пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Алек Болдуин «Ржавчина» фильм түсірілімінде операторды өлтірді Как чиновница, фигурировавшая в коррупционном деле, стала замом акима Косшы? Суд оправдал бывших вице-министров Садибекова и Джаксалиева Белгілі жазушы Софы Сматаев оқырманнан ақшалай көмек сұрады Казахстанские хлебопеки: В стране может исчезнуть социальный хлеб Апатқа ұшыраған "Қайрат" ойыншылары пікір білдірді В Казахстане растет количество родов среди подростков Блокада на границе с КНР продолжается Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области

Нас неоколонизировали под прикрытием неолиберализма

Неолиберализм – это новая форма колонизации. Олигархат, как плод неолиберализма, через протекционизм и рейдерство не только отодвинул государство, но и создал, по сути, второе, теневое представительство (квазигоссектор), в руках которого сосредоточено все богатство страны, и которое определяет политику, заказывает законы, управляет денежными потоками.

Неолиберализм и либеральные ценности – не одно и то же. Либерализм - это – права человека в основе политического и экономического порядка, верховенство закона и равенство всех перед ним, свобода слова и вероисповедания, выборы. Он априори предполагает, что государство выступает (и на этом основана его легитимность) в качестве защитника индивидуальных прав и свобод граждан, будучи само ограничено законом. Однако, неолиберализм привел к откату от завоеванных свобод.

Капитализм остановился в своей экспансии, когда объективно закончились вовлекаемые в него территории, когда он, в той или иной степени, проник во все страны. Эпоха колониальных завоеваний завершилась (сегодня доживают две последние империи классического типа). Времена изменились, войны и прямая колонизация изжили себя. В этих условиях капитал оказался перед поиском новых методов проникновения в экономику других стран и их дальнейшей эксплуатации. Именно тогда был придуман неолиберализм, как якобы следующая стадия либерализма и продвижение либеральных ценностей во всем мире. Неолиберализм спрятался за спиной либерализма.

На деле неолиберальная экономика стала следующей стадией капитализма, был объявлен «новый бог» – свободный рынок; создан новый способ экспансии – финансовый капитал; и легитимизирован новый канал проникновения – глобализация.

Апологеты неолиберализма полагали, что свободный рынок отрегулирует всё: от социальных отношений, гражданских свобод до материального благополучия граждан. Д. Харви отмечает: «Постулат о том, что личные свободы гарантированы свободой рынка и торговли, есть ключевое положение в неолиберальной системе взглядов. Оно же долгое время являлось основой политики США по отношению к другим странам. Очевидно, что в Ираке США стремились сформировать государственный аппарат, чьей основной миссией было бы обеспечение условий для накопления капитала как местным, так и иностранным бизнесом… Свобода, которую он поддерживает, отражает интересы частных собственников, компаний, международных корпораций и финансового капитала. Бремер пригласил иракцев отправиться на скакуне свободы прямо в неолиберальное стойло».

Сегодня мало у кого вызывает сомнения тот факт, что неолиберализм не справился со взятыми на себя обязательствами, более того, привел к неоколонизации тех стран, чьи элиты оказались слишком слабы, чтобы противостоять давлению международных институтов, или слишком коррумпированы, чтобы отказаться от возможности разбогатеть за счет ограбления своих стран. На протяжении недолгой истории продвижения неолиберализма выявлялись его недостатки, ученые подвергали критике многие его механизмы и результаты. Этот сомнительный эксперимент обошелся многим странам слишком дорого.

К тому времени, когда Казахстан стал внедрять механизмы т.н. свободного рынка, был накоплен немалый опыт странами, прошедшим этот путь раньше нас. Это позволяло изучить его, чтобы избежать многих потерь и досадных ошибок на пути к неолиберализации. Этим знанием пренебрегли или сознательно пошли на риски в предвкушении бенефита. Напрасными для страны оказались усилия по подготовке болашаковцев – экономистов и юристов, которые изучали научные труды западных ученых, созданные в 2000-2010-ые гг. по следам разрушающего шествия неолиберализма по миру.

