пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек

Новая угроза: коронавирус как триггер для деменции

Коронавирус стал триггером прогрессирования болезни Альцгеймера, жертвами которой становятся уже после 40 лет. При этом болезнь может первые годы протекать без симптомов. На это обращает внимание руководитель фонда «Көп жаса», помогающего людям с болезнью Альцгеймера Жибек Жолдасова.

Количество пожилых людей старше 65 лет в стране выросло за последние три года с 7 до 11 процентов. Большинство из них находятся в группе риска болезни Альцгеймера. Всего два года назад ожидалось, что к 2050 году от нее будет страдать 150 млн. человек, но сегодня ученые прогнозируют, что этот показатель будет достигнут уже к 2030 году. Считается, что после 85 лет этот диагноз уже касается каждого второго. Даже у японцев в возрасте 100 лет деменция грозит в 99% случаях. То есть чем старше человек, тем выше риски.

По мнению ученых, признаки болезни Альцгеймера могут начать проявляться уже в 35-40 лет и без симптомов длиться 15-20 лет. Но ковид стал триггером, который запустил более активное прогрессирование болезни. Сегодня и люди более молодого возраста жалуются на снижение когнитивных функций. Они рассеянны, им трудно сосредоточиться, медленнее выполняют свои работу. Мир уже научился бороться с этим явлением. Казахстан – только в начале пути.

Сегодня все больше людей далеко не пожилого возраста страдает атеросклерозом. Насколько болезнь Альцгеймера и атеросклероз связаны между собой?

– Они, безусловно, связаны. Атеросклероз больше дает сосудистые изменения головного мозга. Но это тоже один из предрасполагающих факторов болезни Альцгеймера. Впрочем, гипертония и диабет – также факторы риска в отношении болезни Альцгеймера, которая по статистике занимает около 70 процентов среди всех деменций.

А есть ли способы приостановить развитие болезни Альцгеймера?

– Сегодня во всем мире думают над тем, как выявить раннее начало нейродегенеративных расстройств. Недавно в США зарегистрировано первое лекарство от болезни Альцгеймера — адуканумаб фармкомпании «Биоген». Этот препарат поможет только пациентам на стадии преддеменций и легкой стадии деменции. Некоторые крупные больницы США уже закупили адуканума. Лекарство — это недешево. Годовой курс лечения им составляет 56 тысяч долларов. Но такое лечение в Штатах покрывает страховка.

В Казахстане пока о применении таких препаратов, конечно, и речи нет. Мы пока только учимся выявлять и сопровождать это заболевание. Но препараты, которыми лечат больных Альцгеймером во всем мире, в нашей стране есть и с помощью них можно замедлить его развитие. Порядка 70-80 процентам больных они помогают. Но чем раньше начать их принимать, тем будет лучше.

Куда нужно обращаться, чтобы получить эти лекарства?

– У психиатров бесплатных лекарств нет. Нужно идти к невропатологу своей поликлиники и требовать, чтобы обследовали память мамы, бабушки и других членов семьи, если к этому есть предпосылки. К примеру, человек перестал узнавать своих родных, не помнит, куда кладет свои вещи, забывает слова, вышел на улицу и не нашел обратной дороги домой. Невропатолог должен обследовать человека, отправить его на МРТ, при необходимости КТ, поставить соответствующий диагноз и бесплатно выдать лекарство.

Насколько мне известно, в той же Америке существуют различные дома престарелых, куда может попасть пожилой человек, в том числе и страдающий деменцией.

– Не только в США, но и в Европе есть не только дома престарелых, но и специальные деревни, где есть свои рестораны, магазины, кинотеатры, бассейны. Такие деревни существуют на востоке Индии, в Ираке, не говоря уже про Корею, Японию и другие страны.

Но у нас могли бы начать хотя бы с домов престарелых… А хосписы, больницы сестринского ухода таких больных принимают?

– Больницы сестринского ухода людей с психическими расстройствами у нас не берут. Но есть частные пансионаты по уходу за людьми с деменцией. Но там осуществляется только уход и большинство пациентов с деменцией базового лечения не получает.

Открытие домов престарелых для страдающих болезнью Альцгеймера – в наших долгосрочных планах. Думаю, все это будет возможно, когда мы материально встанем на ноги, переведем наш фонд на самоокупаемость. Сейчас же мы активно собираем средства для того, чтобы начать реализацию своих проектов. Пока первоочередная наша задача – записать видеоуроки для родственников, которые ухаживают за такими больными. Сегодня это очень актуально. Они будут опубликованы на нашем сайте, как и другая полезная информация. Я сотрудничаю с фармкомпаниями, которые обещают дать список врачей в разных регионах Казахстана, умеющих выявлять деменцию, назначать правильный диагноз и назначать лечение. Будем распространять их опыт, проводить встречи и обучать других специалистов.

Каковы признаки этого заболевания?

– Когда деменция появилась даже в легкой стадии, у человека исчезает самокритика, он не может трезво оценивать происходящее, у него снижается дееспособность. Если на легкой стадии еще можно говорить об ограниченной дееспособности, то в выраженной стадии заболевания — это вообще не дееспособные люди, для которых должна быть продуманная система социальной защиты, но фактически сейчас этим не занимается никто. Не редки случаи, когда больные деменцией старики вызывают скорую 20-30 раз в день, просто потому что забывают и не контролируют свои действия. Но отказать им никто не в праве. Соответственно, на госбюджет ложиться огромная нагрузка.

