- Exclusive
Поддержать

Казахстан предложил создать в Центральной Азии по выходу на глобальные платформы электронной коммерции – Amazon, e-Bay, Alibaba и AliExpress.

Как сообщает пресс-служба Министерства экономики и коммерции КР, этот вопрос обсуждался в рамках регионального семинара по упрощению торговых процедур в Центральной Азии «От национальных дорожных карт к региональным реформам», который прошел в Нур-Султане. Идея получила поддержку участников.

Как сообщается «Азаттык», на семинаре также обсудили перспективы взаимного сотрудничества стран Центральной Азии и выработку совместных решений для упрощения торговых, административных формальностей на границах. Рассматривался также вопрос совместного выхода продукции стран Центральной Азии на рынок Европейского союза.

Напомним, около года назад американская компания Amazon, являющаяся крупнейшей в мире платформой электронной коммерции, разрешила производителям товаров из стран Центральной Азии регистрироваться на своей площадке напрямую и дала им возможность продавать там свои товары.

В начале мая стало известно, что Казахстан вновь намерен усилить контроль над пропуском грузовых автомобилей на границе с Кыргызстаном, и произошло это всего через две недели после того, как контроль был ослаблен. Кабмин Кыргызстана, в свою очередь, признал существование «серых» схем при экспорте/реэкспорте товаров в страны ЕАЭС, но пообещал приложить все усилия для их ликвидации.

Между тем эксперты считают, что развитие торговли в Центральной Азии ограничивают законы, а не инфраструктура. По их мнению, сейчас в Кыргызстане и Казахстане высказывают немало сожалений по поводу вступления в ЕАЭС, так как принятые этой организацией стандарты привели к изоляции членов союза.

Не так давно Бахыт Султанов также объявил, что министерство торговли РК подписало соглашение с Alibaba по экспорту казахстанской продукции в Китай и не только, для размещения на этой платформе. На прошедшем семинаре участники выразили готовность рассмотреть Концепцию создания единой платформы электронной коммерции стран Центральной Азии или так называемого центральноазиатского «Amazon».

Эта продуктивная идея должна учитывать теоретический опыт создания цифровой повестки ЕАЭС.

Понятно, что цифровая повестка ЕАЭС рухнула навсегда в 2022 году из-за санкционных ограничений. Как следствие, опасения о том, что в Центральную Азию придут российские «единороги» были не напрасными. Они уже заявили и практически прибыли. Например, как сообщает Forbes, экс-глава VK Борис Добродеев покинул должность генерального директора компании USM Telecom, которая входит в холдинг USM миллиардера Алишера Усманова. Бывший топ-менеджер USM теперь сосредоточится на собственных проектах. Добродеев планирует создать инвесткомпанию и вкладываться в проекты в сфере финтеха и e-commerce, базирующиеся в странах СНГ — в первую очередь в Казахстане и Узбекистане. Сейчас он выбирает наиболее подходящую юрисдикцию и рассчитывает, что компания будет зарегистрирована в ближайшие полтора-два месяца. Добродеев хочет покупать контролирующие доли в проектах, чтобы «в будущем было удобнее строить синергию между ними».

Однако, сегодня мировая цифровая торговля имеет одну опасную особенность в периоде становления, когда еще не выросла ее регулятивная база на государственном и межгосударственном уровнях (это проблема мирового уровня), и она строит свои активы вне юридических границ государств пользователей, за исключением своей юрисдикции. Что это значит? Есть такое понятие как конечный бенефициар или тот, кто получает конечные цифровые дивиденды. Цифровые дивиденды включают все, что касается наращивания активов, включая доходы, выходы на IPO, расширение линков, масштабирования бизнеса, и главное ускоренный апгрейд технологий и доступ к передовым технологиям, где, собственно, и находится конкуренция и конкурентоспособность. Это мы видим по группе FAGAM, e-Bay, Alibaba и AliExpress, монополия которых пока непреодолима другими участниками мирового цифрового рынка торговли.

В нашем случае, цивилизационная опасность в ближайшем будущем может выражаться в том, что, в частности Казахстан (как пример), не сможет стать самостоятельным игроком в международной цифровой торговле, то есть, он не сможет создать собственные цифровые активы и, соответственно, наращивать свои цифровые дивиденды. Потому что в этой игре должна быть какая-то субконтинентальность. Поэтому, разработанная при участии Всемирного Банка цифровая повестка ЕАЭС создавала вот эту самую субконтинентальность для возможностей регулирования своего цифрового пространства и наращивания собственных активов для собственных дивидендов в странах ЕАЭС, во избежание цифрового разрыва с развитыми странами во всех направлениях – как торговля, supply chain, другие технологические цепочки, кибербезопасность, и другие информационные системы и.т.д.

К сожалению, других вариантов тогда у Казахстана не было, как и у всех членов ЕАЭС в силу доминирования России в блоке как в цифровом развитии, так и в политическом. Словом, она была не самым надежным партнером для создания такого цифрового субконтинента. Поэтому сегодня, как и следовало ожидать, он рухнул в результате реализации почти глобального политического риска. Но вопрос субконтинентальности цифровой торговли остается чрезвычайно важным фактором ее развития в текущих условиях.

Второе значение этой опасности – это угрозы для национальной экономической безопасности и развития. Например, маркет-плейсы, как любые цифровые платформы строятся с закрытым ключом и с алгоритмами, своеобразным «черным ящиком» со своим уникальным софтом. Алгоритмы, которые расширяют опции от простой купли продажи до всех транзакций сопутствующих торговле – это таможенные пошлины, кодирование товарных групп, ценники, происхождение, налогообложение на месте юрисдикции платформы и т.д. Все это позволяет владельцам платформ сегрегировать продавцов и группы товаров по собственному усмотрению. Например, вы вышли на Alibaba и открыли там свой магазин, вы не китайская компания, и вы можете оказаться в конце списка (риски), потому что китайские компании пройдут вперед. В итоге вы получите только деньги. Для частного лица или МСБ может этого и предостаточно, но для государства не иметь полный «выхлоп» от экспорта и импорта это фатально. Здесь Казахстан может только продать и больше ничего, а если бы он торговал на экспорт имея собственные цифровые активы в виде платформы, или долю, он имел бы все свои цифровые дивиденды.

Как вы понимаете, цифровые дивиденды в этой экономике – сегодня главный козырь и цель, обеспечивающий субъектность государства или группы государств в мировой цифровой экономике. Опыт Казахстана в ЕАЭС, даже без цифровой экономики, тому пример. Частичная, но ощутимая потеря субъектности, без своей таможенной границы, с делегированием своих суверенных полномочий на уровень международного договора, который по нашему главному конституционному закону ставит международные договора выше национальных. И вот сейчас мы расхлебываем последствия договора ЕАЭС в условиях очередной геополитической катастрофы. Примерно такая же перспектива может случиться у Казахстана, если нырнуть в вышеуказанные глобальные маркет-плейсы, со всеми вытекающими последствиями. И это не только геополитические реалии, но и санкции, в том числе.

Жанар Султанбекова, экономист международник

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают