четверг, 02 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В Казахстане разработан и издан на казахском языке учебник «Современная пресс-служба» для университетов Творческий феномен казахов: почему артисты, музыканты, спортсмены из Казахстана обретают мировую популярность Путин отметил вклад Назарбаева в развитие российско-казахстанских отношений ЕАБР: Проект «Север-Юг» сделает Казахстан важным транзитным узлом Фильм «QAZAQ: История Золотого Человека» про Назарбаева покажут в эфире Қазақстанда 16,3 млрд тонна қалдық жиналған Благотворительная акция «Дерево желаний» стартует в 4 городах Казахстана EURUSD: евро получил поддержку от бегства в защитные активы В Казахстане с 1 декабря приостановят приём старых авто на утилизацию Қазақстанда он жеті мыңнан астам жүкті әйел вакцина салдырды В Казахстане введут запрет на экспорт картофеля Мирзагалиев: Казахстан привлечёт $6 млрд из ОАЭ Қазақстанда автогазға ауыстырылған көліктер саны артты Казахстан и Швейцария заключили 6 коммерческих соглашений на S300 млн Қазақстанда дәрі-дәрмек арзандады – сарапшылар В Казахстане ограничат въезд из 11 стран из-за «Омикрона» Казахстанские яблоки не пускают на узбекский рынок Жапон ғалымдары АИТВ-ны жоятын вакцина жасап шығарды Представлен проект бюджета Алматы на 2022 год Обвиняемым по делу о взрывах в Арыси изменили приговор С 1 декабря полицейские могут штрафовать автовладельцев за летние шины Казахстанцы смогут расплачиваться монетами «Jeti Qazyna» из серии «Сокровища степи» Блогер Қазақстанда үй шаруасындағы әйелдер министрлігін құруды ұсынды Токтар Аубакиров стал почетным гражданином Кызылординской области На негативных новостях о коронавирусе евро укрепился, а доллар ослаб

Медиа-юрист: права ребенка не защитить регулированием интернет-пространства

«Терминология законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка» не соответствует действующему законодательству», – заявил юрист Игорь Лоскутов. Напомним, проект этого документа уже принят первом чтении Мажилисом парламента, но дискуссии по нему продолжается.

– Если рассматривать интернет-ресурсы с юридической точки зрения, то тут надо оперировать соответствующей терминологией, но поправки в закон о правах ребенка не укладываются в рамки действующего законодательства, так как в него вводятся понятия, которые там не предусмотрены, – считает медиа-юрист. – Начнем с того, что в законодательстве нет такого понятия как «деятельность на территории Республики Казахстан» и уж тем более – интернет-ресурсов. Поэтому непонятно, что имели в виду разработчики, говоря про «деятельность» интернет-ресурсов на территории страны. Когда говорят о введении платформ или сервисов обмена мгновенной связью, то понятно, что речь ведут о социальных сетях – Facebook, Instagram, Telegram и т.д., но кто будет определять, на каких языках они будут введены? А если, допустим, в китайских соцсетях на китайском языке идет обсуждение вопроса – принадлежат ли Казахстану те или иные территории или нет, будет ли это подпадать под наш контроль? А если все же подпадет, то на каких языках законодатель предлагает контролировать этот процесс? И как в интернет-пространстве мы можем регулировать прохождение наших границ? Все эти вопросы депутаты так и не определили в проекте закона.

По всему выходит, что мы вторгаемся в деятельность зарубежных компаний, потому что у нас своих соцсетей, где люди массово ведут переписку, по сути нет. Те, которыми мы пользуемся, регулируются компаниями, которые находятся в США, Европе, Ирландии и т. д. И тут возникает вопрос об юрисдикциях, иначе говоря, о том, насколько мы можем регулировать деятельность иностранных компаний. Если всё-таки мы собираемся это делать, то встает вопрос о собственниках этих интернет-ресурсов. Если посмотреть на нынешнее определение этого понятия (оно есть в законе об информатизации), то там написано, что интернет-ресурсы – это информация. Я даже процитирую последнюю формулировку, а то депутаты, видимо, давно не заглядывали или забыли, что это такое. «Интернет-ресурс – информация (в текстовом, графическом, аудиовизуальном или ином виде), размещенная на аппаратно-программном комплексе, имеющем уникальный сетевой адрес и (или) доменное имя и функционирующем в Интернете» (подпункт 46, статья 1).

Собственник информации должен подать заявку о постановке на учёт в Казахстане. Но как? И о ком вообще идёт речь – о регистрации юридического лица или филиала представительства? О каких собственниках идет речь, если у юридических лиц по нашему законодательству (согласно Гражданского кодекс, в частности), собственников нет, есть учредители или участники, участники ТОО или акционеры. А раз собственников нет, то непонятно, о ком вообще говорят разработчик закона и кто всё это должен определять.

Еще один момент касается того, что произойдёт, если они (собственники соцсетей) не зарегистрируют здесь, в Казахстане, юридическое лицо, филиал или представительство. В законопроекте написано, что их деятельность будет ограничиваться. Но у нас нет такого понятия – «деятельность будет ограничиваться». Если взять закон о средствах массовой информации, то СМИ либо приостанавливают свою деятельность, либо прекращают ее, а об ограничениях там ничего не сказано. Пишут, что деятельность будет замедляться, а кто это будет определять? Где это написано? И как она (деятельность) будет замедляться?

А раз это не определено юридическими формулировками, то, соответственно, в законопроект заведомо вносится коррупциогенный фактор, потому что все эти вопросы оставлены, получается, на усмотрение каких-то лиц, которые будут решать, так это или не так.

В соцсети Facebook бывает, что автор открывает какую-то тему, под ней кто-то пишет комментарий, к нему цепляется ещё три комментария, к каждому из трех еще по четыре комментария… Если возникнет проблема, то авторы поправок, видимо, полагают, что они напишут хозяину этих соцсетей, что третье сообщение к четвертому комментарию нужно удалить. Но в Facebook ведь ссылку не поставишь на эти комментарии, в лучшем случае можно на исходное сообщение, а если там 22 комментария и к каждому из них идут ещё подкомментарии, да еще вопросы, и все это расходятся веткой, кто же всё это будет искать, если ссылок на эту тему нет? Как с этим разбираться? Совершенно непонятно. Поэтому я считаю поправки сырыми. Из-за того, что формулировок точных нет, юридическая терминология и понятия не раскрыты совершенно, их в таком виде принимать нельзя.

Напомню, этот законопроект предложили депутаты, а вообще это было предусмотрено в рамках государственной программы «Киберщит». В плане мероприятий по её реализации было написано, что силовые ведомства – КНБ, МВД – проводят переговоры с представителями зарубежных соцсетей на предмет того, чтобы они открыли здесь, в Казахстане, свои представительства. Это было ещё в 2019 году, но с кем эти структуры вели переговоры, чем они закончились и почему авторами поправок выступили не они, а депутаты, – ничего неизвестно, в открытой печати публикации на эту тему не было.

Если бы КНБ, МВД, Министерство информации и общественного развития, как уполномоченные органы, контактировали с кем-то из разработчиков, то, возможно, сырых формулировок, которые не ложатся в канву действующего законодательства, можно было избежать. То, что депутат Айдос Сырым, говоря о необходимости принятия закона, заявляет, что соцсети не являются инструментом демократии, а напротив тоталитаризма, это вообще не юридическая формулировка, также, как и заявление о том, представительства зарубежных соцсетей в Казахстане можно открывать виртуально. Но последнее нашим законодательством не предусмотрено. Представительство должно быть зарегистрировано как положено, в соответствии со стандартом государственной услуги через электронное правительство или каким-то другим способом.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33