В Казахстане достаточно активно открываются различные фонды, но в основном они действуют как пациентские организации. То есть люди, страдающие каким-либо заболеванием, либо их близкие объединяются для решения наболевших вопросов. Но получилось так, что в отношении пожилых людей я не дождалась реакции пациентов и мы решили открыть такой фонд совместно с врачами – коллегами.

Проблема в том, что пожилым людям очень часто на уровне врачей отказывается в оформлении инвалидности, несмотря на то, что это незаконно. То ли врачи не хотят элементарно возиться с оформлением инвалидности, то ли это есть негласный запрет. Я подняла этот вопрос на уровне управления общественного здоровья Алматы и меня вроде бы услышали. Единственное, что тормозит его решение – вспышка очередной волны коронавируса. Но я не оставляю своих планов.

Если человек болен Альцгеймером, то семья фактически живет на его пенсию. А ведь ухаживающий за ним родственник мог бы получать соцпособие как индивидуальный помощник. Куда обращаться в этом случае?

– В первую очередь – в поликлинику, куда прикреплен пожилой родственник. Если там ему отказывают в получении инвалидности, то нужно выяснять причину, поскольку отказывать в инвалидности по причине возраста – не законно. Наоборот, есть приказ о геронтологической помощи, который был обновлен буквально две-три недели назад, где прописано, что никто не имеет право отказывать пожилым людям в получении инвалидности.

Также можно обратиться в управление общественного здоровья, комитет труда и соцзащиты, где находится комиссия по присвоению инвалидности. Но для начала лучше сходить к главному врачу поликлиники. Как правило, на его уровне большинство таких вопросов решается, просто люди не знают своих прав.

Вы по профессии – геронтолог?

– Я врач – психиатр, психотерапевт. У меня есть собственный кабинет, где я веду частный прием. 10 лет назад занялась проблемой жизни и здоровья пожилых людей и открыла первое в стране отделение геронтологии на базе республиканского центра психиатрии и психотерапии и наркологии. Там мы принимали пожилых людей. На тот момент в нашей стране только появились первые препараты для лечения деменции. В 2019 году они были введены в бесплатное обеспечение. Но, несмотря на то, что такие лекарства есть в списке бесплатных (приказ №666), далеко не все врачи поликлиники знают, что их нужно назначать. Согласно официальной статистике, у нас в стране деменцию того или иного вида имеют чуть меньше, чем 10 тысяч человек. Из них лечение получает максимум одна тысяча человек. Судя по количеству продаваемых в стране антидементных препаратов, 90 процентов больных Альцгеймером остаются без базовой бесплатной терапии. Словом, проблем огромное количество и всех их надо решать.

Чем занимается ваш фонд в данное время? Чего уже удалось добиться и какие ближайшие планы?

– Все наши мероприятия рассчитаны на свободное передвижение, общение, те же встречи в Альцгеймер-кафе, где у людей с этим диагнозом происходит социализация. Нам уже готовы помогать педагоги-психологи, но пока в период пандемийных ограничений проводить какие-то мероприятия сложно.

Ближайшие цели – внедрить в Алматы плотную программу по выявлению болезни Альцгеймера и деменции на уровне ПСМП, то есть собрать у поликлиник первичную статистику по заболеванию. Сейчас я занимаюсь подготовкой методических рекомендаций для врачей, среднего медперсонала, соцработников на уровне поликлиник. Как мне стало известно, пациенты с деменцией обеспечены только медицинской частью социальной защиты. Это касается выдачи подгузников, препаратов медназначения… и все! То есть санаториев для таких пациентов у нас нет, методов реабилитации тоже, соцработники, которые бы занимались с данными больными, соответственно, отсутствуют. Все это предстоит решить.

Существуют ли тесты на определение деменции?

– Да есть скрининговые тесты. Год назад я перевела на казахский язык MOCA-ТЕСТ (Монреальская шкала оценки когнетивных функций). Он есть на нашем сайте. При регистрации его любой может скачать бесплатно. Этот тест используется даже для американских президентов, им пользуется тот же Трамп. Но этот тест должен проводить специалист. Вот уже несколько месяцев я с коллегами готовлю другой тест для самозаполнения. С его помощью можно будет проверить себя, либо своего подопечного родственника и понять, когда надо уже насторожиться и идти к врачу. В этом тесте рассмотрены все сферы деятельности человека, которые повышают факторы развития болезни Альцгеймера. Мы уже осуществили его пилотный запуск. Сейчас идет работа над его совершенствованием и вскоре ссылка на тест появится на нашем сайте на трех языках – казахском, русском и английском.

За счет каких средств существует ваш фонд?

– За счет добровольных пожертвований. Мы всегда рады любой помощи.

Номер карты Kaspi bank: 4400 4301 5451 3706, перевод подпишите словом «Добро»;

Для тех, кто имеет карту ForteBank – в платежах найдите рубрику «Благотворительность» и там есть Общественный фонд «Көп жаса».

Реквизиты для юридических лиц:

Общественный фонд «Көп жаса»

Банк: Филиал АО "ForteBank" в г. Алматы

БИК: IRTYKZKA

БИН: 210440006303

ИИК: KZ2596502F0013216035

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33