Именно в нашей стране с той псевдоэлитой, которую мы имеем, оказался возможным весь разрушающий эффект неолиберальной экономики. Неолиберализм явил свой истинный лик – неоколонизации и неокапитализма. Правда, в нашем случае ситуация была усугублена хищническими аппетитами власть имущих, масштабами коррупции, а также вытеснением профессионалов, которые могли сопротивляться столь откровенному разорению страны. Что стоит за мантрой наших чиновников о преимуществах открытого рынка и якобы необходимых нам инвестициях?

Важный тезис Ричард Лахмана заключается в том, что неолиберализм сильнее всего проявляется именно в слабых государствах: «Финансиализация и неолиберальный уклон МФВ, Всемирного банка и ВТО оказали самое пагубного воздействие на беднейшие нации… Слабые правительства и их граждане всегда вынуждены открываться для грабежа со стороны мощных государств и их капиталистов. Методы и обслуживающая идеология меняются, но последствия для уровня жизни граждан остаются ужасающими».

Важно отметить, что многие страны реализовали лишь те механизмы свободного рынка, которые им были выгодны, либо внедряли их в неполном объеме. Они сопротивлялись требованиям внешних держав, субсидировали отечественные компании, обеспечивая их капиталом во избежание их поглощения многонациональными, иностранными корпорациями. Существуют прямая связь между подчиненностью отечественного капитала иностранным инвесторам и ограниченными возможностями государства продвигать меркантилистские, развивающие политики. Лахман подчеркивает, что «наименьшая свобода действий была у колоний или государств, недавно получивших независимость, над которыми все еще господствовали иностранные державы».

Неолиберализм рассматривает государство как помеху для рынка. Под лозунгом невмешательства государственного регулирования в рынок, государство было фактически лишено возможности преследовать свои национальные интересы. Более того, от его требовалось совершить самоубийство, а именно своими руками сконструировать рынок, обеспечить передачу государственной собственности в частные руки, иностранным компаниям и… самоустраниться, чтобы не мешать проникать в страну иностранному капиталу.

Дерегулирование способствовало тому, что финансовая система стала средоточием и выступила главным регулятором перераспределения богатства страны через спекуляции, мошенничества и хищения. Дэвид Харви указывает: «Торговля акциями, схемы «понци», уничтожение структурных активов в результате инфляции, вывод активов в процессе слияний и поглощения, наращивание долга, приводящее к гибели населения, закабаление в счет отработки долга, корпоративное мошенничество, отчуждение активов (разграбление пенсионных фондов и их уничтожение из-за падения акций или банкротства компаний) путем манипуляций с кредитами и акциями...». Более того, государство превратилось в механизм реализации программы неолиберализации экономики. Д. Харви отмечает, что «власть государства нередко используется для поддержания этих процессов даже против воли большинства населения. Отказ от законодательных норм, призванных защитить трудящихся и окружающую среду от разрушения, приводит к потере прав».

Принципиальный момент, отмечаемый учеными, – это тот факт, что главным достижением неолиберализма было перераспределение имеющегося в стране богатства, а вовсе не его рост, не создание нового богатства или не модернизация производства. Таким образом, страна не становится богаче, но ее ресурсы, активы подвергаются перераспределению и оказываются в собственности международных корпораций и частных лиц, приближенных к власти. Отсюда становится понятной роль государства в лице чиновников высшего ранга, которая заключается в том, чтобы всеми мерами способствовать неолиберализации экономики. Именно государство оказывается главным агентом, проводником этой политики перераспределения, т.е. ограбления страны и народа.

Д. Харви пишет: «Государство, обладающее монополией на применение силы и принимающее решение о том, что является законным, играет ключевую роль и в поддержании, и в стимулировании этих процессов». В связи с этим чиновники, используя всю мощь государственной машины, генерируют запретительные меры по отношению к профсоюзам, любым формам объединений и ассоциаций, некоторым СМИ, которые могут выражать сомнения, протест и так или иначе препятствовать процессу накопления капитала за счет отъема богатств народа. Независимые профсоюзы и другие общественные движения, завоевавшие влияние в период либерализма, подвергаются разрушению, приручению, их деятельность ограничивается рамками всевозможных законов. В этом ряду: Шанырақ, Жанаөзен, препятствования в создании партий, реакция на забастовки и митинги и др. Так, карательная практика, применяемая у нас в стране, является не только советским наследием, но и рекомендацией, условием процессов неолиберализации экономики.

