четверг, 09 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В столице провакцинировано 65 процентов жителей Комитет ООН признал нарушение прав Шарипа Куракбаева Депутат кредиттік амнистия жариялау туралы ұсыныс жасады Тенге продолжает восстановление PTC CARGO стал оператором первого регулярного поезда из Китая в Грузию Қазақстан тауар биржаларына қойылатын талаптарды арттырады В Казахстане могут объявить в розыск активиста Серикжана Билаша Ни хлеба, ни зрелищ: творческие люди в Казахстане не в цене Қазақстанда жаңа ұлттық саябақ құрылды Сотрудников министерства культуры Узбекистана обязали носить дуппи на работе Алексей Цой: «Вакцинация 70% населения позволит снизить пандемию до уровня сезонных заболеваний» Что стоит за выкупом акций Народного банка? Ұлттық санақ қорытындысы бойынша қазақстандықтардың жалпы саны аталды На фоне роста депозитной базы вклады  в Jusan Bank, Bank RBK и Нурбанке снижаются Қазақстан Қырғыз Республикасына әскери-техникалық көмек көрсетеді Коммунистическое прошлое не позволило Сауле Омаровой занять престижную должность в США Тоқаев рақымшылық туралы заңға қол қойды 9-летняя астанчанка стала чемпионом мира по джиу-джитсу Кузбасс шахтасынан тағы 13 адамның мәйіті табылды Многодетная семья из Караганды получила 122 тенге соцпомощи На нефтяной рынок поступили «бычьи» сигналы Фонд Батырхана Шукенова выпустил пластинку «Отан Ана» Токаев обещает построить четыре трансграничных хаба Павлодар облысында 70 млрд теңгеге өндіріс орны ашылады Фонд Динары Кулибаевой выделит Т520 млн на продукты для 20 тысяч семей

Художник Теляковский: как алматинская ссылка стала продолжением Серебрянного века

Всеволод Теляковский оказался в Казахстане не по собственной воле, как и сотни тысяч людей, которых власть назвала врагами. Но полюбил нашу страну настолько, что, покидая Алма-Ату 1960-х, подарил городу самые дорогие вещи – семейную икону и портреты родителей кисти своего знаменитого учителя.

Всеволод Теляковский. Алма-Ата, 1950-е годы.

Художника Теляковского в нашей стране не преследовали как врага народа. Напротив, казахстанцы высоко оценили мастера, присвоив ему звание заслуженного деятеля искусств Казахской ССР.

Всеволод рос в атмосфере творчества. В доме его отца, Владимира Аркадьевича, директора императорских театров, собирались ярчайшие личности творческой интеллигенции. Теляковский писал в 1958 году об этом периоде: «Коровин и Головин для меня были неразрывно связаны, так как они были в области искусства как бы моими крестными, и до момента революции постоянно просматривали мои работы и руководили моими первыми шагами». Таким образом, юный Всеволод впитал традиции искусства рубежа веков – Серебряного века. Русский музыкальный и драматический театры были его естественной средой обитания.

1 декабря 1934 года стал роковым днем для семьи Теляковских, как и для многих тысяч петербуржцев. Был убит Киров. Незамедлительно последовала реакция на это событие – массовые репрессии по отношению к «бывшим» – дворянам, творческой интеллигенции, военным, служителям культа. С января 1935 года начинается действие так называемого «Кировского потока», в результате которого только за первую половину 1935 года из Ленинграда было выслано более 35 тысяч человек. Попал в эти жернова и Всеволод Теляковский. Он был осужден 7 марта и уже через несколько дней выслан в Казахстан вместе с сестрой Ириной Красовской и ее мужем. Первоначальное место жительства ссыльному определили Атбасар. Так в возрасте 41 года началась другая жизнь Теляковского и новый этап его творчества, связанный с Казахстаном. Продлился он более 25 лет.

Вс. Теляковский. Отец Ер-Саина. Из серии панно по мотивам казахского эпоса. 1957 год. Холст, масло.

Вс. Теляковский. Ханский дворец. Эскиз декорации к пьесе-сказке Сатыбалдина Агоз-Ару, 1958. Холст, масло

Вс. Теляковский. Ночь. 1959. Холст, масло.

Путешественник поневоле

Всеволод Владимирович отправлялся в Казахстан, в ссылку, – как «в никуда», в неизвестность. Ехал без предчувствия дальнейшей судьбы, допуская любой исход, возможно, и самый драматичный. И все же он взял с собой небольшую коллекцию произведений искусства – то немногое, что осталось у него от родителей, как воспоминание о прошлой, иной, жизни. Это была ниточка, соединявшая его с миром, безвозвратно канувшим в небытие.

Исследователем творчества и жизненного пути Всеволода Теляковского в Казахстане стала искусствовед Галина Сырлыбаева, руководитель отдела зарубежного искусства ГМИ РК им. А. Кастеева. Именно она открыла его для зрителей, собрала сведения о художнике, по крохам воссоздала не только казахстанский период, но и факты его биографии до приезда в республику. Она же стала хранителем наследия и своеобразным душеприказчиком Всеволода Владимировича. В марте 2014 Галина Сырлыбаева организовала в Государственном музее искусств имени А. Кастеева первую персональную выставку к 120-летию со дня рождения театрального художника, заслуженного деятеля искусств Казахской ССР Всеволода Теляковского.


Константин Коровин. Портрет В.А. Теляковского. 1901. ГМИ РК им. А. Кастеева.

