Жандарбек Бекшин: I’ll be back
Поддержать

Жандарбек Бекшин: I’ll be back

Когда-то истинным признаком популярности были слагаемые о человеке анекдоты. «Дрессировщик коронавируса», «Похититель Наурыза», «Наша Ванга» – похоже, что Жандарбек Бекшин был самым знаменитым сотрудником минздрава за все годы существования этого ведомства.

И вот, с 5 января на заслуженный отдых от нас уйдет Жандарбек Бекшин. Многие добавляют к этой фразе знаменитое «наконец-то».

О его уходе вспомнили как-то неожиданно, хотя дата его выхода на пенсию стала известна еще год назад. 5 января 2021 года Жандарбеку Мухтаровичу исполнилось 63 года, но, в соответствии с законом о госслужбе ему разрешили еще годик побороться с коронавирусом в должности главного санитарного врача Алматы. Впрочем, он уже сказал ковиду «I’ll be back»…

Санитарией Бекшин занимался всю свою трудовую деятельность. В 1982 году он окончил Свердловский государственный медицинский институт по специальности

«Гигиена, эпидемиология, санитария» и с тех пор всю жизнь работал санитарным врачом, в том числе, с 2011 года – главным государственным санврачом РК. Но к пандемии жизнь его не готовила. Как и к тому, что он станет самым знаменитым санитарным врачом Казахстана.

«По нашему прогнозу, где-то с 11-16-го у нас должен быть, все же наконец-то появится коронавирус в стране. Но это прогноз. Плюс-минус одна неделя… Как только у нас появится коронавирус, мы сразу введем специальные мероприятия». Эту ставшую крылатой фразу Бекшин сказал 10 марта 2020 года.

Казнет сразу же заполнился шутками и фотожабами. Тогда еще было смешно. Тогда еще не было страшно. Страшно стало, когда начали вводить обещанные Бекшиным «специальные мероприятия».

«Город закрыли вдруг, ночью (…) Все это действительно было еще не страшно. Невозможно было представить себе, что карантин не закончится за несколько недель», – цитата из известной книги об эпидемии очень точно описывает то, что тогда происходило. Сначала стали выставлять оцепления вокруг домов, в которых были обнаружены зараженные, а 19 марта оцепили и весь город, перекрыв въезды и выезды бетонными блоками. 20 марта Бекшин ушел с должности главного государственного санитарного врача РК, стал главным санврачом Алматы, и началось…

«Это надо же так наработать, что люди в своих сообщениях поздравляют друг друга с уходом с работы чиновника. Я о Бекшине. Теперь уже бывшем враче санитарии в Алматы. Как он торопил приход всяких напастей. Как заботился!», – написала на днях в соцети депутат мажилиса Ирина Смирнова.

Почти сразу же, как только Бекшин начал вводить спецмероприятия, в народе заговорили о том, что коронавирус слушается его как цирковая собачка и размножается исключительно в местах, определенных для него постановлением санврача.

Так, за все время пребывания Бекшина в должности главы ДСЭК Алматы, никто так и не понял, почему заразиться на рынке можно, а в супермаркете – нельзя. Задача усложнилась, когда оказалось, что вирус на рынках распространяется исключительно в выходные дни. Сам Бекшин объяснил это скоплением людей.

Как оказалось, люди скапливаются еще и в парках, скверах, на пешеходных улицах, а в горы они вообще со своим самоваром ездят.

«Мы хотели сделать как можно лучше, чтобы люди могли подышать. А что получилось? Люди стали тысячами выходить, кинулись – под каждым кустом самовар, 20-30 человек. А вы говорите про семью. Мы просто вынуждены были принять соответствующие меры. Там камню негде было упасть, люди сидели. Почему-то у нас каждый выход на природу должен заканчиваться дастарханом. За этим дастарханом собирается по 20-30 человек», – сказал Бекшин.

Спустя всего несколько месяцев он же разрешил проведение массового мероприятия в отеле Ritz Carlton с участием 150 человек (правда, без самовара).

«Дело в том, что там было разрешение не на банкет, а на проведение обучения персонала. Они сейчас набирают персонал после длительного бездействия. Потеря была персонала. Это причем на первом этаже, разовое мероприятие по чествованию спортсменов (…) И количество неизвестно, там не было 150 человек, кто-то говорит 40, кто-то говорит 60 человек. (…) Речь шла о разовом мероприятии, где бальный зал. Провели просто очень серьезные меры безопасности, поставили рециркуляторы воздуха, поставили озоновую пушку, увеличили воздухообмен, поставили бактерицидные лампы, для того чтобы обеззараживать воздух», – оправдывался потом главный санврач Алматы.

