои мысли в зависимости от его воспитания, образа жизни, мышления, среды, в которой он живет. Другое дело, что их позиция может не совпадать с мнением других граждан, которые тоже имеют свои конституционные права. Когда мы научимся друг друга слушать и понимать, тогда у нас не будет политических преследований. Нужно научиться вести диалог, тогда мы построим общество, к которому стремимся. Нашему государсту всего 30 лет, но мы сделали многое для укрепления государственности: решаются вопросы земли, границы. Наскоком ничего нельзя делать, для начала надо выслушать самые разные мнения и прийти к консенсусу. Это процесс долгий, а нашему государству всего 30 лет.

– В Казахстане сейчас 27 политических узников и более 30 граждан, преследуемых по политическим мотивам...

– Я считаю, у нас нет политических заключенных и преследуемых. Я несколько раз участвовал во встрече с представителями Европейской комиссии и, когда они называют эти фамилии, мы предлагаем разобраться с тем, за что они осуждены. Речь идет о том, что граждане, которые называют себя политическими узниками, нарушают нашу Конституцию, наши законы и наши кодексы. Идет последовательный процесс демократизации общества, введен уведомительный характер проведения мирых собраний. Но это не означает вседозволенности. Когда кто-то претендует на особое место в нашем обществе, он должен оглянуться и спросить у соседа, а нравится ли ему это. Поэтому, я считаю, что нет политузников, а есть люди, нарушающие Уголовный кодекс, административное законодательство.

– Вы разъясняли поправки сенаторов в новый закон о мирных собраниях. В частности, в центральных частях столицы, городах республиканского значения и областных центрах должно быть выделено не менее трех мест для мирных собраний. Однако почти везде эта норма нарушена – определены по три места на город, а не на район.

– Эта информация требует уточнения. Если это действительно так, надо спрашивать с местных исполнительных органов. У нас есть уполномоченный орган, который должен следить за этим. По крайней мере, к нам в комитет таких обращений не поступало. Если информация подтвердится, то мы готовы дать свои рекомендации. Ультиматум мы ставить не можем. Но, как правило, наши рекомендации учитываются.

– Вы возглавляете высший по иерархии Сената комитет по конституционному законодательству. Не могу не задать Вам вопрос про кеттлинг. Сегодня СОБР все чаще применяет этот прием и даже в отношении детей. Омбудсмен по правам человека считает это неприемлемым. Сенаторы будут разрабатывать поправки в связи с этой ситуацией?

В ближайшее время мы проводим заседание комитета по вопросам прав защиты детей. У нас очень широкий круг докладчиков: МВД, минздрав, уполномоченный по правам человека, представитель ООН по делам детей в Казахстане. Возможно, если эти вопросы зададут, мы об этом тоже поговорим.

– А не обсуждается ли создание в составе Сената профильного комитета по правам человека, как в Европе, либо присоединения темы прав человека к Вашему комитету?

– Тематика обсуждения вопросов в Сенате очень широкая. Нас всего 48 депутатов, 49 по списку. Всего шесть комитетов по восемь человек. В год проходит до 100-150 законопроектов, нагрузка очень большая. Тема, названная вами, больше подходит к нашему комитету. Мы же связаны с планами правительства по законопроектам, с поручениями, которые звучат в посланиях и поручениях президента. И они нацелены, в том числе, на Ваши вопросы, по защите детей, военнослужащих, даже осужденных. Куча предложений идет из колоний. Заключенные – это тоже наши граждане, и мы ведем работу по улучшению их условий. Они должны быть обеспечены работой и безопасностью.

– Допустим, вы получили информацию о кеттлинге, о том, что людей держать на жаре без воды и без возможности сходить в туалет. Каковы будут ваши действия как председателя комитета по конституционному законодательству?

– На честный вопрос даю честный ответ. Когда сюда выходили автолюбители с армянскими, кыргызскими, российскими номерами, я не только вышел на переговоры с ними, но и дал личную гарантию, что их не задержат, а вопрос мы решим.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33