среда, 19 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
ЕНПФ вышел из числа акционеров Halyk Bank Холдинг «Байтерек» неэффективно использовал 99 млрд тенге - СК Геополитическая ситуация влияет на валютные торги - эксперты Компания Huawei Watch GT 3 презентовала новые часы Тоқаев қорғаныс министрін ауыстырды Кого назначили министром обороны РК и главнокомандующим Нацгвардией? В Казахстане создана петиция с требованием лишить Назарбаева неприкосновенности Назарбаев пен оның отбасына берілген артықшылықтар Особняки, драки и грузоперевозки: как живет зять Карима Масимова – СМИ Эрдоган пригласил в Турцию Путина и Зеленского Инвалиды Казахстана получат возможность стать депутатами парламента - Мажилис После критики Токаева фонд «Самрук-Казына» будет раскрывать банковскую тайну Алматыда кейбір көшелер уақытша жабылды В Алматы перекрыли улицы в центре города из-за антитеррористической операции Тоқаевтың тапсырмасымен «ӨКМ Операторы» ақша жинау құқығынан айырылды Активы по утильсбору ТОО «Оператор РОП» переданы государству Автомобильный рынок в Казахстане: количество сокращается, цены растут Елдегі тәртіпсіздіктерге радикалды ұйым мүшелері қатысты - Қарин Правительство страны стареет: средний возраст министров составил почти 49 лет Рынок пережил стресс из-за геополитики - эксперты Шопоголия. Как у Алии Назарбаевой «пропали» миллионы долларов – СМИ В Казахстане отменили режим чрезвычайного положения Лаңкестер, саяси элита, реформа. Назарбаев халыққа үндеуінде не айтты? В Алматы сохранён "красный" уровень террористической опасности Появилось видеообращение экс-президента Нурсултана Назарбаева после январских событий

Источник протестов – государственно-олигархическая ручная экономика

У после-новогодних протестов было много причин (политических, экономических, управленческих и так далее). Однако государственно-олигархическая структура экономики, ручное управление и имитация рыночных реформ стали пусковым крючком для волнений, охвативших страну.

Сравнительно небольшие волнения в Жанаозене внезапно переросли в массовые протесты, которые быстро вышли за пределы региона и прокатились по всей стране. Формально началом протестов был резкий рост цен на сжиженный газ, который произошел из-за начала «биржевых» торгов газом с целью проведения рыночных реформ в этой сфере. По всей видимости, резкий скачок цен на сжиженный газ был уже последняя каплей, связанной с большим ростом цен в целом по стране, что окончательно сломило терпение наиболее уязвимой части населения.

Однозначно, были объективные и искусственно созданные причины из-за чего протесты переросли в погромы и затем очень быстро охватили всю страну, а особенно Алматы. Однако, по моему мнению, одной из главных фундаментальных причин волнений являются глубокие проблемы экономической системы, построенной в Казахстане после кризиса 2008-2009. Последние два года эти проблемы обострились не из-за рыночных реформ, а из-за их имитации. Такая имитация лишь обострила дисбалансы в экономике. Есть надежда, что данные протесты заставят власти наконец-то реально совершить переход от государственно-олигархической ручной экономики к действительно рыночной.

Государственно-олигархическая экономика Казахстана

Начиная с кризиса 2008-2009 годов, на фоне высоких цен на нефть в Казахстане резко усилился переход от рыночной к государственно-олигархической экономике, которая сформировалась примерно в течении пяти лет после кризиса. Такая экономическая система в Казахстане основана на распределении нефтяных денег из Нацфонда в экономике (нефтяная рента) и характеризуется следующими особенностями.

  • Использование «ручных» и антирыночных методов (командно-административных методов) управления экономикой и распределения финансовых, трудовых и прочих ресурсов в ней.
  • Крупнейшие и ключевые компании в стране находятся в государственной или олигархическая собственности. Эти компании доминируют в экономике.
  • Олигархическая собственность в основном принадлежит семье первого президента или олигархам, тесно связанным с «семьей». В принципе нашу экономику можно охарактеризовать как государственно-семейно-олигархическая экономика.
  • В стране крайне малая доля малого и среднего бизнеса и среднего класса населения, что очень плохо для развития экономики.
  • В Казахстане создан чрезвычайно раздутый государственный аппарат, который активно и негативно вмешивается в рыночные отношения в экономике. В стране господство государственной бюрократии, регулирования и контроля.
  • В экономике жесткий централизм принятия ключевых решений и плохой общественный контроль за командно-административным распределением государственных средств из Нацфонда (нефтяная рента) и других внебюджетных фондов и источников.
  • Государство стало заменять собой банковскую систему и фондовый рынок, предоставляя льготные кредиты в «приоритетных» отраслях экономики.
  • Высокий уровень коррупции и низкий уровень верховенства закона.
  • Ограниченные политические свободы и политическая конкуренция в стране.