Государственное перераспределение происходит через механизм приватизации, путем лишения прав собственности, а также через сокращение расходов, связанных с социальными выплатами. У нас в стране механизмы перераспределения реализовали словно по учебнику: превращение разных форм собственности (общей, коллективной, государственной и т. д.) в частную; формирование и постоянный рост национального долга; превращение трудовых ресурсов в предмет торговли; использование кредитной системы в качестве средства накопления путем лишения прав собственности; формирование налогового кодекса в интересах инвесторов – иностранных корпораций и олигархов и др.

«Приватизация и превращение в предмет купли-продажи того, что до сих пор было общественной собственностью, стало отличительной чертой неолиберализма, - подчеркивает Д. Харви. - Основной целью этого процесса стало создание новых способов накопления капитала в тех областях, которые до этого считались несовместимыми с расчетом и соображениями выгоды. Всевозможные общественные активы (водоснабжение, телекоммуникации, транспорт), социальные блага (общественное жилье, образование, здравоохранение, пенсии) и даже оборона…».

Кредит стал новой формой рабства, придя на смену крепостничеству феодализма и дешевому наемному труду периода капитализма. Начинали у нас с кредитов на жилье, потом – на лечение, учебу, сбор в школу; завтра народ будет вынужден брать кредиты на еду. Имеющееся имущество сдается в залог. Человек становится зависимым, он несвободен, он – раб. Экономика кредитов выгодна капиталу, банкам. Эта политика приводит к управляемым кризисам, безработице, стагнации многих сфер экономики. При этом государство спасает банки, а не людей.

Под маской неолиберализма осуществляются неоколониальные, по сути имперские, методы присвоения активов, главным образом, природных ресурсов. Речь идет не только о присвоении месторождений полезных ископаемых, но и сопутствующему их добыче варварскому отношению к окружающей среде, а к стране – как к «заднему двору», месту свалки. Мощное международное экологическое движение «Невада-Семипалатинск» у нас было уничтожено совсем неслучайно. Закрытие ядерных полигонов не означало окончания и разрешения экологических проблем. Не были ликвидированы последствия, не были поддержаны пострадавшие, и, главное, в стране до сих пор остаются функционирующие военные полигоны и продолжаются запуски ракет на ядовитом гептиле. Экологические угрозы нарастают, и причины их неразрешимости кроются в защите государством тех, кто эти угрозы создает и наносит непоправимый урон экологии.

Неолиберальные отношения сосредоточены на получении прибыли любой ценой, при этом не учитывается социальный эффект. Корпорации не берут на себя социальные обязательства. Отсюда минимальные зарплаты, удушение профсоюзов, вредные выбросы в экологию, низкий уровень медицины и мн. др. представляется лишними расходами, уменьшает прибыль акционеров. Руководители предприятий несут ответственность не перед обществом, страной, в которой работают, а только перед акционерами. Так, международные корпорации (и местные олигархи), минимизировав роль государства в функционировании т.н. свободного рынка, исключив воздействие народа на процессы перераспределения, превратились в корпорации-государства на нашей территории, за счет наших ресурсов, эксплуатации и низкой оплаты труда рабочих, загрязнения окружающей среды и т.п.

Подобные тенденции, как отмечает Р. Лахман, обнаруживаются во всех странах, которые пошли по неолиберальному пути. Он пишет: «В странах, где социальные программы так и не прошли утверждения, граждане, вынужденные освободить землю, сбиваются в огромные трущобы, где нет водоснабжения, канализации или транспортной системы. Правительственные средства идут на уплату долгов, а не на инфраструктуру, здравоохранение или образование».

Таким образом, неолиберализм касается не только вопросов экономики, но и социальной сферы. Неолиберализм угрожает демократии, а его идеология приводит к сокращению гражданских прав, зажиму свободы слова, социальному и материальному расслоению общества, коррупции среди чиновничества.

