четверг, 02 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
1 млн Ethereum было сожжено в сети криптовалюты - эксперт МВД: будут амнистированы тысячи осужденных Түркістанда асыл тұқымды мал сатып алу үшін 250 млн теңге жымқырғандар ұсталды Анализ цен: покупатели готовы к новому прорыву уровня $60 тыс. за биткоин Дешёвое топливо «вымывается» из Казахстана в приграничные государства – эксперт Қазақстанда ағаш экспортына тыйым салынды Китайские «железные кони» активно завоевывают казахстанский рынок На семь процентов сократилась молодежная безработица Қазақстанда жоғары оқу орындарына арналған «Қазіргі заманғы баспасөз қызметі» атты оқу құралы қазақ тілінде шығарылды В Казахстане разработан и издан на казахском языке учебник «Современная пресс-служба» для университетов Творческий феномен казахов: почему артисты, музыканты, спортсмены из Казахстана обретают мировую популярность Путин отметил вклад Назарбаева в развитие российско-казахстанских отношений ЕАБР: Проект «Север-Юг» сделает Казахстан важным транзитным узлом Фильм «QAZAQ: История Золотого Человека» про Назарбаева покажут в эфире Қазақстанда 16,3 млрд тонна қалдық жиналған Благотворительная акция «Дерево желаний» стартует в 4 городах Казахстана EURUSD: евро получил поддержку от бегства в защитные активы В Казахстане с 1 декабря приостановят приём старых авто на утилизацию Қазақстанда он жеті мыңнан астам жүкті әйел вакцина салдырды В Казахстане введут запрет на экспорт картофеля Мирзагалиев: Казахстан привлечёт $6 млрд из ОАЭ Қазақстанда автогазға ауыстырылған көліктер саны артты Казахстан и Швейцария заключили 6 коммерческих соглашений на S300 млн Қазақстанда дәрі-дәрмек арзандады – сарапшылар В Казахстане ограничат въезд из 11 стран из-за «Омикрона»

Русские школы Алматы задыхаются без кадров

Рост миграции в Россию оставил казахстанские школы без учителей русского языка и литературы. Многие вузы страны также сократили кафедры подготовки этих специалистов.

Учитель казахского и русского языков и литературы Жамал Коксеген до недавних пор занимала должность завуча по учебной работе в Казахстанско-Российской гимназии №38 им. Ломоносова, поэтому хорошо знакома с такой проблемой, как нехватка учительских кадров.

– Особенно острый дефицит ощущается в учителях русского языка и литературы, – рассказывает она. – Если даже наш лицей, считающийся престижным, тоже столкнулся с этим, то представляю, что происходит в других школах. Заявки в центр занятости мы подаем каждый год, но они остаются неудовлетворенными. Русских из страны уезжает много (из одной только нашей школы выбыло в этом году 15 человек), поэтому в вузах, видимо, решили не готовить учителей русского языка. Переезжают в основном в Российскую Федерацию, а прибывают к нам из других регионов республики. Чаще всего из Алматинской области и Шымкента.

Сама Жамал сейчас вынуждена преподавать два языка, русский и казахский, одновременно.

– Основная моя специальность – русский язык и литература в национальной школе, но из-за того, что казахских школ в конце 80-х было мало, и часов, соответственно, – тоже, то мне пришлось пройти переквалификацию и стать учителем казахского языка и литературы, – говорит учитель с 30-летним стажем. – Теперь идет обратный процесс – не хватает учителей русского языка в русских школах. Раньше в школах при приеме на работу смотрели резюме учителя, наводили справки по прежнему месту работы, смотрели на достижения учеников, а сейчас хватаем первого попавшегося – лишь бы закрыть вакансию.

Одна наша учительница-пенсионерка «в связи с производственной необходимостью» вынуждена работать сейчас на полторы и даже две ставки. По этой же причине директор попросила и меня тоже вести уроки русского языка и литературы. Я смогла вести уроки с 5 по 9 классы, от 10 и 11-х пришлось отказалаться. Хотя у меня и есть сертификат учителя русского языка и литературы высшей категории, преподавать одновременно предметы на двух языках все-таки трудно. Мозги, что называется, не успевают переключаться.

Русскоязычных биологов, физиков, математиков, информатиков, по словам Жамал, тоже становится все меньше и меньше, казахоязычных же – с избытком.

– Когда я занималась поиском кадров, в ЖенПИ (Казахский национальный женский педагогический университет. – Ред.) сказали, что среди выпускников казахских групп сейчас уже нет таких, кто может вести эти предметы в русских классах, – продолжает учитель. – «Разговаривать еще могут, но вести уроки – увы», – говорят их наставники.

Наиболее смелые молодые учителя, не найдя работу в казахских школах, соглашаются переучиться и работать в русских школах, но я походила на их уроки и – действительно, очень косноязычны, не могут задать простые вопросы, много речевых ошибок. В конце концов они сами сбегают из школы, но вовсе не из-за плохого знания языка – нынешние дети уже не слышат речевых ошибок. Я не знаю, чему их обучают в вузах, но уровень подготовки молодых учителей (и это касается не только выпускников казахских групп), особенно по части методики преподавания предмета, оставляет желать лучшего. Я не знаю, где будущие педагоги проходят свои педпрактики, но в нашей школе я их не видела уже много лет. Когда лет через 5-10 из школ уйдут последние из могикан – выпускники советских педагогических вузов, то я и не знаю, как они будут работать в школе.

Что касается трехязычия, то его внедрение нельзя назвать иначе, как хождение по мукам. Нас, учителей, заставили потратить на изучение английского немало денег, времени и сил. Приходилось, помимо ведения уроков, посещать курсы за курсами, проходить комиссию за комиссией… Мы зубрили, сдавали экзамены, пытались вести предметы естественно-математического цикла на незнакомом языке, но вот очередная блажь прошла и теперь трехъязычие в школах вспоминается как дурной сон.

Но какой уж тут английский, если дети забывают уже и русский язык! Раньше они умничали и исправляли друг друга, а учителю вообще проедали плешь, если он выразился неправильно. Сейчас даже дети из русских семей пропускают мимо ушей речевые ошибки. А с другой стороны, в чем их винить, если, к примеру, в учебнике «Русского языка» для 8 класса есть такое слово – будуЮщего. Непонятно, то ли корректор невнимательно вычитала, то ли авторы уверены, что именно так и должно быть. И вот итог – дети эту ошибку масштабируют и это уже становится нормальным. Да что они, если учителя русской школы теперь говорят «тем не менеем», «гражданы», «преть» (впредь), «колидор». А уж что касается согласований по падежам, то здесь вообще все грустно. Но, когда сегодня учитель говорит: «дети, приведите мебели в порядок», «взял мылу и помыл руку», «уберите мусоры», это уже никого не удивляет, исправлять такие ошибки сейчас даже считается дурным тоном. Слова типа «щас» стали нормой для учительских чатов. Коллеги считают, что в WhatsApp писать грамотно не обязательно, не задумываясь, что это влияет на общую грамотность – роль зрительной памяти природа еще не отменяла.

Поэтому высказывание Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева о том, что «Русский язык обладает статусом официального языка. Его использованию, согласно нашему законодательству, препятствовать нельзя» прозвучало совершенно не случайно. И дело не только в том, что Россия наш ближайший сосед. Как ни крути, все возвращается на круги свои – русский язык необходим. А как иначе, если первые лица государства все свои заседания проводят на этом языке, законы тоже принимаются вначале на русском, а затем переводятся. Сегодня, спустя более ста лет, назидание Абая «Учите русский язык! Он откроет ваши глаза!», – еще более актуальны. Как будущий специалист овладеет профессией, если вся отраслевая литература написана на русском, а ее переводы на государственный, мягко говоря, оставляют желать лучшего? Я знаю это по своему опыту, потому что какое-то время преподавала казахский язык в техническом университете, где имела возможность убедиться в этом.

В заключение я хочу назвать еще одну причину того, почему в Казахстане учителя русского и литературы стали дефицитом – очень высокие нагрузка и ответственность. В муниципальных школах Алматы в классах не бывает меньше 35-38 учеников, а надбавка к зарплате за проверку тетрадей (исправить ошибки, написать замечание, привести нужное

правило, вникнуть в содержание) составляет 2, 7 тыс. тенге. Поэтому возмущение пользователей соцсетей повышением зарплат «учителям-бездельникам, выпускающим безграмотных учеников», я считаю несправедливым. Боюсь, что при таком отношении к учителям русского языка скоро и ругать будет некого.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33