Наследие

С 1946 года Всеволод Владимирович стал передавать отдельные экспонаты в Казахскую Государственную художественную галерею имени Т.Г. Шевченко (в наши дни – Государственный музей искусств им. А. Кастеева). В разные годы от него в фонды Госмузея поступили живописные и графические произведения Александра Головина. Среди них – уникальный «Портрет С.К. Фелейзена» (1904). На портрете изображен сводный брат Теляковского в форме царского офицера, поручика лейб-гвардии конного полка. Картина Михаила Врубеля «Морская царевна» (1904), выполненная в смешанной технике, с надписью Всеволода Теляковского «Подарено мне собственноручно Врубелем в 1904 году», была передана в галерею в 1952 году.

Он же передал в дар музею произведения Константина Коровина. Это великолепные портреты его родителей Владимира и Гурли Теляковских, а также семь эскизов театральных декораций и пейзажей русского импрессиониста. Кроме этого, Теляковский передал музею 45 акварельных эскизов, выполненных его матерью – Гурли Логиновной Теляковской. Она не имела художественного образования, но помогала Александру Головину и Константину Коровину в оформлении музыкальных спектаклей.

Икона, принадлежащая семье Теляковских, «Богоматерь Казанская» (тип «Одигитрия» – один из наиболее распространённых типов изображения Богоматери с младенцем Иисусом – иконописный образ, по преданию, написанный евангелистом Лукой) была оформлена в документах Государственного музея искусств им. А. Кастеева в 1979 году. Всеволод Владимирович передал ее, как и портреты своих родителей, перед отъездом из Алма-Аты. Можно предположить, что икона служила для него неким оберегом, была больше, чем произведение искусства. А как живописная работа русского иконописца дала ему основу для собственного художнического почерка. Стоит только взглянуть на полотна Теляковского – та же цветовая палитра – светлая, яркая, насыщенная.

Богоматерь Казанская. Конец 18-начало19 вв.

Всего Всеволод Владимирович передал в музей 94 арт-объекта. Так в Государственном музее искусств имени А. Кастеева сложилась своеобразная «Теляковская галерея».

Это название впервые использовал Юрий Домбровский, который в книге «Гонцы» главу «Театральный художник» посвятил встречам с Всеволодом Владимировичем. И поскольку художник подарил писателю ряд своих произведений, Домбровский назвал их «Теляковской галереей».


Константин Коровин. Портрет Г.Л. Теляковской. 1950. ГМИ РК им.А.Кастеева

В эту именную галерею вошли собственные произведения театрального художника: 137 акварельных и 5 живописных эскизов декораций и костюмов; серия из десяти живописных панно, созданных по мотивам казахского эпоса; натюрморты, которые он начал писать в 1959-1960 годах, выйдя на пенсию. В российском Государственном центральном Театральном музее им. А. Бахрушина находится 16 эскизов декораций и костюмов художника к различным постановкам. Ряд арт-объектов художника на темы казахского эпоса находятся в частных коллекциях.

Собирая информацию о деятельности Теляковского в Казахстане, искусствовед Сырлыбаева обнаружила в Центральном Госархиве РК рукопись с воспоминаниями Всеволода Владимировича о своих учителях – Головине и Коровине. По её мнению, рукопись ценна не только тем, что раскрывает некоторые ранее неизвестные факты из жизни знаменитых художников, но и передает представления самого художника о чести и достоинстве человека, о честном отношении к труду. Освободившись от большой загруженности в театре, Теляковский, не привыкший к бездействию, вероятно, с большой увлеченностью начал писать мемуары, завершив их в 1958 году. В 1961 году они поступили в Госархив.

ВДНХ

Галина Сырлыбаева открыла еще одну неизвестную страницу в творчестве Теляковского. Принято было считать, что художник с 1946 по 1956 годы, до выхода на пенсию, без перерыва работал в ТЮЗе. Но в автобиографии, с которой Галина Николаевна ознакомилась совсем недавно, упоминается, что с 1950 по 1952 годы художник работал в Художественном фонде Казахской ССР. Он оформлял павильон Казахстана на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. В 1946 году Теляковского как члена Союза художников Казахстана избирают председателем секции театрально-декорационной живописи.

В зрелости, в 1950-е годы Теляковский стал одним из первых профессиональных художников, кто обратился к культурному наследию казахского народа – национальному эпосу.

В 1958 году состоялось событие всесоюзного значения – Декада казахского искусства и литературы в Москве. Она продемонстрировала достижения молодой национальной школы изобразительного искусства. В рамках декады была организована выставка по всем разделам изобразительного искусства, в том числе и по театрально-декорационному. Всеволод Теляковский не только участвовал в ней с тринадцатью работами, но и входил в состав выставочного комитета вместе с известными художниками и искусствоведами. Среди них – Абрам Черкасский, Абылхан Кастеев, Сабур Мамбеев, Евгений Сидоркин, Канафия Тельжанов, Любовь Плахотная, Гуль-Чара Сарыкулова и другие.

Постскриптум

Жена художника Наталья Николаевна, разделившая с мужем ссылку, скончалась в марте 1961 года и была похоронена на городском кладбище. В апреле того же года Всеволод Теляковский вернулся в Ленинград. О Казахстане у него сохранились самые теплые воспоминания. Судя по всему, он оставил здесь частичку своего сердца. В письмах к другу и коллеге художнику-графику Регине Васильевне Великановой, оставшейся после эвакуации в Алма-Ате, он неоднократно писал: «Меня очень ко всему удручает холод и солнце, которое, когда оно бывает, совсем не греет. Я спешил уехать из Алма-Ата, теперь меня как-то тянет назад». А в мае, через месяц после возвращения в Ленинград, Теляковский пишет: «…А все-таки мне как-то не сидится на месте, и я уже подумываю о том, как бы заехать летом в Алма-Ата». Но, к сожалению, этим мечтам так и не удалось сбыться.

Подготовила Галина Галкина в сотрудничестве с Галиной Сырлыбаевой,
Фотографии предоставлены Фондом ГМИ РК им. А. Кастеева

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33