суббота, 24 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

Слухи о украинском коллапсе сильно преувеличены

У Казахстана и Украины очень много общих проблем: коррупция, инвестиционный дискомфорт и неоднозначная репутация. Тем не менее, Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского института будущего (UIF) и «Центра Экономического Восстановления», разработавшего национальную экономическую стратегию Украины 2030, полон надежд.

– Как вы думаете, каковы сферы, наиболее перпсективные для сотрудничества между казахстанским и уркаинским бизнесом? Чем, на ваш взгляд, Украина сегодня интересна для иностранных инвесторов?

– Во-первых, украинская экономика активно восстанавливается. По итогам 2021 года ВВП будет таким же, как до аннексии Крыма и оккупации Донбасса – примерно 182-183 млрд. долл. США. Соответственно потребительский рынок развивается, даже несмотря на отток людей и существенную естественную убыль населения.

Что касается прямых плюсов для иностранных инвесторов, то тут можно сказать о Соглашении об ассоциации с Европейским союзом, которое дает хорошие возможности для производства в Украине продукции и ее дальнейшем беспошлинном доступе на европейский рынок. Украина находится в выгодном пересечении нескольких глобальных логистических коридоров, таких как: “Один пояс и путь” и “Балтийско-Черноморский транспортный коридор”. В этом ключе, Украина представляет интерес для размещения производств, как страна, находящаяся в коротком логистическом плече к основным рынкам сбыта – северо-западная Европа и Турция, а через Балтийско-Черноморский коридор – на Иран, Пакистан, Индию.

Впервые за 30 лет в Украине принята “Национальная экономическая стратегия – 2030”, которая дает в первую очередь инвестиционную предсказуемость, приоритеты в повышении производительности труда через создание высокотехнологичных производств. Нам намного выгоднее не импортировать энергоресурсы, а создавать совместные предприятия по добыче, переработке и использованию собственных.

Украина может стать выгодным и влиятельным поставщиком электрической энергии в Европу. Утвержден проект достройки энергоблоков №3 и №4 на Хмельницкой АЭС, что обойдется относительно не дорого и себестоимость получаемой электрической энергии будет экономически выгодна как для внутреннего рынка, так и для ее экспорта в Европу.

В Украине есть большие запасы урановых руд, но мы не можем обогащать уран. Но сейчас в Канаде тестируют ядерный реактор на не обогащенной руде, соответственно это открывает дополнительные возможности для страны в атомной энергетике. Причем, такая энергия чище, менее вредна, чем действующие реакторы. И, как показывает практика, атомная энергия может быть дешевле, чем зеленая и не будет нуждаться в субсидиях.

Аграрный сектор Украины экспортирует преимущественно сырую продукцию. Соответственно есть потенциал для ее обработки, экспорта продукцию с высокой добавленной стоимостью. Причем, по оценкам ООН, Украина способна обеспечить продовольствием более 600 млн. человек. Тут мы уже выступаем в качестве центра продовольственной безопасности для огромного рынка. Применение в Украине технологий AgriTech уже сеголня повышает маржинальность с гектара на рядовых культурах более чем на 100 – 200 долл с гектара. И здесь Украина имеет большой потенциал к масштабированию. Начинаемые проекты по мелиорации южных территорий Украины так же значительно повысят возможности украинского сектора продовольствия.

К плюсам Украины можно отнести достаточно эффективную банковскую систему. Финансовые транзакции у нас, по моему опыту инвестиционного банкира, намного комфортнее чем в ряде развитых стран.

Да, здесь нет рынка капитала, но есть огромный спрос на инвестиции. Поэтому развитие фондового рынка – это вопрос ближайшего времени. Он “рванет” и это будет быстро растущий рынок.

Сегодня Украина также находится на пороге запуска пенсионной реформы с 2023 года – это большая ликвидность, которая будет наполнять рынок.

– Но подобные структурные экономические изменения требуют роста компетенций как у бизнеса, так и у государственных служащих.

