вторник, 21 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.73 EUR/KZT: 498.32 RUR/KZT: 5.81
Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией

Что может вызвать войну между США и Китаем?

Джозеф С. Най младший

Когда министр иностранных дел Китая Ван И недавно призвал к перезагрузке двусторонних отношений с Соединенными Штатами, официальный представитель Белого дома ответил, что США рассматривают эти отношения как жесткую конкуренцию и для этого требуется позиция силы. Очевидно, что администрация Президента Джо Байдена не просто меняет политику Трампа.

Некоторые аналитики полагают, что отношения США и Китая вступают в период конфликта, в котором устоявшийся гегемон противостоит все более могущественному противнику.

Я не настолько пессимистичен. На мой взгляд, экономическая и экологическая взаимозависимость снижает вероятность настоящей холодной войны, а тем более горячей, поскольку у обеих стран есть стимул к сотрудничеству во многих областях. В то же время, всегда возможен просчет, и некоторые в этом видят опасность “сомнамбулического движения” к катастрофе, как это произошло с Первой мировой войной.

История изобилует случаями неправильного представления о меняющемся балансе сил. Например, когда Президент Ричард Никсон в 1972 году посетил Китай, он хотел уравновесить то, что он рассматривал как растущую Советскую угрозу для приходящей в упадок Америки. Но то, что Никсон интерпретировал как спад, на самом деле было возвращением к нормальному состоянию искусственно завышенной доли Америки в мировом производстве после Второй мировой войны.

Никсон провозгласил многополярность, но два десятилетия спустя, за этим последовал конец Советского Союза и однополярный момент Америки. Сегодня, некоторые китайские аналитики недооценивают устойчивость Америки и прогнозируют доминирование Китая, но это тоже может оказаться опасным просчетом.

Не менее опасно то, что американцы либо переоценивают, либо недооценивают мощь Китая, и в США есть группы, у которых есть экономические и политические стимулы делать и то, и другое. Если измерять в долларах, экономика Китая составляет примерно две трети экономики США, но многие экономисты ожидают, что где-то в 2030-е годы Китай обойдет США, в зависимости от прогнозов темпов роста Китая и Америки.

Признают ли американские лидеры — это изменение таким образом, который позволит установить конструктивные отношения, или они поддадутся страху? Пойдут ли китайские лидеры на больший риск, или китайцы и американцы научатся сотрудничать в производстве глобальных общественных благ в условиях меняющегося распределения силы?

Напомним, что Фукидид объяснил войну, раздиравшую древнегреческий мир, двумя причинами: появлением новой силы и страхом, который это породило в установленной власти. Вторая причина не менее важна, чем первая. США и Китай должны избегать преувеличенных страхов, которые могут привести к новой холодной или горячей войне.

Даже если Китай превзойдет США и станет крупнейшей экономикой мира, национальный доход не является единственным показателем геополитической мощи. Китай сильно отстает от США по “мягкой силе”, а военные расходы США почти в четыре раза превышают расходы Китая. Несмотря на то, что в последние годы военный потенциал Китая увеличился, аналитики, внимательно изучающие военный баланс, приходят к выводу, что Китай, скажем, не сможет исключить США из Западной части Тихого океана.

С другой стороны, США когда-то были крупнейшей торговой экономикой мира и крупнейшим двусторонним кредитором. Сегодня почти 100 стран считают Китай своим крупнейшим торговым партнером, по сравнению с 57 странами считающими таковым США. В течение следующего десятилетия, Китай планирует предоставить более 1 триллиона долларов на инфраструктурные проекты в рамках инициативы “Один пояс, один путь”, тогда как США помощь сократили. Китай достигнет экономической мощи за счет огромного размера своего рынка, а также своих зарубежных инвестиций и помощи в целях развития. Общая мощь Китая относительно США, вероятно, возрастет. 

Тем не менее, балансы сил сложно оценить. США сохранят некоторые долгосрочные преимущества в силе, которые контрастируют с уязвимыми местами Китая.

Одним из них является география. США окружены океанами и соседями, которые, вероятнее всего, останутся дружественными. Китай граничит с 14 странами, а территориальные споры с Индией, Японией и Вьетнамом ограничивают его жесткую и мягкую силу.

Энергетика – это еще одна область, в которой Америка имеет преимущество. Десять лет назад, США зависели от импорта энергии, но сланцевая революция трансформировала Северную Америку из импортера энергии в экспортера. В то же время, Китай стал более зависимым от импорта энергоносителей с Ближнего Востока, которые он должен транспортировать морскими путями, что подчеркивает его сложные отношения с Индией.

США также обладают демографическим преимуществом. Это единственная крупная развитая страна, которая, согласно прогнозам, сохранит свой глобальный рейтинг (третье место) по численности населения. Хотя темпы роста населения США в последние годы замедлились, они не станут отрицательными, как в России, Европе и Японии. Между тем, Китай справедливо опасается “состариться раньше, чем разбогатеет”. Индия вскоре станет самой густонаселенной страной, а в 2015 году численность ее рабочей силы достигла пика.

Америка также остается в авангарде ключевых технологий (био, нано, информация), которые в XXI веке имеют ключевое значение для экономического роста. Китай вкладывает значительные средства в исследования и разработки, и хорошо конкурирует в некоторых областях. Но 15 из 20 ведущих исследовательских университетов мира находятся в США; в Китае нет ни одного.

Те, кто провозглашают Pax Sinica и упадок Америки, не учитывают весь спектр силовых ресурсов. Американское высокомерие всегда представляет опасность, но не менее опасен и преувеличенный страх, который может привести к чрезмерной реакции. Не меньшую опасность представляет рост китайского национализма, который в сочетании с верой в упадок Америки заставляет Китай идти на огромный риск. Обе стороны должны остерегаться просчетов. В конце концов, как правило, самый большой риск, с которым мы сталкиваемся – это наша способность ошибаться.

Джозеф С. Най-младший – профессор Гарвардского университета и автор книги Do Morals Matter? Presidents and Foreign Policy from FDR to Trump.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33