пятница, 30 июля 2021
,
USD/KZT: 424.51 EUR/KZT: 504.06 RUR/KZT: 5.81
Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль

Село обеспечит победу правящей партии. И опять проиграет

Именно сельчане, вольно или невольно, обеспечивают «нужный» результат на всех выборах. Однако именно их положение все эти годы в лучшем случае не улучшается, а нередко становится еще хуже. Таким образом, сельчане Казахстана, те, которые фактически нас кормят и поддерживают сельского хозяйство скорее вопреки, чем благодаря помощи государства, вновь оказываются орудием в электоральных играх, которые сейчас разыгрываются политическими партиями ради своих и чужих амбиций. И как всегда, о них забудут уже 11 января 2021 года.

Для начала немного статистики. Пусть она не честнее выборов по-казахстански, но все же дает кое-какую картину. Итак, по данным на уходящий год, численность сельских жителей страны составила 7 706 700 человек, что немногим больше 41 процента. Даже с учетом естественного прироста населения, по сравнению с прошлым годом она уменьшилась на 0,2 %. Это при том, что в 2009 году (если верить переписи), на селе жило 46 процентов. Кстати, в первое десятилетие нынешнего века наблюдался обратный эффект – люди уезжали из городов.

Конечно, определенную роль в этом играют различные административные реформы, в том числе, связанные с деурбанизацией в регионах, но очевидно, что народ продолжает перебирается в город, даже несмотря на карантинные санкции 2020-го. Не трудно понять, что казахстанцы это делают не потому, что не хотят работать на земле, а потому что работы на селе попросту нет. Кроме этого, нужно учитывать тот факт, что огромное количество наших соотечественников, перебравшихся в поисках лучшей доли в большие и не очень города, просто не попадают в официальные статистические данные.

Вместе с тем, сельские жители, по сравнению с городскими, являются более «сознательными», когда дело касается голосования. Причин тому несколько, в том числе привычка «отдавать гражданский долг», более свободное использование административного ресурса и так далее. Именно поэтому, как предполагается, политические партии включили в «обязательную программу» пункты, касающиеся развития села. Однако не все так просто.

В первую очередь, нужно принять во внимание то, что далеко не у всех партий есть представительства в регионах. Обязательные по законы областные филиалы здесь не в счет – речь идет о «ячейках» в сельских округах и отдаленных аулах. По сути, только партия власти имеет такой потенциал, да и то, по большей мере, за счет пресловутого административного ресурса. Поэтому даже если сами «игроки» считают, что их предвыборные программы реальны, то у них просто нет физической возможности донести их непосредственно до сельчан.

Другой немаловажной проблемой являются кадры, которые, как известно, решают многое. Так вот, у большинства партия в этом плане ощутимый дефицит, судя по представленным партийным спискам. Исключением здесь является НДППК «Ауыл», которой, как говорится, сам бог велел сделать упор на развитие, а точнее, возрождение полуразваленного сельского хозяйства. Другими словами, у действующих политических партий на деле очень мало специалистов, которые разбираются в проблемах села и, главное, знают, как эти проблемы решить.

Кроме этого, одно дело заниматься научно-практической деятельностью в аграрном секторе экономики, а другое, знать, какие политические (парламентские) рычаги нужно задействовать для улучшения жизни на селе. Даже не специалисту понятно, что большинство партийных программ в сфере АПК ограничиваются общими фразами и популистскими лозунгами. То есть, с большой долей вероятности можно сказать, все эти лозунги – не более, чем политчисекая реклама.

Действительно, нужно учитывать, что предвыборные обещания и реальные дела – это часто разные и иногда диаметрально противоположные вещи. Ведь три из пяти партий-игроков уже сидят в мажилисе, но особых продвижений в развитии сельского хозяйства мы не видим. Напротив, как мы отмечали выше, именно эти годы отметились оттоком сельского населения в города, что является лучшим показателем того, что в сельском хозяйстве у нас, мягко говоря, не все в порядке. И это несмотря на роль «главенствующей роли» партии власти и ее членов практически на всех ключевых местах в Минсельхозе и местных органах власти – с этой позиции предвыборные обещания «Нур-Отана», вообще, выглядят лукаво, если даже не кощунственно.

