Какую роль сыграл Нурсултан Назарбаев в жизни Майры Мухамедкызы
Поддержать

Какую роль сыграл Нурсултан Назарбаев в жизни Майры Мухамедкызы

В жизни Майры Керей (в Казахстане ее больше знают, как Мухамедкызы) был момент, когда она оказалась на перепутье: то ли вернуться в Китай, где она родилась, то ли – в США, где, как надеялась певица, смогут оценить ее талант. В Казахстане все было непросто – безденежье, безквартирье, неприятие коллег… И тут в ее судьбу вмешался Его Величество Случай по имени Нурсултан Назарбаев.

– Первая моя встреча с Первым Президентом Казахстана была необычной, – рассказывает Майра. – Произошло это в 1996 году. Однажды, после одного из концертов, меня в числе других участников представили вице-премьеру Ахметжану Есимову, как оралманку из Китая. В то время как раз ожидался визит премьер-министра КНР Чжан Дзя Миня в Казахстан, поэтому, видимо, вице-премьер и попросил меня поучаствовать в концерте, приуроченном к визиту важного гостя. Чувствуя. Что это мой шанс, ответила, как солдат: «Конечно!».

На торжественном приеме в честь китайского премьера исполнила песню, которая знакома каждому жителю этой страны – «Китай – любовь моя». Китайская делегация взорвалась аплодисментами! У многих на глаза навернулись слезы. Я задела самые сокровенные струны в их душах. Гости не ожидали услышать в чужой стране песню, которая стала у них на родине вторым неофициальным гимном.

После концерта меня пригласили в Зал приемов Дворца республики. Растроганный китайский премьер после теплых приветствий, спросил: «Сколько лет?». Я подумала, что он интересуется, когда я вернулась на историческую родину, поэтому ответила «Два года назад». Он с изумлением посмотрел на нашего Президента: «Господин Назарбаев, ваша певица говорит на хорошем литературном китайском языке! А ведь даже у меня есть шанхайский акцент».

Президент, довольный произведенным на гостя эффектом, тихо спросил меня: «Гражданство есть?». Услышав, что нет, пообещал: «Завтра будет».

А я ведь обила все пороги, добиваясь заветного голубого паспорта! На следующий день закончились мои скитания по съемным углам: у меня появилось не только гражданство, но и собственная двухкомнатная квартира.

В следующий свой визит в Казахстан китайский премьер уже знал, что я родилась в Китае. «Ты же наша», – обращался он мне по-свойски на «ты». Президент Казахстана поправлял: «Она певица общая – и ваша, и наша». Эти слова я запомнила еще и потому, что в тот день я прилетела из Москвы с конкурса имени Чайковского, где была удостоена второго места. И Нурсултан Абишевич Назарбаев, и господин Чжан Дзя Минь радовались вместе со мной – Казахстан впервые был замечен на этом престижном конкурсе. Когда Президент Казахстана сказал: «Ты мост между странами», я чувствовала себя ученицей, которой поставили пятерку.

Но больше всего мне запомнилась поездка в США. В семь вечера, через два часа после прилета, я должна была выйти на сцену. Президент сказал мне: «Это очень важный для нашей страны прием. Мне бы хотелось, чтобы американцы аплодировали казахской певице стоя».

И вот 10 часов перелета позади. Спускаясь по трапу, он спросил меня: «Устала?». «Очень», – честно призналась я. Ему это не понравилось: «Запомни, ты никогда не должна признаваться в усталости даже самой себе. Эта поезда одна из многих, и все они будут связаны с перелетами».

Сам он в президентском офисе, оборудованном прямо в самолете, работал, не поднимая головы. Прервался лишь раз – на обед.

И вот мы в Вашингтоне. Тот вечер прошел как в тумане. Я забежала в номер, приняла холодный душ, выпила чашку горячего чая и побежала в репетиционный зал на распевку. Нервное напряжение было таким высоким, что я чуть не нагрубила надоедливым американским журналистам – они все приставали с вопросом, что я буду петь на приеме.

Когда вышла на сцену, прошло несколько секунд – и я удивлялась уже самой себе: только что не было сил даже разговаривать, а тут вдруг столько энергии. Никогда уже больше я не пела сверхтрудную арию Кунигунды из оперетты «Кандид» так, как в тот вечер. Когда прозвучала самая высокая нота, Билл Клинтон, а следом и другие встали! Аплодисменты, аплодисменты…

Добравшись до номера, провалилась в сон. Ранним утром кто-то постучал в дверь. Вставать не хотелось, но стук не прекращался. Открываю – стоит секретарь протокола! «Вы молодец, – сказал он. – Но это не мои слова – Президента. Сегодня можете отдыхать – у вас свободный день».

Вернувшись из прогулки по городу, мы с концертмейстером у входа в гостиницу столкнулись с Нурсултаном Абишевичем. «Девчонки, где же вы были? Я хотел вам показать Вашингтон», – приветливо сказал он.

Думаю, тот визит был очень удачным для нашей страны. Это было видно по лицу Президента – он улыбался, много шутил. Вечером второго дня пребывания с США казахстанская делегация собралась в полном составе на дружественную посиделку. Пили заваренный по-казахски чай, вспоминали родину и пели наши песни. Нурсултан Абишевич, обладатель очень неплохого тенора, запевал свои любимые «Саулемай», «Бульдирген», а мы подхватывали.

… Я очень выросла с момента первой встречи с Президентом, успела объездить весь мир и оценить все происходящее вокруг трезвым взглядом. Когда работала по контракту во Франции, то, услышав, что я из Казахстана, люди улыбались: «Ваш Султан (так французы называют труднопроизносимое для них имя Президента Казахстана) – большой политик»…

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают