четверг, 28 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Карим Масимов издаст две книги о пограничниках Тоқаев Түркіменбасының ұсынысын қабыл алды ма? На трансферном рынке 370 игроков казахстанской премьер-лиги (КПЛ) стоят 55 млрд тенге Ең аз жалақы алатын қызметкерлер кім? Чипирование, штрафы, собачьи бои: депутаты приняли законопроект о «защите животных» Қазақстанда ЭКО бағдарламасы бойынша 25 мыңыншы бала дүниеге келді Минкультуры выделило на издание книг чиновников и депутатов Т705 млн Солтүстік Қазақстан облысында 40 млн теңгеге салынған қазандық іске аспай қалды Работа над вакциной QazVac: ученые-разработчики получат премию в Т37,2 млн от государства Электронные сигареты реабилитированы Алматы лидирует по бракам и разводам среди регионов Казахстана В Мангистауской области заработают проекты на 167 млрд тенге Қытайдан келетін тауарлар қымбаттайды – мамандар Маңғыстау облысында ауыз су мәселесі жылдан жылға ушығып барады Казахстанские чиновники хотят потратить S280 млн на развитие национального духа Объем вкладов за год в Казахстане вырос на 3 трлн тенге "Халық-Life" компаниясы баспасөз конференциясын өткізеді Казахстан предоставил транзитный коридор для афганских женщин В Казахстане в 2022 году появятся два новых налога Цой коронавирусқа қарсы ақылы вакциналар туралы айтты Microsoft заблокировала более 13 млрд подозрительных писем «Оқушыға екпе салып жатыр»: Мектепте белгілі дәрігер дау шығарды Четыре спектакля представит Темиртауский ТЮЗ на Большой сцене ARTиШОКа Қасым-Жомарт Тоқаев БҰҰ басшылығымен кездеседі В Казахстане увеличилось количество ИП на 32%

Айдос Сарым: «Соцсети – это не свобода слова. Это инструменты тоталитаризма»

Депутаты Динара Закиева и Айдос Сарым предложили поправки, в результате которых Казахстан может остаться без доступа к социальным сетям и мессенджерам. По их мнению, все иностранные мессенджеры и социальные сети должны будут пройти регистрацию в уполномоченных органах Казахстана, и открыть здесь свои представительства. В противном случае, они будут заблокированы. Предпосылки такого шага объяснил exclusive.kz Айдос Сарым.

– Чем продиктована ваша инициатива о регистрации в уполномоченных органах Казахстана менсенджеров и социальных сетей?

– Можете верить, можете нет, но данные поправки реально продиктованы необходимостью защиты здоровья и безопасности наших сограждан. Соцсети – это лишь небольшой трек, коротенький отрезок очень большого, объемного законопроекта. К сожалению, не по делу резонансный и шумный. Законопроект содержит очень много новых новелл и поправок в различные законы и кодексы, которые включают в себя различные аспекты образования, социального обеспечения, здравоохранения детей, в том числе детей сирот и детей с особенными потребностями. И эти поправки более важны и значимы, чем весь кликбейт о «закрытии соцсетей». Впервые в законодательной практике мы хотим прописать, что такое буллинг и кибербуллинг, дать определения этим новым правонарушениям. К сожалению, наше законодательство не всегда поспевает за изменениями, за угрозами, которые несет с собой цифровая эпоха. Но, с другой стороны, наверное, так было всегда: с начала появляются машины, потом аварии и трагедии, и уже потом законодательное регулирование и правила дорожного движения.

– О каких уполномоченных органах идет речь?

– Полагаем, что речь должна идти о Министерстве информации и общественного развития, которое сегодня занимается и вопросами информации, и вопросами защиты прав детей. Думаю, что мы должны иметь понятный государственный орган, который имеет законные рычаги и прописанные регламенты. В случае судебных решений этот орган должен иметь право даже блокировать тот или иной ресурс или конкретно противоправный контент или аккаунт. Это лучше, чем когда некие непонятные партизанские структуры тупо «отрубают» сайт или блокируют его по непонятным основаниям.

Нас, депутатов, совершенно не устраивает, когда правительственные органы занимаются мониторингом, выявляют тысячи и тысячи случаев того же кибербуллинга, имеют на руках заявления от родителей, но никак не могут повлиять на удаление или блокировку противоправного контента. С другой стороны, есть и позитивный опыт сотрудничества с соцсетями, когда после переговоров компании сами удаляют незаконный контент и продолжают спокойно работать в Казахстане. Тот же пример Линкедин – это хороший кейс, когда компания, уважая своих потребителей и пользователей объективно рассмотрела законные претензии официальных органов, сочла их правильными и сама удалила оспариваемый контент.

– Есть ли подобные прецеденты в международной практике?