Вообще, многим не понятно, как разделять действия и бездействие властей в области аграрного сектора и политику партии власти. Ведь если «Нур Отан» говорит о каких-то достижениях в этой области, приписывая себе все плюсы, то почему молчит о минусах? Ведь еще на слуху скандалы, связанные с коррупцией в Минсельхозе, с ущербом, понесенными фермерами «благодаря» неадекватным карантинным санкциям, с тем же далеко неоднозначным утильсбором и тому подобными вещами. Впрочем, достижения партии и правительства в виде увеличения государственных вливаний в село трудно назвать прорывными, и уж тем более, успешными – часто это бывает только для извлечения коррупционной прибыли или просто тормозиться бюрократическими проволочками.

Также следует помнить, что проблемы сельского хозяйства лежат и в социальной сфере. Многие аулы до сих пор живут без качественной питьевой воды, нет школ и даже фельдшерских пунктов, не говоря уже о полноценных поликлиниках и больницах. Да, эти пункты тоже входят в предвыборные программы большинства партий, точно также, как выходили в электоральные обещания во все прошлые разы.

Вы будете правы, если скажете, что это относится ко всем сферам экономики, социальной сферы и даже политики, но мы сегодня делаем упор на селе. И здесь встает вопрос, который так или иначе поднимается всеми без исключения «игроками» – проблема продажи земли. А это для всех в большей степени политический вопрос, а не экономический. Более того, о нуждах сельчан в нем вспоминают в последнюю очередь, если вообще вспоминают. Ведь для тех, кто в прямом смысле оторван от земли, совершенно безразлично, как моратории сказываются на развитии фермеров? Это, конечно, отдельная тема для разговора, тем более, есть вероятность, что власти готовят обходные пути, но в любом случае, если проблема будет решаться только с политической точки зрения, то реальному крестьянину это ничем хорошим не грозит – особенно, если на этом деле решат «навариться» большие и малые латифундисты.

А теперь опять вернемся к статистике. Как показывает практика, именно на селе люди ходят голосовать больше, чем в городах. По официальным данным, в некоторых сельских округах на избирательные участки нередко приходят до 100 процентов местного населения, когда как в больших городах, в лучшем случае, этот показатель равен 35-40 процентам (повторим – это по данным ЦИК). Кроме вышеописанных причин, естественно, здесь срабатывает фальсификации – ведь в селе, где если даже есть наблюдатели, то они свои – соседи-родственники, которые не станут поднимать шум, если в урну уйдут все оставшиеся бюллетени. Поэтому несмотря на фактическое снижение численности сельского населения, его процент в общих по республике протоколах имеет важное и даже первостепенное значение.

Таким образом, сельчане Казахстана, те, которые фактически нас кормят и поддерживают сельского хозяйство скорее вопреки, чем благодаря помощи государства, вновь оказываются орудием в электоральных играх, которые сейчас разыгрываются политическими партиями ради своих и чужих амбиций. Еще раз подчеркнем – это, в первую очередь, касается тех, кто уже заседает в парламенте. Ведь именно они, в лучшем случае, бездействовали, когда жизнь на селе ухудшалась с каждым годом и продолжает ухудшаться сейчас. Но теперь они вновь кормят электорат сладкими обещаниями, не веря в них даже сами. А если они получат законодательную власть (которая, как известно, на этот раз будет круче), то тут же позабудут о сельчанах, лоббируя только свои интересы и интересы своих ФПГ, которые вряд ли коснуться жизни аграриев.

Фото на обложке https://iznanka.kz

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33