Создание государственно-олигархической ручной экономики в стране привело к следующему.

  • Конкуренция, рыночные механизмы, и рыночные институты в Казахстане в значительной степени искажены.
  • Частный (неолигархический бизнес) в Казахстане значительно ограничен и не проявляет многих важных черт здорового частного сектора, как в развитых странах.
  • Практически все существующие государственные меры по поддержке бизнеса являются антирыночными по своей сути и часто поддерживают неэффективный бизнес. В результате, у нас нет предпринимательского динамизма, когда на место более слабого предприятия обязательно придет более эффективное, способное выживать в условиях реального рынка.
  • Наблюдается некачественный рост экономики и отсутствие прогресса в её диверсификации.
  • В стране постоянно высокая инфляция и процентные ставки, а также курс тенге, склонный к постоянной девальвации.
  • Экспорт страны почти на 95% состоит из сырьевых продуктов и продуктов первого передела сырья. Экономическая сложность экспорта Казахстана ухудшается с 2000 года.
  • За последние 10 лет происходит стагнация производительности экономики и соответственно снижается её международная конкурентоспособность.
  • Финансовая система страны (банки, фондовый рынок, страховые компании и так далее) играет все меньшую роль в развитии экономики, что является очень негативным показателем.
  • Крайне медленный рост малого и среднего бизнеса и среднего класса населения в стране.

 Популистские цели для сохранения командно-административной экономики

У Казахстана сравнительно небольшая и открытая экономика. Поэтому, если мы хотим войти в ряды развитых стран, то нам нужна полноценная рыночная экономика и максимальная открытость внешней торговли. Особый путь Казахстана в виде создания социального государства, самодостаточности экономики, и продовольственной безопасности – это лишь популистские лозунги властей для сохранения командно-административной экономики вместо рыночной.

Государство автоматически станет социальным, когда у нас будет эффективная и высокопроизводительная рыночная экономика, в которой экспорт любых средне– и высокотехнологичных продуктов и услуг (пускай даже это будет небольшой перечень) будет превышать или будет хотя бы равен всему импорту в страну. Это как раз тот идеал для небольших развитых экономик, к которому Казахстану надо стремиться.

Этому идеалу напрямую противоречит цель наших властей по «самодостаточности экономики» (импортозамещение), поскольку фактически это означает «самоизоляцию» от более дешевого и качественного импорта для искусственного создания собственных производств. Такой подход губителен для стран с небольшим внутренним рынком. Маленький внутренний рынок не дает эффект масштаба, и государственная изоляция от внешней конкуренции (политика импортозамещения) не позволяет создать отечественные производства, которые будут конкурентоспособными на международном рынке. С другой стороны, импортозамещение лишает население дешевого и более качественного импорта, что только увеличивает внутренние цены и ухудшает благосостояние граждан и бизнеса.

В Казахстане, например, большое внимание уделяется так называемой «продовольственной безопасности», под которой понимается продовольственная самодостаточность страны. Такое понимание продовольственной безопасности крайне негативно сказывается на развитии эффективного сельского хозяйства и на благосостоянии всего населения Казахстана.

Например, Всемирная продовольственная и сельскохозяйственная организация при ООН (FAO) дает совсем другое определение продовольственной безопасности – это, когда все люди постоянно имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточному, безопасному и питательному продовольствию, которое удовлетворяет их диетические потребности и пищевые предпочтения для активной и здоровой жизни. То есть, концепция продовольственной безопасности не включает в себя рассмотрение вопроса о происхождении продовольствия или способности страны производить его. Отсутствие продовольственной самодостаточности не означает наличие проблемы с продовольственной безопасностью. В документе FAO приводится пример Японии, Великобритании, Южной Кореи, Мексики и так далее, которые являются чистыми импортерами продовольствия, и которые по показателям FAO имеют высокий уровень продовольственной безопасности.

