суббота, 12 июня 2021
,
USD/KZT: 427.15 EUR/KZT: 519.12 RUR/KZT: 5.81
Прокуратура Алматы не нашла признаков экстремистской группы в деле активистов оппозиции На активиста Жанболата Мамая могут подать в международный суд за критику сборки автобусов Назначен новый глава Антикора по Алматы Глава МВД о кеттлинге во время митингов: «Наши полицейские всегда стоят без оружия, без дубинок, без газа» В Алматы прошло заседание по демаркации казахстанско-узбекской границы Депутат призвал государство начать регулировать цены на конину и баранину Судебным приставам могут запретить пистолеты и электрошокеры В Казахстане хотят запретить разглашение переговоров при подготовке к арбитражным разбирательствам Началась эвакуация казахстанцев из сектора Газа Два фильма сняли про Токаева В Семее задержана блогер, критиковавшая акима ВКО. Пытаются задержать предпринимателя Казахстан стал первой страной в СНГ по реализации проекта электронного расследования Активист Альнур Ильяшев просит суд признать действия властей политрепрессиями Строители «Абу-Даби Плаза» требуют выплаты зарплат за два месяца Эксперты прогнозируют рост инфляции и ослабление тенге Казахстан планирует выпускать QazVac на экспорт Посещаемость кинотеатров в Казахстане сократилась в четыре раза на фоне пандемии Эмир Катара поздравил Токаева с разработкой отечественного препарата против коронавируса Казахстан не может полагаться только на внутренние инвестиции – Токаев В Казахстане вводится утильсбор на кабель. Общественники собираются на митинг Остановить репрессии против Навального призвали в США Мамин отчитался Токаеву по итогам социально-экономического развития Казахстана Мамин поручил контролировать рост цен на стройматериалы Цены на товары и услуги растут на фоне инфляции Россия продлевает аренду космодрома «Байконур» до 2050 года

Последний шанс Меркель

Ян-Вернер Мюллер

Заседание Европейского совета на этой неделе правильно называют «саммитом Судного дня». Его омрачают не только кошмарная зимняя волна пандемии Covid-19 и перспектива хаотичного Брексита без соглашения, но и противостояние с правительствами Венгрии и Польши, которые взяли сотни миллионов людей в заложники, пригрозив наложить вето на фонд восстановления после пандемии и на бюджет Евросоюза на 2021-2027 годы.

Венгрия и Польша пытаются заблокировать вступление в силу нового механизма «верховенства закона», который не позволит выкачивать деньги из ЕС на коррупционные цели – этой практикой печально знаменит клептократический режим премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. Дольше всех в ЕС на посту главы правительства страны находится канцлер Германии Ангела Меркель, и именно она вмешалась в ситуацию, пытаясь найти выход из этого тупика и призвав «все стороны» приготовиться «пойти на компромисс в той или иной степени».

Но почему ЕС должен идти на компромисс в вопросе такой фундаментальной ценности (закреплённой в Лиссабонском договоре), как верховенство закона? Почему налогоплательщики ЕС должны смириться с тем, что их с трудом заработанные евро обогащают авторитарных правителей и их окружение? Европейцам следует не довериться Меркель в организации этой сделки, а напомнить ей о том, что это её последний шанс доказать, что она реально заботится о демократии и верховенстве закона.

Дело в том, что именно партия Меркель – Христианско-демократический союз (ХДС) – и её братская партия в Баварии Христианско-социальный союз (ХСС) изначально дали Орбану возможность создать свой авторитарный режим. И именно она выдвинула кандидатуру Урсулы фон дер Ляйен на пост председателя Еврокомиссии, а та не смогла защитить независимость польской судебной системы от правительства этой страны, сформированного шовинистической, популистской и всё более дерзкой партией «Право и справедливость» (ПиС).

Закипающий в Европе «кризис верховенства закона» всегда казался каким-то более абстрактным и менее актуальным, чем другие проблемы за долгое время правления Меркель. Среди них были кризис евро, кризис беженцев 2015 года, а теперь и Covid-19. Но именно кризис верховенства закона является самой сильной угрозой для морального ядра ЕС – и для его повседневной деятельности.

Хотя Евросоюз часто карикатурно изображают как какое-то далёкое и чуждое супергосударство, в реальности он тесно работает вместе со странами-членами и с их помощью, реализуя единую политику. Ещё важнее то, что ЕС функционирует, прежде всего, как правовое сообщество, в котором национальные суды выполняют также роль европейских судов. Такая система не может работать без взаимного доверия, потому что она опирается на признание национальными судами решений судов других стран ЕС. Если судебная система в одной из стран оказывается захвачена авторитарным правительством, которое преследует политически нелояльных судей (как это происходит в Польше), нельзя ожидать от судов других стран признания её произвольных решений.

