понедельник, 27 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.91 EUR/KZT: 497.37 RUR/KZT: 5.81
Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России

Почему казахстанцы стали такими доверчивыми?

Казахстанцы крайне уязвимы перед к фейковой информации. С 2019 по 2020-й годы сумма доказанного ущерба, нанесенного интернет-мошенниками, выросла почти в четыре раза – с 62 млрд. тенге до 240 млрд, – говорят специалисты по фактчекингу.

Медиаграмотность впервые может быть включена в программу наших школ: государственная экспертная комиссия МОН РК одобрила учебное пособие по медиаграмотности для школьников, разработанное журналистами Казахстана, России, Украины, Литвы и Кыргызстана. В 2019 году оно апробировано в казахстанских школах, а в 2020 году – доработано в соответствии с государственным стандартам образования РК и дополнено методическим пособием для учителей.

Напомним: в США, Европе и многих других странах медиаграмотность – обязательный компонент среднего образования. Теперь и у казахстанских школьников 9-11 классов есть возможность освоить понятия медиаграмотности, навыков критического мышления, распознавания фейков, манипуляций сознанием и безопасного пользования интернетом.

– Фейки — это общечеловеческая беда, – говорит один из авторов пособия по медиаграмотности, главный редактор сайта Factcheck.kz Павел Банников. – Они, равно, как конспирологические теории, опасные слухи и когнитивные искажения, сопровождают человека с древнейших времен. Другое дело, ситуация изменилась с изобретением книгопечатания, а затем появлением возможности массового информирования с помощью газет. Если раньше слухи распространялись из уст в уста или их нужно было переписывать вручную, то с развитием новых технологий стало возможным легко тиражировать как достоверную, так и недостоверную информацию. Это то, что некоторые исследователи называет парадоксом Гуттенберга (первый типограф Европы – Ред.).

Если 50 лет назад возможность массового информирования и дезинформирования была не у всех, для этого нужны были технические средства и значительные трудовые затраты, то теперь ее имеет любой человек, у которого есть смартфон, подключенный к интернету.

Итог — массовая дезинформация распространяется неконтролируемо, и нет никаких способов глобально ограничить ее. Это и есть тот вызов, на который пытаются ответить современные фактчекинг или проверка фактов, чтобы как-то противодействовать дезинформации в информационном обществе.

Пандемия и дезинофрмация

Пандемия и мировой карантин, по словам Павла, еще более обострили ситуацию с фейками.

– С одной стороны, за этот год на нас обрушилось огромное количество дезинформации, – говорит он. – В частности, о вакцинах и вакцинации. С другой – мы вынуждены констатировать полнейший провал соответствующих ведомств (минздрава, в частности) в части коммуникации с населением. У нас до сих пор нет никаких доступных для анализа данных о самом главном – казахстанской вакцине. Они имеются у ученых-разработчиков, а то, что эти данные не опубликованы до сих пор, – это вина пиар-служб этих ведомств. Иначе как выстрелом себе в ногу я это назвать не могу. Наше население и так не доверяет никому, а тем более властям, а тут ещё отсутствие проанализированной со всех сторон информации по такому стратегическому отечественному продукту, как вакцина. В итоге из-за того, что в ответственный момент плохо сработало одно ведомство, оно (население) начинает все меньше и меньше доверять государству. А доверие —  это самое важное и дорогое, что есть в обществе, потому что оно удерживает его от катастрофы. Можно ли еще спасти положение после недавнего коллективного письма ученых, выразивших недоверие отечественной вакцине? На мой взгляд, правильнее всего будет опубликовать данные по ней, чтобы независимые эксперты имели возможность ее проанализировать.

Медиаграмотность с детского сада

Впрочем, дезинформация – беда не только страны, но и общемировая.

– По части некоторых конспирологических теорий мы перед чем-то все-таки устояли, но наше общество, как показал последний год, крайне неустойчиво к фейкам, которые могут привести к прямой угрозе здоровью как отдельного человека, так и общественного. Например, фейки о том, что от коронавируса нужно лечиться чесночной водой или аспирином, могут вызвать, обострение гастрита или синдром Рейе – патологии у детей, связанной с применением аспирина. В случае с фейками о вакцинации — это прямая угроза общественному здоровью. Чтобы как-то разрешить эту проблему, ее нужно открыто обсуждать. Пока на глобальном уровне я вижу только один выход – повышение уровня медиаграмотности у людей.

Выход из плена фейков, в котором находится общество, Павел Банников видит в обучении медиаграмотности начиная со школы, а точнее – детского сада. Ее базовой основой должны стать логика и критическое мышление.

