среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается

Столичное градостроение: перегруженные школы, пробки и дорожный ремонт

Столицу то и дело сотрясают скандалы из-за нехватки школьных и социальных объектов.  Проблема нехватки мест к школах столицы существует уже не первый год. И хотя за последние годы в Нур-Султане количество с трехсменным обучением и переуплотненных школ сократилось в два раза, акимат города подсчитал, что для дальнейшего снижения загруженности школ ежегодно в столице необходимо строить не менее 10 учебных заведений.

Стремительно растущая столица увеличивает нагрузку на всю социальную инфраструктуру, в том числе и образовательные объекты. Даже то, что в 2019 году было построено и введено в эксплуатацию шесть школ, а в 2020-ом уже двенадцать, проблему по-прежнему не решает. И это при том, что запроектированные малогабаритные школы меняют на крупногабаритные. Тем временем, в 2021 году планируется завершение строительства и ввод в эксплуатацию еще не менее 12 школ.

Все это позволило снизить загруженность учебных заведений – в текущем году удалось сократить количество школ с трехсменным обучением с 8 до 4, а с переуплотненным режимом с 22 до 14.  Однако, на окраинах столицы все еще есть районы, где нет школ вообще.

Поэтому, несмотря на то, что в рамках комплексного плана на 5-летний период запланировано строительство еще порядка 50 государственных школ, к строительству  учебных заведений должны активней привлекаться частные инвестиции. С учетом увеличения подушевого финансирования, возможно, образование станет еще одной отраслью для развития государственно-частного партнерства. Но на это уйдут годы, а предстоящий учебный год станет испытанием на зрелось уже в сентябре. О том, почему это стало возможным в столице, мы поговорили со специалистом в области городского и транспортного планирования Олжасом Биляловым.

– В этом году, в условиях пандемии, власти планируют вернуть очную форму обучения в школах. Насколько оно будет безопасным в столичных школах, по вашему мнению?

– Я не эпидемиолог, поэтому сужу как родитель и человек, изучавший ситуацию с перегруженностью школ в столице. До введения онлайн-формата проблема трехсменных школ не была решена. По данным на прошлый год, в городе 33 школы перегружены в два и более раза. Наполняемость классов – больше 35 учеников. В таких школах физически невозможно успеть сделать полноценную уборку, проветрить помещения даже в обычных условиях. О какой санитарно-эпидемиологической безопасности может идти речь сейчас?

Возьмем ситуацию с самой перегруженной трехсменной школой №59 на левом берегу. Показатель перегруженности – 342%, но акимат выдает разрешение на строительство нового жилого комплекса в ее квадрате на пересечении проспекта Кабанбай батыра и улицы Сыганак. Это значит, что нагрузка на единственную школу еще больше возрастет, и таких примеров в городе множество. В условиях пандемии ситуация обретает масштабы катастрофы. Раньше был генплан города Астаны, который утверждался постановлением правительства. Документ предусматривал планомерное развитие столицы.

– А сейчас генплана нет?

– Де-юре он есть, он не отменен. Его можно найти в базе «Юрист». Но проблема вот в чем: есть Закон «О градостроительной деятельности» – высший документ в сфере планирования строительства. Он предусматривает две цели: обеспечивать благоприятную среду для проживания и досуга. Благоприятная среда для проживания – это хорошие дороги, чтобы жители могли без проблем добираться до работы, это школы и медучреждения в шаговой доступности, озеленение и так далее. Все подзаконные акты, СНиПы строятся на этих целях. А что происходит по факту сейчас? Акимат смотрит на генплан: вроде бы все хорошо по коэффициенту плотности застройки проходит, рядом с участком есть школа, значит доступ к образовательному объекту есть. Выдается разрешение на застройку. Да, доступ есть, но доступности нет. К примеру, едет автобус, рассчитанный на 100 мест, но в нем сейчас 340 пассажиров. Доступ к автобусу есть, но доступности нет. По-моему, эти понятия путают в Управлении архитектуры Нур-Султана, и решения принимаются без учета этих факторов. Возле школы №59 запланировано строительство 18 многоэтажных зданий от 9 до 24 этажей. Как можно было дать разрешение на это, в какую школу будут ходить дети нового жилого комплекса, никто ответить не смог. И это системная проблема акимата. Власти не дают достаточную оценку ситуации, совершенно непонятна логика планирования застройки. Чиновникам приносят красивые эскизные проекты, и утверждают. Поэтому школы перегружены в несколько раз.

Второй вопрос – это отсутствие гласности. В законе предусмотрено, что акимат должен согласовывать с общественностью планы по застройке. Акимат должен показать людям: вот у вас в районе будут такие-то здания или такой-то дом. И люди должны сказать свое мнение, ведь новый дом — это дополнительный траффик, неудобства во время строительства. Это требование закона акимат минует – посмотрите сколько есть ЖК в городе и сколько акимат может предоставить протоколов общественных слушаний. Важно еще и посмотреть, кто на этих слушаниях присутствовал, не подставные ли, реальные ли лица. По моим наблюдениям, из-за того, что горархитектура не дает объективные заключения по обеспечению благоприятной среды для проживания и досуга, а также отсутствует гласность, появляются все эти «человейники-муравейники».

– Как «человейники» влияют на дорожную ситуацию?

– Последствия очевидны. Когда социальные объекты в шаговой доступности, людям даже незачем покупать автомобиль. Ребенок пешком ходит в школу и детский сад, гуляет в сквере возле дома, там же посещает кружки, секции и поликлинику. У нас же тысячи машин передвигаются по городу весь день, потому что родители возят детей в школы, учреждения дополнительного образования и так далее. Отсюда и экологические проблемы, и повышенный дорожный трафик, и нагрузка на семейный бюджет.

– Вы связываете проблемы в градостроении с коррупцией?

– Коррупционные риски в наших условиях есть всегда. Чтобы исключить их, в законах «О градостроительной деятельности» и «О статусе столицы» предусмотрели градостроительный совет. Согласно процедуре, аким единолично не принимает решение, кому выделять землю, ведь столица - это лакомый кусок. Глава города возглавляет градсовет, в который входят его заместители, чиновники, а также 5-6 представителей общественности. Во времена, когда акимами были Имангали Тасмагамбетов, Асет Исекешев, этот совет работал, а сейчас, судя по ситуации, не работает.

– А почему не работает?

– Хороший вопрос и его лучше задать руководству акимата. Протоколы градсовета должны быть в открытом доступе, но их вы нигде не найдете. Анализ проблемы застройки близ школы №59, проведенный инициативной группой жителей, показал, что решение принимает аким с подачи Управления архитектуры. Когда мы с жителями поднимали вопрос застройки пустыря на Кабанбай батыра–Сыганак, акимат всегда приходил на встречу с нами вместе с застройщиком, представителем компании BI Group. На наши вопросы, адресованные чиновникам, отвечал застройщик. Согласитесь, это странно, ведь ответственность перед гражданами за последствия застройки несет акимат, руководители которого позволили строительство. Единственный способ изменить ситуацию с перегруженностью не только школ, но и детских садов, медучреждений, дорог – это общественный контроль. Нужны общественные слушания и граждане должны научиться в них участвовать, требовать их проведения. С общественностью не договоришься по понятиям.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33