Предполагается, что Еврокомиссия должна быть «защитником договоров», закрепляющих фундаментальные европейские ценности. Но контроль за их соблюдением на фоне нарушений стран-членов обычно оказывается слишком слабым и слишком запоздалым. Еврокомиссия – после многих лет недобросовестного поведения Польши и Венгрии – продолжает наивно призывать к дальнейшему «диалогу», просто позволяя потенциальным самодержцам консолидировать власть – они кооптируют судей и создают новую реальность на местах.

Поскольку Еврокомиссия оказалась неспособна что-либо сделать, страны ЕС взяли этот вопрос в свои руки. Например, «Европейский ордер на арест» превращается в бессмысленную бумажку, потому что государства стали отказываться экстрадировать кого-либо в Польшу, где больше нет гарантии справедливого суда. В начале декабря парламент Нидерландов призвал голландское правительство привлечь Польшу к суду за её нарушения принципов верховенства закона, что потенциально может привести к двусторонней конфронтации. В такое нельзя было бы поверить, если бы Еврокомиссия действительно выполняла свою работу.

Тем временем Орбан в недавнем интервью обвинил Германию в «интеллектуальной индифферентности». По всей видимости, он подразумевает под этим неспособность видеть более широкую картину и нечувствительность к ситуации в малых странах ЕС. Орбан всё переворачивает с ног на голову: где Германия действительно была индифферентной, так это в вопросе защиты демократии и верховенства закона в находящейся под его властью Венгрии.

Пренебрежительное отношение Германии к базовым европейским ценностям лучше всего объясняется верной службой Орбана немецкому автопрому, что привело к появлению, по словам критиков, «Audi-кратии». Нет, конечно, отдельные члены меркелевского ХДС давно поднимают шум по поводу «красной черты», которую Орбану нельзя переходить, а иногда даже призывают исключить его партию «Фидес» из наднациональной Европейской народной партии – зонтичной группы консервативных партий в Европейском парламенте.

Тем не менее Орбан ни разу не заплатил какой-либо значимой политической или финансовой цены за своё поведение. Результатом этой политики умиротворения, как отметил один проницательный наблюдатель, стали его угрозы в адрес европейским «партнёрам», причём столь же брутальные, как и его угрозы внутри страны; он обвиняет их в том, что они превращают Евросоюз в подобие СССР.

Меркель заслужено хвалят за её противостояние атакам уходящего президента США Дональда Трампа на общие либерально-демократические ценности и на международные институты, а также за её решительную борьбу с пандемией. И она поступила смело, согласившись на определённую форму мутуализации долга стран ЕС в рамках нового фонда восстановления, что ставит Евросоюз на более твёрдый финансовый фундамент.

Но когда в следующем году Меркель уйдёт в отставку, она не оставит после себя последовательной системы, поддерживающей еврозону и европейские чаяния стать глобальной «нормативной державой», которая способна отстаивать демократию и верховенство закона. Защита этих ценностей Евросоюзом будет пустым звуком, пока он терпит страны, которые больше не соответствуют демократическим критериям.

Наследие Меркель выглядело бы иначе, если бы она осадила самопровозглашённых антилибералов Европы. Если она этого не сделает, это станет свидетельством того, что о ценностях всегда можно сторговаться и что ЕС легко шантажировать.

На инициированном Германией в Совете ЕС голосовании по вопросу о механизме верховенства закона такой механизм был бы, скорее всего, одобрен, потому что Венгрия и Польша не могут заблокировать решение, для принятия которого требуется лишь квалифицированное большинство. После этого маловероятно, что Орбан и правительство ПиС стали бы настаивать на дальнейшем придерживании 1,8 трлн евро, которые так отчаянно необходимы.

Что бы ни случилось, европейские налогоплательщики запомнят, что правительства этих двух стран скорее согласятся причинить всем острую боль, чем получать ресурсы, за которые следует надлежащим образом отчитываться. Орбан заявляет, что утверждение механизма верховенства закона стало бы для него политическим «суицидом». Но это явно проблема не Европы.

Ян-Вернер Мюллер – научный сотрудник Берлинского институты перспективных исследований, автор готовящейся к выходу книги «Демократия решает» (издательство Farrar, Straus and Giroux, 2021).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33