пятница, 30 июля 2021
,
USD/KZT: 424.51 EUR/KZT: 504.06 RUR/KZT: 5.81
Как пандемия повлияет на президентские выборы в Узбекистане? Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные

Нуржан Альтаев: «Победу Нур Отана обеспечат учителя, врачи и госслужащие»

Экс-депутат Нуржан Альтаев, недавно исключенный из рядом партии Нур Отан, заявил в интервью exclusive.kz, что он ни в чем раскаивается. Свое решение он объяснил тем, что, зная ситуацию изнутри, убедился в том, что ни о какой модернизации в рядах правящей партии речи не идет. Власть прекрасно мобилизуется, когда нужно бороться с инакомыслием, но совершенно парализована, когда нужно защитить интересы народа во время чрезвычайных ситуаций.

– На днях ЦИК принял постановление, которое существенно ограничивает работу наблюдателей и СМИ. Как вы думаете, чего так боится власть? Ведь поле буквально идеально зачищено под Нур Отан? Остальные партии не представляют никакой серьезной угрозы. Победа правящей партии практически предрешена.

– Власть прекрасно понимает, что основная масса населения очень негативно относится к партии «Нур Отан». Будучи депутатом, я ездил по всем регионам и убедился в этом. Понятно, что на выборах у людей практически не будет выбора. По сути, есть партия «Нур Отан» и ее «дочерние организации» в лице «Ак жол», «Народной партии», «Ауыл» и «Адал». Я по своей политической деятельности знаю, что эти псевдопартии никогда не будут перечить правящей партии и властям. Они всегда занимают ту позицию, которую предлагает правительство. В стенах парламента было очень много законопроектов, которые противоречили принципам этих псевдопартий, но они всегда голосовали за них. Ни разу не было случая, чтобы они выразили свое мнение или проголосовали против. Максимум, что они могли сделать, это воздержаться. Поэтому, я думаю, мало кто пойдет на эти выборы. В первую очередь, конечно, пойдут учителя, врачи, государственные служащие. Они подневольные, за какую партию им скажут голосовать, за ту и проголосуют. Но власть все равно боится сценария, который был реализован в Беларуси и Кыргызстане. Поскольку, очевидно, им опять придется «рисовать» цифры на этих выборах, конечно, им очень не хотелось бы, чтобы независимые наблюдатели сказали, что выборы проведены нечестно. Вот этого всего власть очень боится.

– Почему вы совершили свой демарш с заявлением о создании новой партии до того, как официально вышли из «Нур Отана»?

– На самом деле, я уже несколько месяцев говорил о том, что партия «Нур Отан» должна взяться за политические реформы. В частности, о необходимости возврата мажоритарной системы выборов в парламент и маслихат, о необходимости выборности акимов всех уровней, о необходимости выборности судей. Партия «Нур Отан», как правящая партия власти, должна первой инициировать такие реформы. Если бы это произошло, то я был готов идти в первых рядах партии, нести ее флаг. Но мы видим, что «Нур Отан» не готов к этим реформам, и я был вынужден выйти из состава этой партии и парламента.

Изначально я не был в составе инициативной группы «El Tiregi». Она объявила о создании политической партии и мне поступило предложение войти в нее и реализовать те реформы, о которых я говорил, в ее составе. После этого заявления буквально через несколько дней появилось решение о выводе Альтаева из состава партии «Нур Отан» за нарушения партийной дисциплины. И это вполне логичным шаг, учитывая наши взаимные противоречия, поскольку я являюсь не просто рядовым членом, а депутатом этой партии. Понятно, что эти разногласия в какой-то момент стали неразрешимыми и нужно было принимать решение. Летом мы провели ряд общенациональных мозговых штурмов, на которых практически все говорили о необходимости политических реформ. Если партия на них не идет, тогда я должен выйти из нее самостоятельно, либо партия должна принять решение о моем исключении, что она и сделала. Хотя свое заявление о выходе из партии и состава парламента я написал за несколько дней до этого, но у меня в силу каких-то причин его не приняли. В итоге я узнал о моем исключении из партии из СМИ.

– Значит ли это, что вы уже не рассчитывайте на то, что «Нур Отан» станет застрельщиком реформ? Поскольку партия сохранит свое доминирующее положение, у вас было больше шансов реализовать те реформы, о которых вы говорите, в ее составе. Сейчас, по сути, вы поставили на «хромую лошадь», которая к тому же еще и не существует. Я боюсь, что шансы зарегистрировать новую партию даже после выборов очень малы.