– В Германии с 2017 года работает закон о мерах в отношении соцсетей, который обязывает такие компании, как Фейсбук, Твиттер и так далее удалять риторику вражды и ненависти, не допускать кибербуллинга, травли женщин и детей, вообще оперативно удалять противоправный контент по 22 разделам уголовного кодекса. И санкции там очень суровые: штрафы до 50 миллионов евро! Есть сроки и процедуры такого реагирования, порядок и регламент удаления контента. Полагаю, что наше государство имеет право защищать своих граждан в соцсетях с не меньшими основаниями, чем бундесправительство Германии. Аналогичные законы приняты в целом ряде стран, включая Россию, Сингапур, Турцию и так далее. Вообще говоря, «национализация» пространства интернета, социальных сетей – это мировая практика.

– Какова реакция депутатов на вашу инициативу?

– Мажилис в первом чтении одобрил законопроект. Сейчас последуют новые рабочие группы, заседание профильного комитета. Они будут проходить в открытом режиме. Мы открыты к сотрудничеству и готовы слушать самые разные мнения и предложения. Если заинтересованные организации и структуры смогут представить более лучшие редакции, версии конкретных статей и пунктов, то и вовсе хорошо.

– Если она будет принята, значит ли это, что казахстанцы потеряют доступ к соцсетям и менседжерам?

– Во-первых, Казахстан – это не Северная Корея. Все прекрасно понимают роль и значение соцсетей, мессенджеров. Мы и сами многими из них пользуемся. Никто не ищет повода кого-либо закрывать! Такой цели не было и нет. Но разумные правила и регламенты по противоправному и незаконному контенту быть в стране должны. Нужны хорошие рабочие контакты госорганов с соцсетями. Должны быть официальные уполномоченные органы, структуры, рычаги воздействия в случае не исполнения, допустим, решений судов.

Мы не требуем от соцсетей и мессенджеров ничего сверхобычного или сверхвозможного. Мы просим их соблюдать их же правила! Когда мы регистрируемся в соцсетях, мы, во многом автоматически, подписываем большие «простыни» правил, где есть прямые указания о недопустимости пропаганды терроризма, детской порнографии, языка вражды и насилия, клеветы и так далее. Это не мы придумали, это требования самих компаний, с которыми соглашаются пользователи. Законодательство Казахстана просит от владельцев соцсетей быть последовательными и выполнять свои же условия и правила, которые будучи разумными, совпадают в общем и целом с требованиями нашего законодательства.

– Какую реакцию вы ожидаете от владельцев соцсетей и мененджеров?

– Прежде всего, мы хотим, чтобы уполномоченный орган, имея законные требования, был в постоянном контакте с компаниями техногигантами. Казахстанцам не нужно сильно переживать за Твиттер, Фейсбук, Ютуб и прочие компании-техногиганты. Если вы заметили, они уже давно и прочно зарабатывают миллиарды долларов на рекламе и просмотрах, а их владельцы обитатели верхних этажей рейтингов журнала Форбс и Форчун. И чем больше в эти дни фейсбукчане будут проклинать Сарыма и Закиеву, устраивать медиапереполох и спорить на разных ветках, тем больше заработает господин Цукерберг. Соотечественники же ничего не заработают, но будут попросту терять свое драгоценное время.

Полагаю, что часть прибылей техногигантов, пусть и не такая значительная, как скажем, от больших рынков, поступает от их казахских пользователей. Если так, то уважающая себя и уважающая свою аудиторию, своих пользователей компания может принять на работу несколько контент-менеджеров, знающих казахский и русский языки и посадить их у себя в Купертино или Силиконовой долине. Нам важен не офис как таковой, а живые люди, менеджеры, которые будут сотрудничать с нашими судами или чиновниками. Поэтому представительства могут быть в теории даже виртуальными! Та же компания Ютуб сама борется с незаконными контентом, наняла на работу десятки тысяч контент-менеджеров, которые круглосуточно смотрят видеофайлы, общаются с пользователями, удаляют контент, не согласующийся с их же правилами. Ничего плохого не случится, если среди этих тысяч менеджеров появится два-три наших соотечественника. Опять же хорошие рабочие места для нашей молодежи!

– Не являются ли эти поправки признаками ограничения свободы слова?

– Мое личное мнение: сегодня соцсети – это про что угодно, но только не про свободу слова. Но это лишь мое мнение. Меры по кибербуллингу, защите прав наших граждан должны приниматься без оглядки на своих агашек и братишек, и тем более чужих дядечек. Если надо, то можно и нужно провести хоть десять, хоть сто, хоть тысячу встреч и говорить с людьми. Когда дело касается не абстрактных вещей, явлений, когда дело касается наших детей, многие меняют свои взгляды. Пусть критики сами себя спросят: а если их ребенка будут травить в сети или в школе, а государство, полиция, суд не смогут их защитить, то как они будут относиться к такому государству? Во всем мире происходит расколдовывание интернета, проходит и очарование соцсетями. Про суициды и вечные психические травмы я уже не говорю! Со временем и наши сограждане поймут, что интернет, соцсети, которые в одно время считались спасителями свободы и демократии, сегодня и сами превращаются в тоталитарные структуры и инструменты. О цифровых гетто, о диджитал концлагерях, цифровом тоталитаризме сегодня говорят именно интеллектуалы Запада. Для нас, возможно, это еще только предстоит.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33