На вопросы о том, почему рынки и ТРЦ – это скопление, а битком набитые в час пик автобусы – нет, и почему другим ресторанам и отелям нельзя проводить «разовые мероприятия», он так и не ответил. Правда, отметил, что только на меры безопасности при то ли обучения персонала, то ли чествования спортсменов, был потрачен один миллион долларов.

Но страшнее всего был запрет на добровольное оказание медицинской помощи больным коронавирусом врачами-волонтерами. В ситуации, когда в городе не хватало мест в больницах и импровизированных инфекционных стационарах, а кареты скорой помощи выстраивались в очередь у медучреждений, волонтеры выступили с инициативой открыть сеть стационаров для помощи больным средней тяжести. Все было продумано – и меры предосторожности, и транспортировка пациентов в дневной стационар водителями-добровольцами. Волонтеры были готовы оказывать помощь совершенно бесплатно. Но Бекшин решил, что такие медучреждения станут источником заразы. Инициативу зарубили на корню. И город накрыла огромная волна коронавируса. Много людей умерло. А в соседнем Кыргызстане тем временем волонтерам мешать не стали. Массового появления очагов инфекции там не появилось, а система здравоохранения получила неоценимую помощь в самый сложный момент.

Проводить ПЦР-тестирование запретили частному медцентру, оборудованному по последнему слову техники. Бекшин приказал не признавать результаты проведенных там тестов.

«Они не имеют разрешения на работу с патогенами 1-4 группы опасности. Сейчас мы запросили в рамках законодательства разрешение на проверку, поскольку малый и микробизнес сейчас попал под мораторий и только после разрешения мы приступим (…) Естественно, мы привлечем сюда и ДГД – департамент госдоходов – поскольку, если они незаконно работали, то доход может быть изъят (…) Мы также оповестили наши медицинские организации, что результаты лабораторного обследования в лаборатории «Сункар» нелегитимны, они их не принимают», – заявил Бекшин в марте этого года. Конфликт же начался гораздо раньше, в июле 2020 года, когда медицинский центр стал проводить ПЦР-тестирование на коронавирус за 8,5 тыс. тенге, а в Комитете контроля качества и безопасности товаров и услуг за это исследование брали по 11,5 тыс.

Практически с начала пандемии Алматы совершал головокружительные прыжки из красной зоны в зеленую и обратно. По странному совпадению происходило это накануне значимых событий – митингов, международных встреч и т.д. В интернете даже появились шутливые призывы отобрать у Бекшина пульт от светофора.

В феврале этого года предприниматели открыто заговорили об отсутствии логики в постановлениях санврача. В марте известный ресторатор Алмас Абдыгаппаров опубликовал открытое обращение к Бекшину и предложил ему уйти в отставку. «Признайте уже свою несостоятельность в анализе, прогнозировании, проведении подготовительной работы с бизнесом и населением, реагировании и наконец – решении вопросов, и, может, уже уступите свое место человеку, способному решать данные вопросы. Ну не мучайте себя, и нас всех», – призвал он. В апреле отставки Бекшина потребовали блогеры, которые безуспешно пытались встретиться с главсанврачом.

Просьбы, призывы, требования о том, чтобы от нас наконец-то ушел Жандарбек Бекшин оставались без ответа. Но в конце года, когда стало известно, что он идет на пенсию, вздоха облегчения не последовало.

Временно исполняющим его обязанности назначили Карлыгаш Абдижаббарову, которая в настоящее время проходит по делу о злоупотреблении должностными полномочиями при возмещении затрат одному из ТОО на приобретение бывшей в употреблении линии розлива молока в 2018 году. Пока антикоррупционная служба только проверяет, были ли при этом допущены нарушения закона тогдашним руководителем управления сельского хозяйства и ветеринарии Айдыном Керимбековым, его заместителем Карлыгаш Абдижаббаровов и руководителем отдела Дамиром Тазабеком. В каком процессуальном статусе находится Абдижаббарова – неизвестно.

Нехорошие предчувствия закрались в души алматинцев не потому, что Бекшин ушел так внезапно, а потому, что произошло это практически одновременно с неожиданной отставкой министра здравоохранения Алексея Цоя. Сразу вспомнили старый анекдот о том, что «генерал не должен бегать, потому что в мирное время это вызывает смех, а в военное – панику». А главное – мы так и не услышали от знаменитого санврача долгожданную фразу о том, когда же от нас, наконец, уйдет коронавирус – Бекшин ушел раньше.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.