 Во-первых, я очень надеялся, что партия «Нур Отан» пойдет на эти реформы, учитывая настроение населения. Но, к сожалению, я в 1000-ый раз убедился, что партия «Нур Отан» к этим реформам абсолютно не готова. Там не приветствуется даже малейшее инакомыслие. Даже если вопрос не имеет ь политической подоплеки, у нас нет права иметь свою позицию. Есть только позиция власти и правительства. Не секрет, что депутатам выкручивают руки и заставляют голосовать за тот или иной законопроект, который, как мы видим, носит антинародный характер. Власть привыкла к тому, что народ должен только слушать и молча кивать. При этом по некоторым вопросам выносятся решения, не имеющие каких-то нравственных критериев, когда очевидно воровство бюджетных денег, воровство из кармана налогоплательщиков. Приведу пример с проектом экологического Кодекса, которым был введен утилизационный сбор. Вы помните, как общество активно противостояло его введению, особенно представители сельского хозяйства. Были бурные обсуждения на рабочих группах. Но просто в наглую, без учета мнения населения, депутатов, общественных организаций и ассоциаций этот закон был принят. И мы знаем, кто за этим стоит. Это частное ТОО, в карман которого идет весь утилизационный сбор. То есть, условно говоря, все предприниматели, фермеры и физические лица платят некий утилизационный сбор, который повлек повышение цен на всю технику. Ладно бы, если все эти деньги ушли в бюджет, но они идут в карман частного ТОО, которое, по некоторым данным только за прошлый год собрало 60 миллиардов тенге в виде этого утилизационного сбора.

На пленарном заседании я был единственным депутатом, проголосовавшим против этого законопроекта. А ведь он не имеет никакого политического характера! Это чистое мошенничество и воровство. По сути, они хотят вытащить огромные деньги из кармана налогоплательщиков и переправлять их в какое-то ТОО, которое никто не может проверить, включая Счетный комитет или Комитет финансового мониторинга. Никто не сможет проверить, куда они тратят, все абсолютно непрозрачно. И таких прецедентов очень и очень много, но против них никто не может возразить. Власть просто силой протаскивает такие законопроекты. Я внутренне не мог с этим смириться и считаю, что пора чиновникам говорить правду и останавливать их в нужный момент. Хватит, мы будем называть белое белым, черное черным. Мы все такие же граждане Казахстана, как и люди, сидящие во власти. Я думаю, что в Казахстане должна появится сила, которая будет говорить правду и будет останавливать этих людей.

– Скажите пожалуйста, кто это «мы»? Вы имеете в виду «El Tiregi»? Каковы ваши ближайшие планы?

 Даже если нас не зарегистрируют как общественную организацию, ничего в этом страшного нет. Мы все равно будем оказывать давление. Сейчас перед нами стоит несколько задач. «El Tiregi» объявила о создании политической партии. Это примерно 1000 человек, но в регионах нас поддерживает гораздо больше людей. По требованию законодательства мы подали заявление в министерство юстиции о регистрации от имени тысячи человек. Следующий этап - проведение съезда в конце января - в начале февраля. Там соберем всех членов инициативной группы, утвердим платформу и программу движения, выберем руководящие органы, определим филиалы в регионах и после этого в течение четырех месяцев мы должны собрать подписи 20 тысяч человек со всех регионов Казахстана. На самом деле, нас поддерживают намного больше людей. Мы эти списки подадим в минюст и будем ожидать регистрации. Если нам откажут, то мы оставляем за собой право усиливать давление, говорить об этом на всех уровнях, включая международный. Мы намерены выполнить все требования законодательства. Но если власть нас не зарегистрирует даже после этого, то в глазах мировой общественности она покажет себя диктаторским режимом.

– А что стало триггером вашего демарша? Что случилось? Ведь до сих пор вы не были конфликтным человеком?

 Триггером послужили, наверное, два момента. Первый - события в Арыси. Если вы помните, я был первым депутатом, который туда вылетел, хотя на меня, конечно, после этого обиделись. Большие чиновники спрашивали, почему я это сделал без согласования с ними. Но это мой родной регион, я родился в Шардаре, рядом с Арысь. Это родные для меня места, это для меня родные люди. Меня, как депутата, даже пропустили через блокпосты, и у меня была возможность увидеть все своими глазами, побеседовать с людьми. Тогда я был шокирован абсолютным непрофессионализмом наших госорганов. По телевизору в это время сообщали, что, якобы, всех людей эвакуировали. Я со всей ответственностью могу заявить, что никакой эвакуации со стороны госорганов не было. Люди делали это самостоятельно. Они сами выбежали за пределы Арысь и поднялись на холм, потому что кто-то пустил слух, что вот-вот прорвет рядом находящееся водохранилище и все потопит. Представляете, лето +50 градусов жары и люди под солнцем до обеда стояли на этом холме. Никто к ним на помощь не приехал, никто оттуда их не забрал. Пожар начался примерно в 5 утра, а первые взрывы снарядов и ракет начались в 9:15, но за это время никто не объявил тревогу, никто не предупредил местных жителей, пока снаряды уже не начали падать им на голову. А ведь при таких чрезвычайных ситуациях должно быть четкое взаимодействие между МВД, Минздравом и ЧС. А там была полная растерянность при абсолютном бездействии государственных органов. Я понял, что ржавчина коррупции, безответственности настолько разъели изнутри наши государственные органы, что они не способны адекватно ответить даже на локальные ЧС. Сотни семей с маленькими детьми остались под открытым солнцем в жару без воды, пищи, памперсов для детей. И при этом, я не встретил там ни одного представителя госорганов, акимата, который бы объяснил людям алгоритм дальнейших действий. Все люди бросились ко мне, как к единственному представителю власти. И тогда люди спросили меня: почему, когда люди выходят на митинги, чиновники так слаженно работают, приезжают автобусы с спецназом, упаковывают всех в автобусы. А когда произошел взрыв в Арыси, нет ни автобусов, ни спецназа?

