Сколько будет стоить война в Украине Казахстану?
Поддержать

Сколько будет стоить война в Украине Казахстану?

Каковы будут последствия российско-украинского конфликта для экономики Казахстана? Участники дискуссии, организованной Международным центром журналистики MediaNet попытались ответить на этот вопрос. 

Материалы по теме

А и Б сидели на трубе

Дискуссия стартовала с обсуждения последствия недавней аварии на Каспийском трубопроводном консорциуме. Как известно, КТК позволяет Казахстану экспортировать на внешние рынки до 80 процентов добываемой нефти. Экономист Айдархан Кусаинов уверен, что ситуация с газопроводом никак не ударит по бюджету Казахстана.

– Я бы не драматизировал эту историю, тем более, что отгрузки с терминала уже начались, – говорит Кусаинов. – У меня нет никаких оснований предполагать, что КТК не починят. С точки зрения наполнения бюджета, важно понимать, что нефтяные доходы поступают в Национальный фонд и уже оттуда идут в бюджет. Нефтяные доходы отделены от нашей экономики Нацфондом и сколько реально нефтяных денег поступает в экономику, решает правительство. Поэтому, по всей видимости, трансфер в 2,5 трл. тенге останется прежним, даже если в Нацфонд ничего поступать не будет.

Сырьевой экспорт Казахстана оставляет в основном нефть Кашагана , Карачаганака и Тенгиза. Иностранные подрядчики сами инвестировали в КТК, строили трубопроводы, подписывали те или иные соглашения, а, следовательно, никаких санкций по экспорту нашей нефти в отношении Казахстана не будет, просто потому что эта нефть физически не наша, а нефтедобывающих компаний. Экспортные маршруты прорабатывались не нами и экономика нефти, по сути, тоже не наша.

С мнением Кусаинова отчасти согласен экономический обозреватель Сергей Домнин.

– Если ремонт на КТК, где прокачивается до 54 мл. тонн казахстанской нефти, не завершится в обозначенные сроки (две-три недели), то проблемы возникнут с апрельскими отгрузками нефти, – говорит Домнин. – Экспорт нефти сократиться в три и более раз. Каждый месяц через КТК прокачивается и отправляется грузополучателям примерно 5,5 млн. тонн нефти. В основном это такие страны как Италия, Испания, Франция и США. Министр энергетики Казахстана сказал, что мощности позволяют переправлять только 16 млн. тонн. Если же история с ремонтом затянется, то Казахстану придется сокращать объемы добычи.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов также уверен, что авария трубопровода, по сути, никак не повлияет на экономику Казахстана.

– Поломка временная и пока нам ничем не грозит, – отметил Рысмамбетов. – Повод для беспокойства появится, если КТК не будет работать больше полугода. Впрочем, в этом кроются перспективы для развития нашей страны. У Казахстана появится серьезный повод не просто экспортировать свое сырье, а начать создание собственной нефтехимической промышленности. Например, Азербайджан обогнал нас по количеству нефтехимии, хотя начал производство позже нас.

У Казахстана достаточный потенциал для переработки собственной нефти, считает директор агентства EXIMAR Айман Турсынкан.

– Из 80 млн. ежегодной добычи на территории Казахстана нефти на трех НПЗ перерабатывается лишь 17 млн. тонн. Но в нашей стране также есть 24 мини НПЗ суммарной мощность 7 млн. тонн, которые готовы высокотехнологично перерабатывать нефть в достаточно хорошем объеме и качестве. Так что у нас есть возможность, нарастить достаточное количество солярки на территории Казахстана, не вводя новые мощности в эксплуатацию.

С двух сторон

По мнению Турсынкан, проблемы, возникшие вокруг ЕАЭС и санкций против России, представляют гораздо большую угрозу нашим посевным и уборочным компаниям, а также кормопроизводства.

– Я считаю важным создание между различными ведомствами экстренных рабочих групп по выработки плана согласованных действий. Любое повышение цен на ГСМ и их дефицит во время посевных и уборочных ведет к коллапсу на внутреннем рынке ГСМ и инфляции. Министр энергетики РК Болат Акчулаков и министр сельского хозяйства Ербол Карашукеев уже сегодня должны сесть за стол переговоров и выработать общий план действий. Вы прекрасно видите, что произошло после разгрома Николаевского зернового терминала, который ежегодно прокачивал через себя 27 млн. тонн зерна. Этот урон сопоставим с потерей до 20 процентов мирового объема торговли. Мы в этом объеме имели 7 млн. тонн, из которых 4 млн. тонн зерна шло именно через Черноморские порты, транзитом через Россию и другие территории. Сейчас мы потеряли огромные объемы по экспорту продовольствия в этом направлении. О возможном нарушении логистических поставок нужно было думать заблаговременно, еще в 2020 году, когда у нас были первые пандемические локдауны. Уже тогда надо было прорабатывать первые альтернативные маршруты. А сейчас мы начитаем тушить пожар керосином.