– Безусловно. Поэтому у нас меняется система образования. При Институте будущего создана Школа Государственного управления, в Мариуполе создается новый Технический университет, в Киеве создается Американский университет. Президентом анонсировано создание Президентского университета. Есть запрос на новые специальности, на профессиональных специалистов, и Украина для этого открывает все возможности, причем расширяется сегмент онлан-образования.

– А что вы можете сказать о рейдерских атаках на бизнес?

– К сожалению, репутация Украины в этом смысле подпорчена, особенно учитывая, что это все же европейская страна. Но ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Сегодня в Украине развивается предпринимательская культура, многие бизнес-сообщества имеют опыт защиты друг друга в случае рейдерского захвата. Я член нескольких из них. У нас были ситуации, когда после попытки захвата предприятия мы в течение суток блокировали процесс. В таких случаях мы поднимаем шум в прессе, используем юридические механизмы защиты в том числе. Как бы там ни было, у нас очень развито гражданское общество, нет узурпации власти. В Украине уважение к личности сегодня больше, чем во многих других странах СНГ и мира.

– А как обстоит дело с рынком венчурного капитала в Украине?

– Он есть, но не сильно развит. В Украине есть венчурные фонды, которые ищут стартапы, есть бизнес-инкубаторы. Каждый месяц проходит несколько startup ярмарок, где молодые стартаперы презентуют свои идеи. Качество их подготовки и проработки пока достаточно низкое, но есть перспективные проекты, которые бизнес поддерживает.

Я сам в 2007 году создал венчурную компанию, которая занималась наукоемкими проектами, технической и экономической экспертизой проектов, и, соответственно, привлечением инвестиций. На базе одного из институтов провели мониторинг разработанных там изобретений, и несколько из них нашей компанией были коммерциализированы. Нашими клиентами были британские, японские и немецкие исследовательские центры.

Украина имеет огромный научный потенциал не коммерциализированных изобретений, инноваций и открытий. У нас сохранилась экспертиза в авиакосмосе, начиная с инженерно-конструкторской базы и заканчивая производством. Это перспективно для кооперации с мировыми игроками. Кроме того, Украина сохранила кадры и производственные мощности для машиностроения.

– С какими проблемами могут столкнуться инвесторы в Украине?

– Для любого инвестора в первую очередь озабочен долгосрочной стабильностью, доходностью и безопасностью своих инвестиций. Увы, для для миноритарных портфельных инвесторов мы практически не интересны. У нас нет фондового рынка, вход на наш рынок затруднителен, а выход еще труднее.

Стратегического инвестора в вопросе долгосрочной предсказуемости интересуют такие вещи как: государственная политика, наличие долгосрочной стратегии, понимание приоритетов развития страны, и понимание наличия соответствующих компетенций у власти в реализации этих приоритетов. Также, для него важна фискальная политика, которая должна быть комфортной, предсказуемой, понятной и не меняться.

К сожалению, раньше у нас слишком часто менялось правительство. Вместе с правительством менялась повестка и приоритеты и фискальная политика.

Теперь все наши надежды связаны с крупными международными инвесторами. И здесь уже включается геополитика, вхождение страны в те или иные политические пояса, которые дают либо зону комфорта, либо открывают перспективы.

Для инвесторов так же важен потребительский рынок. Украинский рынок небольшой в сравнении с Европой. Его оценивают в 40-50 миллиардов долларов. Многие, кто потенциально может зайти с какой-то торговой маркой, производством, понимают, что тут “тесновато” и пока не очень высокий платежеспособный спрос.

Существенным недостатком является отсутствие рынка капитала, а точнее, отсутствие доступа к дешевым и длинным деньгам. В Украине ставки по кредитам выше, чем в соседней Польше. Здесь мы также проигрываем.

Важный недостаток с точки зрения привлечения инвестиций – это промо. К сожалению, если изучить международный публичный фон, то негатива об Украине больше, чем позитива. Здесь существенную роль играет война и ее инициатор – Россия.

А еще мы пока не научились себя «продавать», не показываем возможности для инвесторов и слишком часто меняем политику.

Рахимбек Абдрахманов, Киев

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33