Вторым триггером послужила ситуация, сложившаяся летом в разгар пандемии. Ситуация повторилась: полная раскоординированность госорганов, люди остались наедине со своими проблемами, несмотря на то, что были выделены огромные деньги. Человек умирает, у него уже удушье, он пытается обратиться в больницы, но ему отказано даже в приезде скорой помощи. В конечном счете мы получили эту ужасающую смертность. Только в июле погибло около 25 тысяч человек. Все эти вопиющие факты вызывают очень большие вопросы к системе государственного устройства, к политической системе Казахстана в целом. Корень всех этих проблем в коррупции, в низкой эффективности государственного управления. Любое ЧС или неожиданный фактор парализует все системы жизнедеятельности. Наше государственные органы абсолютно не способны адекватно ответить на этих вещи. Почему это происходит? Потому, что чиновники абсолютно не ответственны перед населением. Они только замазывают глаза красивой статистикой одному человеку, как правило, президенту. А то, что происходит реально внутри государства, никого не волнует. Акимам всех регионов главное понравится одному человеку - президенту, показать ему красивые улицы и проекты. В итоге это все приводит к тому, что наша страна, даже обретя независимость, известность в мире, превращается в тонущего «Титаника». Пришло время собраться и провести реформы так, чтобы взаимодействие между народом и властями было налажено. Нужно концепцию слышащего государства реализовать в реальности, не только на словах. Мы не призываем выходить на улицу. Мы говорим, давайте мобилизуемся, ведь мы же все в одной лодке. Мы призываем садиться за стол переговоров, но пока никто нас не слышит.

– Недавно вы опубликовали пост о готовящейся информационной атаке в ваш адрес. Вы можете заранее сказать, какие претензии к вам действительно могут быть обоснованы?

 Я сразу могу сказать, что никогда не нарушал законы нашей страны. Где бы я не работал, всегда старался работать чисто и прозрачно, заслужить доверие тех людей, ради которых работал на определенных должностях. Поэтому, нет ничего такого за то, что меня можно было бы привлечь к ответственности. Но я прекрасно знаю, и опыт предыдущих политиков показывает, что придумать можно все что угодно, и осознаю все эти риски. Но прекращать говорить правду или свою политическую деятельность я не буду. Если государство пойдет на положительные реформы, которые будут позитивно восприниматься населением, то я готов поддерживать такое правительство. Это не будет критика ради критики. Но, если правительство будет делать какие-то неправильные и неэффективные вещи, я просто не прекращу об этом говорить. Я буду доказывать это фактами и цифрами. Я изнутри знаю всю систему, знаю, как это все работает. Внутри есть аналитики, инициативные группы, мы будем все анализировать и показывать народу. Остановить меня в этом плане они не смогут.

– Когда вы говорите о том, что общество не довольно властью, с вами трудно не согласиться. Но в то же время население достаточно прагматично и аполитично. Согласна с вами, что будет низкий порог явки и, скорее всего он будет обеспечено за счет тех же самых учителей, врачей и госслужащих. Но, тем не менее, сейчас в Казахстане настал тот период, когда все время идет что-то не так. Каковы ваши прогнозы?

 Мы уже сейчас видим, что настало время, когда невозможное становится возможным. Например, кто ожидал, что будет такая пандемия? Да, до сих пор население молчало, закрывало глаза на какие-то вещи, то так не может быть вечно. Люди все больше и чаще выражают свое недовольство, особенно в социальных сетях, народ начнет заявлять о своих правах. И от этого никуда не денешься. Коронокризис сильно ударил по экономике страны, падение доходов будет все ощутимей. Властям нужно очень серьезно задуматься о переменах. Пора хотя бы налаживать взаимодействие с народом, слышать о его проблемах, и конечно же, в первую очередь, очень серьезно работать над повышением доходов населения, иначе последствия могут быть очень серьезными. Во время пандемии государство заставило очень многих людей сидеть дома, при этом не сказав, на что им жить. До сих пор государство не может дать адекватных ответов на эти вопросы. Поэтому, я думаю, что все возможно.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33