Международные исследования давно утверждают, что излишний фокус стран на политике продовольственной самообеспеченности является ошибкой на том основании, что такая политика, как правило, неэффективна, искажает рынок, что в итоге приводит к росту цен на продовольствие. Введение торговых ограничений, тарифов и субсидий во имя продовольственной самодостаточности (собственного производства продовольствия) рассматривается как опасная и дорогостоящая политика. Также утверждается, что такая политика подрывает продовольственную безопасность в долгосрочной перспективе, поскольку она закрывает возможности для повышения эффективности и международной конкурентоспособности сельского хозяйства, что может привести к снижению производства продовольствия в стране и повышению цен на него.

Командно-административное ценообразование приводит к кризисам и протестам

Судя по всему, к последним протестам привел рост цен в стране в целом. Особенно плохо население и бизнес восприняли рост цен на газ, уголь, товары нефтепереработки (бензин, дизель и так далее) и электроэнергию, что в напрямую сказывается на благосостояние населения и любого бизнеса. Резкий рост цен на сжиженный газ стал последней каплей, приведшей массовым протестам.

В этом контексте возникает такой вопрос почему жители Европы никак не протестуют против очень резкого роста цены на газ и электричество в Европейском союзе в последнее время, а наиболее уязвимое население Казахстана очень остро на это отреагировали? Здесь только один ответ. В Казахстане это происходит из-за командно-административного ценообразования на эти товары и из-за имитации рыночных реформ в этой сфере.

Внутренние цены на электричество, газ, бензин в Казахстане одни из самых низких в мире и ниже, чем у наших соседей. Возникает вопрос, за счет чего наши власти умудряются поддерживать такие низкие цены? Источником субсидирования низких цен на газ и нефтепродукты является Нацфонд и прибыльный экспорт нефти Казмунайгаза. То есть, низкие цены на газ и нефтепродукты финансируются государством за счет нефтедолларов, которые надо было бы сохранять в Нацфонде и использовать только во время кризиса или циклического падения цен на нефть.

В свою очередь, низкие цены на электричество финансируются за счет прибыли традиционных электростанций, прежде всего за счет угольных, построенных еще в Советском Союзе. В результате отсутствия прибылей и новых инвестиций, традиционная дешевая электроэнергетика Казахстана быстро разрушается, что является главной причиной текущего недостатка и регулярных отключений электричества в стране.

Снижая цены на электричество, газ и бензин командно-административным путем власти Казахстана, по всей видимости пытались создать видимость «социального» государства, не делая реформ для повышения эффективности и производительности экономики. В результате, низкие цены на электричество, газ, бензин в Казахстане привели к искаженному пониманию населения и бизнеса о роли государства в рыночной экономике. У них сформировались иждивенческие настроение о том, что государство обязано снижать рыночные цены на особо важные товары, чтобы помочь населению и бизнесу.

Когда, в результате коронавирусного кризиса, у государства возникли большие трудности по поддержанию низких цен на электричество, газ и бензин, и власти начали делать имитацию рыночных реформ, чтобы поднять цены, то это стало почвой для массовых протестов. В этом случае государство вновь повело себя неадекватно, стимулируя иждивенческие и протестные настроения в будущем.

Спрашивается, зачем нужно было снижать цены на сжиженный газ на уровень даже ниже, чем было ранее, и зачем нужно было вводить мораторий на рост цен на нефтепродукты, электричество, коммунальные услуги и так далее на 180 дней? Это яркий самый последний пример командно-административного ценообразования и отсутствия рыночных реформ в Казахстане, что и привело к текущему кризису и искаженным ожиданиям населения и бизнеса по низким ценам, устанавливаемым государством. В развитых странах власти не вмешиваются в рыночное ценообразование, а в случае резкого поднятия рыночных цен оказывают адресную помощь уязвимому населению.  

Не рыночные реформы, а их имитация привели к кризису и протестам

Сразу после начала протестов некоторые эксперты отметили, что протесты начались из-за начала рыночных реформ, что привело к росту цен. Однако, на самом деле никаких рыночных реформ не было. Например, наше правительство утверждает, что оно уже несколько лет перестало регулировать цены на бензин и они формируются в соответствии с рынком, однако это прямой обман.

Во-первых, на сегодня все ключевые нефтеперерабатывающие заводы находятся под контролем государства, чего не должно быть в соответствии с утвержденными в Казахстане принципами “желтых страниц”. Во всем мире этот сектор экономики очень интересен частным инвесторам и государство не должно заниматься там собственным бизнесом.