Неолиберализм, подвергая критике коллективные цели и уповая на индивидуального предпринимателя, который «вытянет» рынок, ставит заслон совместным скоординированным усилиям общества и государства. Однако суть заключается в том, что любого индивидуального предпринимателя созданный «дикий» рынок проглотит, государственные чиновники оказываются купленными, а народ лишается права голоса (под угрозой карательных мер со стороны государства). Балом правит свободный рынок или ничем не ограниченный капитал, подминающий под себя всех и вся.

И наконец, создание олигархата (плод неолиберализма) через протекционизм и рейдерство позволило не только отодвинуть государство, но и создать, по сути, второе, теневое представительство (квазигоссектор), в руках которого сосредоточено все богатство страны, и которое определяет политику, заказывает законы, управляет денежными потоками. Парламент, правительство, министерства оказываются в роли обслуживающего персонала. Задача государства в лице силовых органов сводится к усмирению ограбленного народа: «В развивающихся странах, где противодействие накоплению путем лишения прав собственности может встречать более серьезное сопротивление, - пишет Д. Харди, - неолиберальное государство берет на себя задачу активного подавления оппозиционного движения (участников которого нередко называют «наркоторговцами» или «террористами»…)». Так, полиция, прокуратура, КНБ, акиматы стали заслоном, защищающим от народа тех, кто проворачивает операцию по ограблению страны.

Таким образом, вместо свободного рынка мы получили перераспределение богатства страны, власть монополий и олигархата под защитой государства (функция, которая была ему доверена). Имеет ли неолиберализм отношение к демократии, свободе, правам человека, равенству возможностей, парламенту как представительству народа? Д. Харви резюмирует: «Эффект от перераспределения и рост социального неравенства оказались настолько неотъемлемой частью неолиберального процесса, что воспринимались как структурная составляющая эксперимента».

Сегодня мир, признавая губительную роль неолиберального порядка, признает крах неолиберализма и ищет выход из неолиберального тупика. Тем временем у нас пытаются, пока у нынешней власти есть возможность, разграбить то, до чего еще не дотянулись руки, - земля, а также передача в частные руки или под управление всего, что имеет цену. Более того, готовы сами платить в придачу к передаче активов, потому что передается не просто «в рынок», а неслучайным людям. В этом ряду попытка узаконить продажу земли, передать в управление информационные базы страны, т.е. сделать заложником каждого без исключения гражданина (это – новая форма зависимости; кредитной кабалы уже недостаточно).

Нам надо двигаться в одном направлении с разумным миром, и искать способ разрешения проблем, созданных неолиберальным порядком, «диким», а не свободным, рынком. Ф. Фукуяма пишет: «Речь должна идти о коррекции капитализма... Глобализацию нужно рассматривать не как неотвратимый факт, а как вызов и возможность, которые необходимо тщательно контролировать политически… В политическом отношении новая идеология должна подтвердить превосходство демократической политики над экономикой, а также вновь закрепить легитимность государства как выразителя общественных интересов... Она также должна решительно заявить о необходимости перераспределения благ и представить реалистичный путь к прекращению доминирования групп интересов в политике».

Нас неоколонизировали. Значит, необходимо освобождаться. Экономисты, юристы, политологи, социологи должны изучать опыт других стран, начать широкую дискуссию о том, каким образом мы будем выходить из нынешнего состояния. Оно тупиковое, и не имеет будущего. Нам надо иметь понимание того, что необходимо делать, как реформироваться, с кем взаимодействовать. Это позволит обозначить конкретные цели, придаст усилиям энергию, вернет народу надежду. Эта повестка сегодня является для нас наиболее актуальной.

(См.: Харви Д. Краткая история неолиберализма. – М.: Поколение, 2007; Лахман Р. Государства и власть. – М.: Издат. дом Дело, 2020; Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. – СПб: Университетская книга, 2001; Фукуяма Ф. Будущее Истории//Foreign Affairs. – 2012. – № 1 (https://gtmarket.ru/library/articles/6105); и др.).

(Продолжение следует)

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33