пятница, 24 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.02 EUR/KZT: 498.17 RUR/KZT: 5.81
Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана

Четырёхлетняя передышка для демократов

Дэни Родрик

Джо Байден сумел вырвать победу на президентских выборах в США после нескольких дней тревожного ожидания, и теперь все, кто наблюдает за американской демократией, в недоумении чешут голову. Опираясь на данные опросов, многие ожидали убедительной победы демократов, которые должны были получить не только Белый дом, но и Сенат. Как же Дональду Трампу удалось сохранить поддержку такого большого количества американцев (он получил даже больше голосов, чем четыре года назад), несмотря на его вопиющую лживость, явную коррупцию и катастрофические подходы к борьбе с пандемией?

Этот вопрос важен не только для американской политики. Левоцентристские партии во всём мире пытаются вернуть себе электоральную удачу в борьбе с крайне правыми популистами. Хотя Байден по темпераменту центрист, программа его Демократической партии существенно сдвинулась влево, по крайней мере, по американским стандартам. Решительная победа демократов помогла бы серьёзно поднять дух умеренных левых: возможно, всё, что нужно для победы, это сочетание прогрессивной экономической политики, демократических ценностей и элементарной человеческой порядочности.

Уже начались дискуссии о том, как демократы могли бы добиться лучших результатов. К сожалению, из их победы с небольшим отрывом нельзя сделать простых выводов. Американская политическая жизнь вращается вокруг двух осей: культура и экономика. И в обоих случаях мы может увидеть тех, кто винит демократов, что они зашли слишком далеко, и тех, кто винит их в том, что они не пошли достаточно далеко.

Культурные войны сталкивают социально-консервативные, преимущественно белые регионы страны с городскими районами, где стали доминировать так называемые подходы «воук». На одной стороне у нас семейные ценности, борьба с абортами и право на ношение оружия. На другой стороне – права ЛГБТ, социальная справедливость и борьба с «системным расизмом».

Многие из тех, кто голосовал за Трампа, восприняли поддержку демократами недавних уличных протестов против полицейской жестокости как потворство насилию и огульное очернение всей страны в краски расизма. Байден позаботился о том, чтобы осудить насилие, но демократов начали обвинять в морализаторстве и презрении к ценностям глубинки. По мнению других, сохраняющаяся поддержка Трампа просто подтверждает, насколько глубоко укоренились в стране расизм и слепой фанатизм, с которыми Демократической партии надо срочно бороться.

Что касается экономики, то многие наблюдатели, включая некоторых центристов-демократов, считают, что партия отпугнула консервативных избирателей, сдвинувшись слишком сильно влево. Верные себе республиканцы раздували страхи перед высокими налогами, перед уничтожающей рабочие места экологической политикой, а также социалистическим здравоохранением. В обеих главных партиях США фундаментальный американский миф об одиноком предпринимателе, которому лучше всего, когда правительство делает меньше всего, не только сохраняется, но и очень популярен.

На другой стороне в этом споре прогрессисты, которые доказывают, что предвыборные предложения Байдена трудно назвать радикальными по стандартам других развитых стран. Он решил превратить эти выборы в референдум о Трампе, а не в тест уровня поддержки альтернативной политической повестки. Не исключено, что Берни Сандерс и Элизабет Уоррен, с их более сильным акцентом на рабочие места, экономическую стабильность и перераспределение богатства, лучше понимали чаяния большинства американцев.

Поскольку выборы проводились в период смертельной пандемии, нельзя также исключать, что на результаты голосования повлиял комплекс медицинских и экономических соображений, а не описанные выше дискуссии. Некоторые члены Демократической партии считают, что избирателей могли встревожить экономические издержки карантина и более агрессивные меры борьбы с Covid-19, которые отстаивают демократы. В этом случае все перечисленные аргументы становятся сомнительными.

Если подводить итог, очевидно, что эти выборы не завершили бесконечные дебаты о том, как Демократическая партия и другие левоцентристские партии должны позиционировать себя по культурным и экономическим вопросам для максимального повышения своей электоральной привлекательности. И они фундаментально не меняют проблемы, стоящие перед этими партиями. Политическим лидерам на левом фланге надо демонстрировать меньше элитизма и больше убедительной экономической политики.

Как отмечает Тома Пикетти (и не только он), левые партии всё больше превращаются в партии образованных городских элит. Их традиционная база рабочего класса уменьшилась, а влияние глобализированных профессионалов, финансовой отрасли и корпоративных лобби повысилось. Проблема не просто в том, что эти элиты часто поддерживают такую экономическую политику, из-за которой средний и нижний средний класс, а также отстающие регионы остаются позади. Проблема ещё и в том, что из-за своей культурной, социальной и пространственной изоляции они оказываются неспособными понять и проявить эмпатию к мировоззрению тех, кто менее удачлив. Показательным симптомом этого стала лёгкость, с которой культурная элита игнорирует 70 с лишним миллионов американцев, поддержавших Трампа на этих выборах; они изображаются невежественными людьми, проголосовавшими вопреки собственным интересам.

Что касается экономики, то у левых до сих пор нет хорошего ответа на острейший вопрос нашего времени: откуда возьмутся хорошие рабочие места? Более прогрессивное налогообложение, инвестиции в образование и инфраструктуру, а также (в США) всеобщее медицинское страхование – всё это крайне важно. Но этого недостаточно. Хорошие рабочие места среднего класса становятся редкими из-за глубинных тенденций в технологиях и глобализации. При этом пандемия Covid-19 усилила поляризацию на рынках труда. Нам нужно более активная государственная стратегия, напрямую направленная на увеличние предложения хороших рабочих мест.

Тем населенным пунктам, где хорошие рабочие места исчезли, приходится платить высокую цену, которая не ограничивается экономикой. Наркомания, распад семей, рост преступности. Люди начинают больше ориентироваться на традиционные ценности, становятся менее терпимыми к чужакам и с большей готовностью поддерживают авторитарных лидеров. Экономическая нестабильность провоцирует или усугубляет культурные и расовые линии разлома.

Задача левых партий – разработать программные решения этих глубоко укоренившихся экономических проблем. Но технократические решения могут сработать лишь постольку-поскольку. Нужно наводить мосты, чтобы преодолевать расколы в обществе, ответственность за появление которых в основном лежит на культурных элитах. В ином случае демократов может ожидать ещё одно жёсткое пробуждение через четыре года.

Дэни Родрик профессор международной политической экономии в Школе государственного управления им. Джона Кеннеди, автор книги «Прямой разговор о внешней торговле: Идеи для здоровой мировой экономики».

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33