– По сравнению с той жизнью, которая была полвека назад, в современном глобальном мире нужно еще понимание того, как функционируют информационное поле и медиа, – считает Павел. – Теперь человеку нужно научиться анализировать источники, отличать достоверные от недостоверных, более достоверные от менее достоверных, надёжные от ненадежных, и плюс – понимать, кто и что стоит за каждым источником, какая там используется методология воздействия на умы и т.д. И, конечно, если мы говорим о медиаграмотности, то это не только грамотность в смысле логики и критического мышления, но это ещё и обучение кибербезопасности, чтобы сохранить наши персональные данные. Именно поэтому в последнее десятилетие наблюдается такой мировой тренд как обучение медиаграмотности даже в детских садах. Без этого в современном мире просто не выжить. В Европе и в некоторых странах постсоветского пространства это уже практикуется. В Литве, например, есть курсы и книги по медиаграмотности, предназначенные для детей 5-6 лет. Мы тоже не отстаем – кроме нашего учебника для школьников, в Казахстане появились первые пособия для студентов вузов.

Но будем честными с самими собой: тот уровень функциональной грамотности, который мы наблюдаем а нашей стране, образно говоря, ниже плинтуса. Треть наших граждан совершенно спокойно может отдать незнакомому человеку все данные своей, например, платежной карты. Это особенно усилилось сейчас. Статистика ущерба от интернет-мошенничества по годам более или менее шла ровно до 2018 года, а потом все резко пошло вверх. В 2019 году доказанный ущерб составил 62 миллиарда тенге, а в 2020-м – 240 млрд. Таким образом, за год сумма доказанного ущерба от мошенников выросла в четыре раза! Это очень многое говорит об уровне медиаграмотности казахстанцев.
Поэтому нужно вводить буквально с первого класса логику и критическое мышление. Все должно быть по Аристотелю – за грамматикой идут логика и риторика. То есть человек должен сначала освоить грамматику того языка, на котором говорит, потом логику, чтобы сопоставлять какие-то процессы и понимать закономерности. А риторика – это не только умение донести свою мысль, но и понять, что и зачем вам говорит другой. Эти ключевые навыки, на которых должно базироваться образование, к сожалению, в казахстанской школе упущены.

Игры без правил

Павел также считает, что отсутствие медиаграмотности тесно связано с чрезмерным доверием к блогерам – квазиспециалистам по всем вопросам. При падении уровня доверия к общественным институтам оно, уверен он, возрастает к неинституциональным источником.

– С другой стороны, так было всегда, – не отрицает он. – Кому мы больше верим? Соседу или председателю колхоза? Наверное, всё-таки человеку, который живёт рядом. Но этот сосед раньше не имел смартфона. А теперь он может транслировать все, что придумал, на многотысячную аудиторию. Если раньше, чтобы распространить слухи через шепоток на ушко, нужно было дойти до человека, то теперь можно сразу на 250 человек кинуть в чат WhatsApp всё что угодно.

Более высокий уровень доверия к фейкам, чем официальным источникам информации вполне объясним. В коммуникациях различных ведомств на протяжении всего периода пандемии и карантинных мер растерянные люди вместо ясных коммуникаций видят непрерывно меняющиеся правила игры, причём, в каждом регионе по-своему.

– Информация меняется буквально каждые два дня, иногда – чаще, – сообщил Павел. – Рекомендация всем заинтересованным ведомствам и их пиар-службам в такой ситуации может быть только одна – пересмотреть стратегию в сторону прозрачности и открытости. Именно это порождает доверие, укрепляющее общество. Доверие к информации от официальных источников – это то, чего не хватает казахстанскому обществу. Разуверившись в них, мы стали доверять той информации, которую «одна бабка сказала». Если мы не поменяем отношение к информации и к ее источникам, то в условиях той вакханалии, которое происходит в медиапространстве, боюсь, ничего хорошего ждать не придется.

Пока мы видим, что даже крупные республиканские СМИ, к сожалению, часто не проверяют и не перепроверяют источники, то есть они тоже пользуются фейками. Это огромная проблема, потому что это а) снижает доверие к СМИ б) вводит людей в заблуждение. Один неправильный заголовок в крупном республиканском издании моментально расходится по всем рассылкам. И даже если потом он будет поправлен и редакция принесёт извинения своим подписчикам, все равно вред уже нанесен. Поэтому нужно очень серьезно и ответственно подходить к проверке и перепроверке информации. Это касается всех редакций, но в первую очередь – крупных официальных СМИ. Именно поэтому мы проводим тренинги по фактчекингу для редакций, чтобы те имели меньше рисков для дезинформирования своей аудитории.

В заключение Павел Банников дал самый простой совет – как отличить фейк от достоверной информации.
– Если информация вызывает у вас очень яркую эмоцию – страх, злость, досаду или ещё что-то, и вам хочется срочно поделиться ею, то, скорее всего, это фейк. Достоверная информация чаще всего поддается нейтрально, с опорой на источники, она не пытается манипулировать вашим сознанием, мышлением и поведением, чтобы заставить вас распространить ее.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33