По словам спикера, сегодня посевная Украины, проходящая на фоне военных действий, полностью «выбита». Предположительно перекрыт и экспорт российского зерна.

– Несмотря на то, что на саммите ЕС решили, что антироссийские санкции не должны касаться продовольствия, иначе голод грозит не только странам мусульманского мира, Африки, но и самой Европы, на деле происходит обратное. Из оборота выведены более 50 млн.гектаров земель, а зерновые фьючерсы достигли исторического максимума. Если раньше наш коридор на 3 сорт мягкой пшеницы был от 240 до 280 долларов, то сегодня– 340-380 долларов за тонну. Последняя сделка, которую сейчас закрывает правительство Казахстана по альтернативному маршруту, составит для его получателя в порту 400 долларов. И он рад платить такие деньги, причем по авансированным предоплатам! То есть обходные логистические пути существуют, и они очень выгодны по той простой причине, что транзит проходит по территории, где нет конкурирующих рынков. При транзите нашего зерна, масличных, мяса через территорию России мы проходили по территории конкурента. Соответственно, транзитная политика этой страны была полостью подчинена ее собственной экспортной политике. Транзит через Россию для того, чтобы добраться до Черноморских портов, обходился нам в 50-70 долларов за тонну. Сейчас мы может получить большую рентабельность, но для этого требуется свой качественный ГСМ. Но, так как мы сильно зависим по поставкам ГСМ из России, то здесь нас буквально сегодня-завтра могут ждать весьма неприятные сюрпризы.

Турсынкан уверена, что экспорт готовых хлебобулочных изделий в другие страны гораздо выгоднее для нашей страны, чем экспорт зерна. Если прибыль за тонну зерна при цене 400 долларов для нашей страны составит 120 долларов, то чистая прибыль за 1 тонну готовых хлебобулочных изделий, отправленный авиа карго составит 1200 долларов. К слову, сегодня все это в 56 стран– членов Организации исламского сотрудничества импортируется из Канады.

Зашкаливающая за последние полгода инфляция в Казахстане сигнализирует: нужно наращивать производство собственной продукции внутри собственной страны. Для этого нужно тотально пересмотреть систему финансирования как аграрных, так и перерабатывающих предприятий. И сделать это вполне реально – в нашей стране есть мощности, готовые выдавать гораздо больше продукции. В то же время сегодня в стране задействовано менее 30 процентов от имеющихся.

По мнению специалиста, безграмотная политики Национального банка, провалы в сфере доступа аграриев к источникам финансирования привели к тому, что уровень дефолтных проектов в этом секторе высок, несмотря на гигантские ассигнования в виде субсидий. В стране пришло время перенести акцент с сырьевой на перерабатывающую модель. Но для этого нужно пересматривать подходы к финансированию, отказываясь от высокой стоимости денег.

– Сегодня деньги у нас стали товаром, а не средством финансирования производства товаров, – говорит спикер. – Стоимость кредита даже для крупного бизнеса в Нацбанке – порядка 18 процентов в тенге. Кроме того, казахстанские производители и переработчики отдают большую часть своей прибыли в виде налогов и кредитных нагрузок. Мы должны переходить на финансирование, которое предполагает инвестиционные займы, разделение чистой прибыли между аграриями и финорганизациями.

Решив вопрос энергообеспечения и логистики, новых транспортных коридоров и инвестиционного финансирования Казахстан получит двойное увеличение экспортной составляющей внутри АПК только за счет перехода на новые рынки с более высоким ценником и высоко маржинальный экспорт. Сегодня мы экспортируем порядка 65 млрд. долларов, из которых 3,64 млрд. составляет агроэкспорт. Если мы перейдем на глубину переработки хотя бы полуфабрикатов, то поднимем наш аграрный экспорт при том же объеме сева и урожая не менее чем до 7 млрд. долларов. Только там мы сможем перейти на перерабатывающую, самодостаточную экономику и стать одним из ведущих экспортеров.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.