Сравнительно недавно некоторые государственные нефтеперерабатывающие заводы были существенно модернизированы за счет очень льготного финансирования со стороны государства. При этом было непонятно как государство может окупить свои инвестиции в нефтеперерабатывающие заводы при ценах на нефтепродукты ниже, чем у всех наших соседей. Если посмотреть внимательно по цепочке, то изначальным источником финансирования этих нерентабельных инвестиций был Нацфонд или нефтяные прибыли Казмунайгаза, то есть очень дорогостоящая модернизация осуществлялась за счет нефтяной ренты, получаемой властями в Казахстане.

Во-вторых, согласно аудированной отчётности ФНБ «Самрук-Казына», правительство требует от компаний, занимающихся производством сырой нефти, на ежегодной основе поставлять часть продукции на внутренний рынок по ценам значительно ниже экспортных цен. В 2019 году группа компаний Самрук-Казына поставила на внутренний рынок 6,2 млн тонн сырой нефти по дешевой цене, за 2020 года – 6,4 млн тон. То есть, крупнейшая госкомпания Казахстана продавала нефть на внутренний рынок себе в убыток. Спрашивается, за чей счет этот убыток? Ответ простой – за счет нефтедолларов, недополученных в Нацфонде.

В-третьих, когда оптовые цены на бензин в Казахстане начинают сильно отличаться от России, наше правительство активно использует запрет на экспорт или импорт бензина из/в Казахстан, что напрямую влияет на ценообразование и конкуренцию на этом рынке. То есть, утверждения правительства о том, что у нас рыночное ценообразование на внутреннем рынке бензина и нефтепродуктов полностью не соответствуют действительности. Хуже того, дешевые поставки сырой нефти на внутренний рынок создают колоссальные возможности для коррупционной деятельности.

Помимо этого, правительство продолжило дальше заниматься большой имитацией рыночных реформ. В частности, в Национальном проекте по развитию предпринимательства, утверждённом осенью прошлого года говорится о развитие биржевой (организованной) торговли для устранения искажения ценообразования на рынке нефтепродуктов. Спрашивается, как можно развивать биржевую торговлю в стране, где государство контролируют практически всю нефтепереработку и командно-административными методами управляет ценами на нефтепродукты?! В такой ситуации так называемая «биржевая» торговля является лишь фиктивным объяснением государства, когда оно начинает поднимать цены нефтепродукты.

Госмонополия на телекоммуникации – чтобы легче было отключать интернет?

С экономической точки зрения отключение интернета на несколько дней во время протестов – это однозначно сильнейший удар будущему высокотехнологичному развитию экономики и по росту иностранных инвестиций в Казахстане. После таких блокировок интернета во всей стране становится более понятными действия властей в недавнем прошлом, когда они создали государственную монополию и недобросовестную конкуренцию на рынке телекоммуникаций.

Казахтелеком – это яркий пример того, что очень часто государство говорит и планирует одно (приватизация госкомпаний), но делает полностью противоположное. В этом примере частные инициативы и конкуренция были заменены на государственный монополизм, в результате чего страдают потребители и развитие экономики Казахстана и у государства появилась возможность одной кнопкой блокировать права населения и бизнеса на получение и обмен информацией.

Государственная монополизация рынка телекоммуникации произошла в результате покупки госкомпанией «Казахтелеком» частного оператора сотовой связи «Kcell» и выкуп оставшейся доли (50,5%) в совместном предприятии у другого частного оператора «Tele2». Таким образом, несмотря на антимонопольное законодательство и на утвержденные планы по приватизации, власти не увидели никаких проблем в том, что госкомпания купила частные компании, и стала монополистом на рынке мобильной связи, где государства в принципе не должно быть.

Пример Казахтелекома показал наличие очень большого конфликта интересов у государства, когда оно владеет крупнейшим бизнесом в отрасли и, одновременно, само регулирует эту же отрасль, и само же следит за соблюдением конкуренции и антимонопольного законодательства. Такое положение вещей дает возможность властям бесконтрольно делать то, что никогда не будет позволено частным инвесторам.

Чтобы сделать Казахстан реально конкурентоспособной и развитой страной, нам необходимо сломать в стране государственно-семейно-олигархический капитализм, который у нас паразитирует на нефтяной и прочей ресурсной ренте. Нам нужно строить полноценную рыночную экономику, как в развитых западных странах, а не искать особенный путь для Казахстана. Однако, это невозможно сделать без кардинальных политических реформ. Нам нужна реальная (здоровая и полноценная) политическая конкуренция, реальное разделение властей, и реальная и регулярная сменяемость власти. Тогда появится прогресс. А сейчас у нас застой, с которым мы можем еще долго просуществовать благодаря богатым сырьевым ресурсам Казахстана.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33